МЕЖДУНАРОДНЫЕ ТОРГОВЫЕ ПОЗИЦИИ И ТОРГОВАЯ ПОЛИТИКА СТРАН ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ И КАРИБСКОГО РЕГИОНА

Внешний рынок и международная торговля традиционно занимают важное место в экономической жизни латиноамериканских стран. В условиях капитализма и свободной конкуренции внешняя торговля являлась главной формой внешних экономических связей региона. Она опосредствовала весь воспроизводственный механизм на континенте, являясь решающим фактором, определявшим экономические позиции ведущих капиталистических держав в Латинской Америке, использовалась ими как основной инструмент экономической политики.

С перерастанием капитализма свободной конкуренции в монополистический, а затем и государственно-монополистический капитализм, с выдвижением на передний план вывоза капитала, выступавшего в качестве исходной базы для втягивания Латинской Америки в мировое капиталистическое хозяйство, значение внешней торговли относительно снизилось. Ее развитие стало во многом зависеть от экспорта капитала. Вместе с тем внешняя торговля продолжала играть ключевую, самостоятельную роль в определении темпов и пропорций общественного производства, возможностей накопления, удовлетворения потребностей внутреннего рынка и развитии других важных экономических процессов. Она активно использовалась западными монополиями для установления контроля над экономикой региона и эксплуатации его ресурсов.

На современном этапе значение внешней торговли в системе международных экономических отношений Латинской Америки постепенно возрастает. Это связано, прежде всего, с изменениями, наметившимися в сфере вывоза иностранного капитала, что проявляется в определенном ограничении былой бесконтрольной деятельности международных монополий, известном сужении возможностей для приложения иностранного капитала, относительно более жестком регулировании эксплуататорской практики иностранных инвесторов, трансформации их реального потенциала. В 2011 г. иностранные инвестиции в Латинской Америке составили 153,4 млрд долл. Но из них 46% (70,5 млрд долл.) приходилось на долю реинвестиций полученных прибылей. Перевод прибылей за границу превысил 85 млрд долл. Таким образом, реальная финансовая эффективность иностранных инвестиций оказалась для Латинской Америки нулевой. Это связано и с заметными сдвигами в самой внешней торговле, которые являются результатом усиливающейся борьбы латиноамериканских стран за превращение этой отрасли в действенный инструмент национального развития.

Сильная зависимость от внешнего рынка – одна из характерных черт экономики Латинской Америки. Своими корнями эта зависимость уходит в эпоху владычества испанских и португальских колонизаторов, использовавших колониальное господство для насаждения в колониях таких форм хозяйственной жизни, которые были призваны обслуживать нужды метрополий.

Завоевание политической независимости не изменило экономического статуса латиноамериканских государств. Пришедшие на смену испанским и португальским колонизаторам западноевропейские державы (Англия, Франция, Голландия), а позднее США проводили в отношении латиноамериканских стран политику, нацеленную на то, чтобы приспособить латиноамериканское хозяйство к своим собственным нуждам и потребностям. Вывоз капитала и внешнеторговые связи активно использовались для того, чтобы придать экономике латиноамериканских стран характерную для колоний монотоварную аграрно- сырьевую специализацию. Превращение большинства латиноамериканских стран в "банановые", "кофейные", "сахарные", "медные", "нефтяные" республики явилось результатом этого колониального курса. Зависимость от сбыта одного-двух товаров на внешнем рынке стала профилирующей чертой экономики латиноамериканских государств. Она придавала огромную неустойчивость всему производственному процессу в регионе, ибо любые, даже сравнительно небольшие колебания конъюнктуры на мировом рынке оборачивались крупными валютными потерями для латиноамериканских стран, ставили их в тяжелое экономическое положение.

Одновременно западноевропейские державы и США, стремясь использовать в своих интересах латиноамериканские рынки сбыта, проводили политику искусственного торможения промышленного развития региона, активно боролись против попыток национального капитала наладить собственное производство товаров для обеспечения потребностей внутреннего рынка. Спой спрос на большинство промышленных товаров потребительского назначения латиноамериканские страны были вынуждены удовлетворять за счет ввоза извне. Это ставило регион в сильнейшую зависимость от внешнего рынка по линии импорта.

Подобная ситуация находилась в непримиримом противоречии с коренными национальными интересами латиноамериканских государств. В силу этого линия на ослабление зависимости от внешнего рынка рассматривалась как одна из важнейших задач. Она реализовывалась в форме стратегии импортозамещающей индустриализации и диверсификации товарной структуры экспорта. Эта задача сохранила свое важное значение и в новейший период, когда латиноамериканские страны перешли от стратегии импортозамещающей индустриализации к модели открытой экономики. Последняя была ориентирована на интенсивное использование внешнеторговых связей и привела к заметному повышению роли внешней торговли в экономике. В 1980 г. экспортная квота (отношение между экспортом и ВВП) в регионе составляла 11%, в 1990 г. – 12%, в 2000 г. – 18%, в 2008 г. – 24,6%. Импортная квота (доля импорта в ВВП) возросла с 16,1% в 1980 г. до 24,3% в 2008 г. Соотношение внешнеторгового товарооборота и ВВП стран Латинской Америки, характеризующее степень открытости экономики, в 1980– 2008 гг. повысилось с 27,1% до 48,9%. В условиях мирового финансово-экономического кризиса 2009 г. этот показатель несколько снизился (до 39,6%). Однако в последующие годы он не только достиг, но и превысил докризисный уровень (49,6% в 2012 г.). По отдельным странам данный показатель весьма варьируется. В 2009 г. для Аргентины он составлял 37,4%, Бразилии – 22,6%, Мексики – 59,3%, Колумбии – 35%, Чили – 86,3%, Уругвая – 52%, Эквадора – 61,5%.

Таблица 14.1

Динамика внешней торговли, млн долл.

Год

Товары

Услуги

Общее сальдо

экспорт (ФОБ)

импорт (ФОБ)

сальдо

экспорт (ФОБ)

импорт (ФОБ)

сальдо

1980

91 591

92 462

-871

17 373

28 978

-11 605

-12 476

1985

97 500

63 237

34 263

17819

22 533

-4714

29 549

1990

136 995

105 261

31 734

28 578

35399

• 6821

24 913

1995

229 493

226 203

3290

40 850

54 115

-13 265

-9975

2000

358 863

355 272

3591

54 387

69 272

-14 885

-11 274

2002

346 416

322 776

23 640

51 216

63 904

-12 688

10 952

2005

584 071

510 156

73915

82 931

93 032

-10 101

63 054

2008

906 206

868 022

38 184

126 774

142 201

-15 427

22 757

2009

704 469

653 463

51 066

103 827

134 358

-30 531

20 535

2010

892 573

846 401

46 172

117 906

165 340

-47 434

-1262

2011

1 106 341

1 035 729

70 612

132 094

197114

-65 020

5592

2012

1 121 879

1 073 892

47 987

133 786

202 606

-68 820

-20 833

Источники: CEPAL, Anuario estadistico de America Latina у el Caribe 2003, Mayo 2004, Anuario estadistico de America Latina у cl Caribe 2008, Febrero 2009, WTO International Trade Statistics, 2009; Balance preliminar de las economias de America Latina у el Caribe 2012, Santiago de Chile, diciembre de 2012.

В 1980–1990-е гг. в странах Латинской Америки произошли серьезные сдвиги в торговой политике. Они содержали два ключевых элемента: во-первых, была осуществлена либерализация импортных режимов и, во-вторых, была сделана ставка на всемерное форсирование экспорта. Первое направление было реализовано в форме общего снижения уровня таможенных пошлин, сокращения числа облагаемых товаров, уменьшения разрыва между ставками таможенных тарифов, ликвидация нетарифных ограничений. Импортное разоружение носило во многом односторонний характер и привело к открытию латиноамериканского рынка и заметному росту импорта. Ключевые партнеры региона активно использовали новую обстановку для расширения сбыта на латиноамериканских рынках. Что касается экспорта, то стимулирующий эффект осуществлявшихся мер был относительно ограничен. Заметный рост экспортной выручки региона (в частности в 2003–2008 гг.) был связан в значительной степени с благоприятной конъюнктурой на мировом рынке и ростом цен на сырье, продовольствие и энергоносители.

Таким образом, за последние десятилетия динамика развития внешней торговли стран Латинской Америки ускорилась. За 1980–2012 гг. товарооборот региона по стоимости вырос почти в 12 раз. В условиях кризиса 2009 г. имело место сокращение импорта примерно на 25% и экспорта на 23%. Однако в 2010–2012 гг. докризисный уровень был не только восстановлен, но и заметно превышен. Тем не менее, позиции Латинской Америки на мировом рынке остаются слабыми. Доля региона в мировом экспорте, составлявшая в 1948 г. 13,2%, упала в 1980-е гг. до 3,9%. К 2000 г. она повысилась до 5,4%, а в 2010–2012 гг. составляла 5,5-5,7%. В некоторых секторах международной торговли Латинская Америка играет более важную роль. Ее доля в мировом экспорте продовольствия составляет 13%, на рынке топлива и минерального сырья – 8%. По отдельным сельскохозяйственным и сырьевым товарам регион занимает в мире лидирующее положение. На его долю приходится почти половина мирового производства сои, примерно одна треть мирового производства мяса, 45% меди, более 20% молибдена, цинка, олова, 40% этанола.

В целом за последние десятилетия странам Латинской Америки, несмотря на прилагаемые усилия, не удалось расширить свои позиции на мировом рынке. Это было связано прежде всего со специфическим характером участия стран Латинской Америки в международном разделении труда. Углубление международного разделения труда, его переход на новую, более высокую ступень – от межотраслевого к внутриотраслевому и от частного к единичному разделению труда – стали в послевоенный период основной движущей силой ускоренного расширения международных экономических обменов, в том числе и мировой торговли. Но эти процессы затрагивали преимущественно развитые капиталистические государства, где имелись необходимые предпосылки для налаживания специализации и кооперирования производства на базе подетального и технологического (пооперационного) разделения труда. Их непосредственным результатом стали ускоренный рост международного обмена готовыми изделиями и полуфабрикатами, совершавшегося преимущественно между развитыми капиталистическими государствами, заметное повышение роли готовой продукции в международной торговле и соответствующее снижение в международном товарообороте значения минерального сырья (за исключением жидкого топлива) и сельскохозяйственных товаров, торговля которыми развивалась значительно более низкими темпами.

К этим процессам удалось в определенной степени подключиться ряду развивающихся государств (страны Южной и Юго-Восточной Азии), а также Китаю, где быстро прогрессировало промышленное развитие на основе активного взаимодействия с иностранным капиталом. Что касается Латинской Америки, то в силу низкого уровня развития производительных сил и сохранения аграрно-сырьевой специализации, она оказалась во многом изолированной от ключевых процессов углубления международного разделения труда. Обобщающий показатель этих явлений – доля в экспорте так называемой "промежуточной продукции" (составляющей основу внутрифирменного оборота в рамках международных производственных комплексов). Если в мировом экспорте доля этой продукции превышает 50%, то в экспорте стран Латинской Америки она составляет менее 10%.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >