Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экономика arrow Международная торговая политика

Источники правового регулирования контрактных отношений в международной торговле

История торгово-контрактного права насчитывает несколько тысячелетий, начиная с тех давних времен, когда первые торговые караваны стали осваивать рынки сопредельных территорий, когда купцы начали строить и фрахтовать суда, тем самым внося вклад в развитие торговли с заморскими странами.

Практически во всех правовых памятниках древности встречаются властные установления о торговле, в том числе о мерах и весах, применяемых в торговой сфере, о правилах купеческой деятельности. Но наиболее детальную разработку торговые сделки, в первую очередь, сделки купли-продажи, получили в римском праве. Дальнейшее развитие торговых правил происходило в период становления и развития капиталистических экономических отношений, оказавших серьезное влияние на современный период так называемой постиндустриальной экономики.

Различают, по меньшей мере, три основных этапа (периода) эволюции торгово-контрактного права.

В первый или, как его нередко называют в специальной литературе, итальянский, период (XI–XVI вв.) произошло зарождение торгово-контрактного права. Именно в это время Италия, находящаяся на пересечении множества торговых, в первую очередь морских, путей, являлась не только одним из наиболее экономически развитых регионов, но и осуществляла посредничество в торгово-экономических связях стран Средиземноморского региона.

В рассматриваемый период в средневековой Италии, являющейся страной происхождения бухгалтерии (большое число терминов, используемых в бухгалтерском деле, имеют итальянские корни), получила развитие специальная торговая юрисдикция, сформировались морские обычаи, стало практиковаться и регламентироваться страхование судов и перевозимых на них товаров – морское страхование.

Второй, французский, период (XVI–XVIII вв.) связан с превращением Франции в одну из ведущих торговых держав. Начиная с XVI в. во Франции, при поддержке и покровительстве государства, значительно возрастает численность и роль торгового сословия. Поощряя торговлю, королевская власть Франции преследовала две стратегически важных цели – существенное пополнение казны за счет налогов, взимаемых с торгового оборота, в том числе внешнеторговых операций, и сплочения, консолидации государства вопреки действиям феодальной знати.

В исследуемый период появляются первые опыты, направленные на объединение правовых норм, регулирующих торговлю и контрактные правоотношения в торговой сфере – кодификация торгово-контрактного права. Торговый ордонанс, принятый в 1673 г. и действовавший более 130 лет, считается первым кодифицированным источником торгово-контрактного права. Существенное влияние на законодательство, в том числе и торгово-контрактное, европейских стран оказали так называемые наполеоновские Гражданский (1804) и Торговый (1807) кодексы.

Оба этих кодекса получили непосредственное, прямое применение в Бельгии, Голландии, Италии, Швейцарии и в других государствах; их влияние сказалось и на российском законодательстве.

Третий, германский, период (XVIII–XIX вв.) приходится на то время, когда, на самом деле, наиболее экономически развитой страной являлась Великобритания, именно на это государство приходилась основная доля мирового товарооборота, но в силу особенностей правовой системы, основанной, в первую очередь, на законодательной силе судебного прецедента, ее вклад в развитие торгово-контрактного права был не столь значителен, нежели вклад Германии.

Рассматриваемый германский период, с правовой точки зрения, характеризовался в первую очередь тем, что в 1861 г. был принят Всеобщий немецкий (германский) торговый кодекс, установивший общие правила товарного обращения на территории страны. В этот период Германия, как и в период феодальной раздробленности, продолжала представлять собой конгломерат из почти сотни разрозненных княжеств, герцогств, свободных городов. Все они настолько подозрительно или враждебно относились друг к другу, что отказались принять единый гражданский кодекс. При этом идея общего торгового кодекса, не затрагивающего суверенитета и политических устремлений, амбиций каждого из субъектов, оказалась наиболее приемлемой практически для них всех.

Всеобщий германский торговый кодекс сыграл поистине выдающуюся роль в развитии торгово-хозяйственных связей в стране, в формировании единого немецкого рынка; стал мощным инструментом консолидации страны. Как утверждают исследователи, последовавшее при канцлере Отто фон Бисмарке политическое объединение Германии было завершением состоявшегося под влиянием Торгового кодекса экономического слияния. В 1896 г. уже в единой Германии был принят гражданский кодекс, и с этого времени необходимость в существовании отдельного Торгового кодекса практически отпала. Однако с учетом того, какую огромную роль Торговый кодекс 1861 г. сыграл в превращении страны в централизованное и мощное государство, в 1897 г. было осуществлено его переиздание.

Опыт Германии оказал существенное влияние на многие европейские страны, где наряду с гражданскими были приняты самостоятельные торговые кодексы. Европейская законодательная практика получила свое неожиданное развитие в такой закрытой на то время стране, как Япония, где в 1899 г. также был принят Торговый кодекс, во многом впитавший в себя германский и общеевропейский опыт. Рассмотренные кодексы продолжают действовать с соответствующими изменениями и дополнениями и в наше время.

Приведенная выше условная периодизация истории становления и развития торгово-контрактного права не является исчерпывающей. На протяжении тысячелетий торговая деятельность последовательно развивалась, но это развитие носило эволюционный характер. Однако в 1960-е гг. в США, а затем в странах Западной Европы произошла так называемая торговая революция, оставленная отечественными специалистами тех лет без должного внимания, хотя по значимости таковая имела последствия, сопоставимые с любой другой революцией, будь то культурная, политическая, научно-техническая или информационная.

Торговая революция, как отмечено выше, произошла в Соединенных штатах Америки, но ее результаты использовали и другие экономически (индустриально) развитые страны. Впоследствии, после перехода к рыночной экономике, результаты рассматриваемой торговой революции начали постепенно приносить пользу и нашей стране.

Свое выражение торговая революция нашла, в первую очередь, в резком и постоянном увеличении объемов продаж. За последние более чем три десятилетия объемы мировой торговли возросли более чем в пять раз. Во вторую очередь, существенным образом изменились методы организации производства и сбыта товаров. Производство стало базироваться на предварительном изучении потребностей в товаре, прогнозировании возможностей его продажи. Обязательным условием производства стали маркетинг, анализ спроса. В результате производство начало практически целиком определяться запросами покупателей. Была обеспечена достаточно строгая сбалансированность производства и продаж. Изготавливается только то и в таком количестве, что реально может быть реализовано. Подобные новшества коренным образом изменили общемировую экономическую структуру, что, в свою очередь, привело к формированию так называемой постиндустриальной экономики, когда определяющим является не производство, но потребности покупателя – потребителя.

Вышеперечисленные меры позволили устранить кризисы перепроизводства. Постиндустриальная, рыночная экономика приобрела черты высокой организованности, динамичности. Более того, советская плановая экономика не смогла обеспечить столь высокого уровня сбалансированности производства и потребления, была признана малоэффективной и полностью утратила свое значение.

В третью очередь, торговая революция привела к структурной перестройке сбыта и снабжения. Появились мощные посреднические звенья, занимающиеся продвижением товара. Такие звенья включают в себя головную сбытовую организацию и зависимую от нее сеть дилеров-распространителей. Коммерческие и некоммерческие структуры, продвигающие на рынке работы и услуги, объединяются в саморегулируемые некоммерческие организации – союзы и ассоциации, имеющие больший политический вес и несравнимо большее политическое влияние и лоббистские возможности, нежели, например, одно, отдельно взятое самостоятельное предприятие.

В настоящее время, например, в США существует более ста ассоциаций – союзов оптовых фирм по сбыту различных товаров. Многие предприятия-изготовители передали функции сбыта своих товаров этим посредническим звеньям, которые в силу специализации способны наиболее грамотно, профессионально, оптимально и эффективно вести торговую деятельность. Усилиями посредников сейчас обеспечивается оперативное и равномерное продвижение товаров во все точки страны и за рубеж. В связи с этим приобретают все большую значимость такие виды контрактов, как, в частности, агентские соглашения и представительские контракты.

Появление на рынке таких мощных структур, как оптовые посредники, явилось дополнительным фактором, позволившим сломить диктат производителей над потребителями, который даже в странах с развитой рыночной экономикой сохранялся до 1960-х годов. Оптовые посредники, исходя из целей увеличения собственной прибыли, обеспечили решающее влияние интересов потребителей на развитие производства. Они добились непрерывного совершенствования товаров, улучшения качества, расширения ассортимента для удовлетворения запросов покупателей. Таким образом, потребитель, то есть, практически, все население, получил наибольший выигрыш от происшедшей торговой революции.

В народном хозяйстве нашей страны диктат производителя не только осуществлялся на протяжении более чем 70 лет существования Советского Союза, его влияние продолжает сказываться и в наше время. Но, судя по тенденциям развития отечественной экономики, настрою политического руководства нашей страны, проводимым реформам, можно предположить, что подобный диктат полностью будет устранен. Одним из проявлений политики государства, направленной на устранение жесткого влияния производителя, явилось принятие в 1992 г. Закона РФ "О защите прав потребителей", а также, в 1994 г., Гражданского кодекса Российской Федерации, ряд положений которого регулирует права потребителя, не допуская доминирования производителя при реализации договорных (контрактных) обязательств. Вышеуказанные нормативные правовые акты позволяют потребителям преодолеть многие трудности, возникающие при реализации правоотношений в сфере торговли, производства работ, предоставления услуг, самостоятельно и через представителей защищать свои права, в том числе и в судебном порядке.

Одним из всеобъемлющих позитивных результатов торговой революции явилось создание так называемого нового качества жизни людей в экономически развитых странах. Указанная категория включает в себя улучшение качества и структурного состава продуктов, потребляемых основной массой населения этих стран, а также увеличение объема свободного времени людей за счет ликвидации дефицитов и убыстрения торговых операций.

Торговая революция опиралась на мощное правовое обеспечение, сопровождалось бурным развитием торгово-контрактного права. Прежде всего, это проявлялось в уточнении изданных много десятилетий назад торговых кодексов, во внесении в них изменений в соответствии с современными требованиями торгового оборота, при одновременном процессе унификации национального торгово-контрактного законодательства. В 1994 г. странами ЕС, в качестве модельного, принят Общеевропейский кодекс частного права. Его первая часть носит название "Принципы европейского договорного права". Указанный нормативный правовой акт фактически является торговым кодексом Европейского союза.

Другим, не менее важным показателем развития торговоконтрактного, являются законодательные меры, принятые в государствах общей системы права. Например, в 1960-е гг. в США был принят Единообразный торговый кодекс, также, по своей сути, являющийся модельным законом. На его основе почти в каждом штате изданы свои торговые кодексы. Единообразный торговый кодекс США регулярно дополняется и уточняется, что свидетельствует о его значимости и актуальности.

На рубеже 1970–1980-х гг. в Великобритании был принят ряд законодательных актов, регулирующих сферу торговых правоотношений. К ним относят Закон о справедливой торговле (1973), Закон о недобросовестных договорных условиях (1977), Закон о купле-продаже (1979), два закона об исковой давности (1980), Закон о передаче имущества (1982) и ряд других. Указанные новации в законотворческой деятельности США и Великобритании явили собой кардинальное необратимое изменение так называемой общей системы права. Вместо прецедентной таковая все более становится нормативно-прецедентной.

Соответствующие явления происходят и в российском праве, где все большее значение начинает приобретать законоприменительная практика, в первую очередь, несомненно, это касается решений Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Высшего арбитражного Суда РФ. Относительно решений нижестоящих судебных инстанций в России продолжает действовать исключительно преюдиция права, но не прецедентное право как таковое.

Сразу отметим, что под преюдициальностью (от лат. praejudicio – предрешение) понимают обязательность для всех судов, рассматривающих дело, принять без проверки и доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением или приговором по какому-либо другому делу.

Однако наметившиеся тенденции демонстрируют направленность отечественной системы права к изменениям от исключительно нормативно-преюдиционной в сторону нормативно-прецедентной системы, что сопровождается происходящим в нашей стране процессом унификации норм национального права и их гармонизации с международнопризнанными правовыми нормами (нормативными актами)[1].

Полагаем важным отметить, что ни в договорной (контрактной) практике, ни в доктрине, представителями которой являются Р. Гуд, М. Пилотти, М. Маттеуччи и др., не проводится достаточно точного разграничения понятий унификации и гармонизации, и часто они вообще рассматриваются вместе[2]. Между тем в интересах более ясного понимания данного феномена и с учетом семантического значения этих терминов напрашиваются следующие определения.

Правовая унификация означает согласование и облигаторное введение в действие в двух и более государствах идентично-одинаковых правовых норм; таким образом, унификация возможна только на межгосударственном уровне. Унификация, в частности, международных частноправовых коммерческих отношений, может иметь своим предметом материально-правовые, процессуальные, коллизионные нормы.

Правовая гармонизация, в отличие от унификации, – метод гораздо более "мягкий". Вместо принятия идентично-одинаковых правовых норм, вводимых в национальный правопорядок соответствующих государств, согласовываются нормы и правила, которые государства вольны вводить в свой правопорядок полностью, частично или не вводить вообще. Важно отметить, что особенностью метода гармонизации является определенная односторонность соответствующих акций со стороны государств. Весьма условно унификацию можно сравнить с военной униформой, а гармонизацию "с модной одеждой: большинство, к примеру, носит джинсы, но они могут быть довольно разными по цвету, фактуре и т.п., причем можно моду и вообще игнорировать", – пишет профессор Г. М. Вельяминов.

  • [1] Подробнее: Зульфугарзаде Т. Э. Правовое регулирование внешнеторговых контрактов: учебно-практическое пособие. М.: Изд-во "ИРЦСО", 2008.
  • [2] Вилкова Н. Г. Договорное право в международном обороте. М., 2002. С. 71-78.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы