Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Менеджмент arrow Деловые коммуникации

"Протестантская этика и дух капитализма"

Попытка преодоления указанного противоречия нравственного сознания была предпринята в рамках протестантизма в период Реформации в XVI–XVII вв. И на определенное время в известной степени это удалось. Протестантизм внес много положительного в этику делового общения и достиг известных успехов в ее утверждении. С точки зрения протестантизма, верующие миряне должны относиться к делу с теми же этическими нормами и энергией, как они относятся к служению Богу. Само дело, профессия рассматривается как Божье признание и снятое дело[1]. Поэтому и получение прибыли в этике протестантизма также считается богоугодным делом. Но при этом существует весьма важное условие: оно должно быть полезным ближним и совершаться с соблюдением этических норм делового общения и поведения в бизнесе. Такими моральными нормами являются следующие: честность, правдивость, обязательность, трудолюбие, справедливость, соблюдение обещаний и договоров.

Этика протестантизма и ее влияние на развитие капиталистического предпринимательства исследованы М. Вебером в работе "Протестантская этика и дух капитализма". Под "духом капитализма" он имеет в виду "строй мышления, для которого характерно систематическое стремление к законной прибыли в рамках своей профессии"[2]. Основным смыслом и сущностью идеи, которая "служила этической основой и опорой жизненного поведения предпринимателей нового стиля", является, по Веберу, то, что "деятельность, направленная внешне только на получение прибыли, стала подводиться иод категорию “призвания”, по отношению к которому индивид ощущает известное обязательство"[3].

Протестантская этика как раз и предполагает, что в основу отношения к делу должна быть положена идея профессионального призвания, отказ во имя достижения успехов в своей профессии от многих других занятий. Эта идея, таким образом, предполагает значительный аскетизм в поведении и общении человека. Данный компонент духовной культуры и делового общения возник из духа христианской аскезы, требовавшей строго следовать правилам и морали своей веры.

Данная предпосылка успеха необходима и сегодня. По, как замечает Вебер, различие состоит в том, что пуританин хотел быть профессионалом, мы же сегодня должны быть таковыми. Пуританин делал свое дело и вступал в деловое общение на основе своих собственных, внутренне ему присущих этических убеждений и ценностей. Мы же сегодня вступаем в деловое общение, отодвинув в сторону нравственные, в том числе христианские, идеалы, которым на каждом шагу противоречат цели и характер деятельности и общения.

Такой ход событий предвидел Вебер, который отмечал, что по мере того, как ценности протестантской этики начали преобразовывать мир, "внешние мирские блага все сильнее подчиняли себе людей и завоевали наконец такую власть, которой нс знала вся предшествующая история человечества"[4]. В настоящее время, по его словам, дух аскезы ушел из "мирской оболочки". Победивший капитализм перестал нуждаться в христианской опоре, в протестантской этике "и лишь представление о “профессиональном долге” бродит по миру, как призрак прежних религиозных идей". "В настоящее время, – заключает он, – стремление к наживе, лишенное своего религиозно-этического содержания, принимает, где оно достигает своей наивысшей свободы, а именно в США, характер безудержной страсти, подчас близкой к спортивной"[5].

Правда, Вебер еще сомневался в том, что безудержное стремление к наживе окончательно отодвинет в сторону этику. Хотя он и предполагал, что обретут истину слова: "Безудержные профессионалы, бессердечные сластолюбцы – и эти ничтожества полагают, что они достигли ни для кого ранее недоступной ступени человеческого развития"[6]. К сожалению, сбылись именно худшие предположения мыслителя. Наиболее пессимистические прогнозы, сделанные им в начале века, были подтверждены такими блестящими исследователями капитализма, как Карен Хорни, Эрик Фромм и другими[7]. В их работах убедительно показано, что современный "развитой капитализм" (Э. Фромм) на каждом шагу порождает человека с "рыночным характером", главная цель которого в деловом общении состоит в том, чтобы подороже себя продать. Все высокие нравственные принципы и ценности, в том числе и христианские, сразу же забываются, как только речь заходит о прибыли. При этом в деловом общении утрачивается не только мораль но и самоидентификация личности. Поскольку при рыночной ориентации человек рассматривает свои силы и возможности как товар, отчужденный от него и предназначенный для продажи, то на место чувства идентификации зрелой и здоровой личности, которое можно передать словами: "Я есть то, что я делаю", заступает чувство униженной конформистской личности, действующей по принципу: "Я таков, каким вы хотите меня видеть"[8].

  • [1] До Реформации термин "профессия" употреблялся только применительно к священнослужителям. В языке протестантов оно впервые стало употребляться как любой род занятий, выполняемых квалифицированно и ответственно.
  • [2] Вебер М. Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990. С. 85.
  • [3] Там же. С. 93.
  • [4] Вебер М. Указ. соч. С. 206.
  • [5] Там же. С. 207.
  • [6] Там же.
  • [7] См.: Хорни К. Невротическая личность нашего времени; Самоанализ. М.: Прогресс-Универс, 1993; Фромм Э. Психоанализ и этика. М.: Республика, 1993.
  • [8] См.: Фромм Э. Указ. соч.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы