Выдача банковских гарантий

В прошлом, до вступления в действие 1 января 1995 г. первой части ГК РФ, законодательство рассматривало банковскую гарантию и поручительство как одно целое. Новый гражданский кодекс выделил банковскую гарантию в самостоятельный институт[1]. Поэтому специфика банковской гарантии активно изучается в юридической науке[2].

Понятие и основные свойства банковской гарантии

Специфика банковской гарантии имеет одно существенное свойство. Она не зависит от оснований ее выдачи. Правда, этот вопрос имеет особенности в различных правовых системах[3].

Банковская гарантия (ст. 368–379 ГК РФ) означает, что кредитная организация (гарант) даст по просьбе другого лица (принципала) письменное обязательство уплатить кредитору принципала (бенефициару) в соответствии с условиями даваемого гарантом обязательства денежную сумму. Причем оплата производится в связи с представлением бенефициаром письменного требования о ее уплате.

В соответствии с ГК РФ банковскую гарантию выдает кредитная или страховая организация. Поскольку речь идет о банковском праве, то вопрос о страховых организациях мы не затрагиваем. Хотя с точки зрения ГК РФ – различий нет.

Банковская гарантия выдается кредитной организацией в соответствии с банковской лицензией. Виды банковских лицензий приведены в приложениях к Инструкции Банка России № 135-И. Но надо иметь в виду, вот какой нюанс. Выдавать банковскую гарантию может и филиал, и внутреннее структурное подразделение кредитной организации. А мы уже знаем, что полномочия разных видов ВСП кредитной организации, которые расположены вне места ее нахождения, предусмотрены в Инструкции Банка России № 135-И. Они могут выдавать указанные гарантии от имени кредитной организации, если это предусмотрено ее банковской лицензией. Но в соответствии с запретом п. 9.5.2 Инструкции № 135-И операционный офис, находящийся вне пределов территории, подведомственной территориальному учреждению Банка России, осуществляющему надзор за деятельностью кредитной организации, не имеет права выдавать банковские гарантии. В связи с этим банковская ассоциация обращалась с запросом в Банк России с тем, чтобы тот снял эти неудобные ограничения для банков. Но в ответ получила отказ. Банк России исходит из того, что в соответствии с ч. 8 ст. 22 Закона о банках перечень банковских операций, допустимых для осуществления ВСП кредитной организации (филиала), определяется нормативными актами Банка России. И что для операционных офисов, расположенных на территории, подведомственной территориальному учреждению Банка России, осуществляющему надзор за деятельностью соответствующей кредитной организации (филиала), ограничений по перечню осуществляемых операций не установлено. Запрет выдавать банковские гарантии предусмотрен только в отношении операционных офисов, расположенных вне пределов территории, подведомственной вышеуказанному территориальному учреждению Банка России (в пределах соответствующего федерального округа). Один из аргументов отказа, - поступающая в Банк России информация о многочисленных фактах оборота поддельных банковских гарантий и иных злоупотреблений в этой сфере[4].

Смысл банковской гарантии состоит в том, что она обеспечивает надлежащее исполнение принципалом его обязательства перед бенефициаром (основного обязательства). При этом за выдачу банковской гарантии принципал уплачивает гаранту вознаграждение.

Банковская гарантия применяется в предпринимательской деятельности и, в частности, она широко используется в таможенных отношениях. Во втором случае надо принимать во внимание таможенное право. В соответствии с нормами Федерального закона от 27.11.2010 № 311-Φ3 "О таможенном регулировании в Российской Федерации" таможенные органы в качестве обеспечения уплаты таможенных пошлин, налогов принимают банковские гарантии, выданные банками, иными кредитными организациями или страховыми компаниями, которые включены в Реестр федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области таможенного дела (см. ст. 141, 142)[5].

В постановлении Пленума ВАС РФ от 23.03.2012 № 14 "Об отдельных вопросах практики разрешения споров, связанных с оспариванием банковских гарантий" приводится ряд важных разъяснений в отношении понимания банковской гарантии. Главное: банковская гарантия не является акцессорным обязательством, несмотря на то что нормы о ней включены в гл. 23 ГК РФ. Поэтому в постановлении Пленума ВАС РФ акцентируется внимание на независимости банковской гарантии.

В п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 23.03.2012 № 14 отмечается, что обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит в отношениях между ними от того основного обязательства, в обеспечение исполнения которого она выдана, даже если в самой гарантии имеется ссылка на это обязательство. Данная позиция объясняется тем, что обязательство из банковской гарантии не является акцессорным обязательством.

Банковская гарантия не может быть отозвана гарантом, если в ней не предусмотрено иное.

Принадлежащее бенефициару по банковской гарантии право требования к гаранту не может быть передано другому лицу, если в гарантии нс предусмотрено иное.

Банковская гарантия вступает в силу со дня ее выдачи, если в гарантии не предусмотрено иное.

В приложении к информационному письму ВАС РФ от 15.01.1998 № 27 "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации о банковской гарантии" разъясняется, что для возникновения гарантийного обязательства не требуется извещения гаранта о принятии бенефициаром гарантии, если иное прямо не предусмотрено в тексте гарантийного обязательства. При этом приводится следующий пример: в обеспечение обязательства поставщика по поставке товаров банк выдал покупателю гарантийное письмо, которым принимал на себя обязательство выплатить определенную сумму покупателю-бенефициару при предъявлении им письменного требования в случае невыполнения поставщиком в обусловленный срок обязательств по поставке. В связи с неисполнением обеспечиваемого гарантией обязательства бенефициар предъявил гаранту письменное требование об уплате соответствующей суммы с приложением предусмотренных условиями гарантии документов. Гарант отказался произвести выплату, указав, что обязательство по гарантии не возникло. По мнению гаранта, не была соблюдена простая письменная форма сделки (ст. 161, 434 ГК РФ), поскольку бенефициар не направил гаранту письменного извещения о принятии гарантийного письма. В основном договоре ссылка на выданную гарантию также отсутствовала. Исходя из этого, гарант полагал, что гарантийная сделка является недействительной в соответствии с п. 2 ст. 162 ГК РФ. Рассмотрев заявленные бенефициаром исковые требования к гаранту, арбитражный суд признал их обоснованными, поскольку ст. 368 ГК РФ, предусматривая необходимость письменного оформления обязательства гаранта перед кредитором, не требует заключения письменного соглашения между гарантом и бенефициаром. Кроме того, в соответствии со ст. 373 ГК РФ банковская гарантия вступает в силу со дня ее выдачи, если в гарантии не предусмотрено иное. В гарантийном письме, адресованном бенефициару, гарант не поставил возникновение своих обязательств в зависимость от получения письменного ответа бенефициара о принятии гарантии. Следовательно, обязательства гаранта возникли в момент ее выдачи. Поэтому арбитражный суд, установив, что требование бенефициаром было предъявлено в установленный срок и с приложением всех необходимых документов, исковые требования бенефициара полностью удовлетворил, взыскав с гаранта обусловленную в его обязательстве сумму.

Требование бенефициара об уплате денежной суммы по банковской гарантии представляется гаранту в письменной форме с приложением указанных в гарантии документов. В требовании или в приложении к нему бенефициар должен указать, в чем состоит нарушение принципалом основного обязательства, в обеспечение которого выдана гарантия.

Требование бенефициара должно быть представлено гаранту до окончания определенного в гарантии срока, на который она выдана.

По получении требования бенефициара гарант должен без промедления уведомить об этом принципала и передать ему копии требования со всеми относящимися к нему документами.

Гарант должен рассмотреть требование бенефициара с приложенными к нему документами в разумный срок и проявить разумную заботливость, чтобы установить, соответствуют ли это требование и приложенные к нему документы условиям гарантии.

Гарант отказывает бенефициару в удовлетворении его требования, если это требование либо приложенные к нему документы не соответствуют условиям гарантии либо представлены гаранту по окончании определенного в гарантии срока. Гарант должен немедленно уведомить бенефициара об отказе удовлетворить его требование.

Если гаранту до удовлетворения требования бенефициара стало известно, что основное обязательство, обеспеченное банковской гарантией, полностью или в соответствующей части уже исполнено, прекратилось по иным основаниям либо недействительно, он должен немедленно сообщить об этом бенефициару и принципалу.

Полученное гарантом после такого уведомления повторное требование бенефициара подлежит удовлетворению гарантом.

Пределы обязательства гаранта

Предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром ограничивается уплатой суммы, на которую выдана гарантия.

Ответственность гаранта перед бенефициаром за невыполнение или ненадлежащее выполнение гарантом обязательства по гарантии не ограничивается суммой, на которую выдана гарантия, если в гарантии не предусмотрено иное.

Обязательство гаранта перед бенефициаром по гарантии прекращается:

  • 1) уплатой бенефициару суммы, на которую выдана гарантия;
  • 2) окончанием определенного в гарантии срока, на который она выдана;
  • 3) вследствие отказа бенефициара от своих прав по гарантии и возвращения ее гаранту;
  • 4) вследствие отказа бенефициара от своих прав по гарантии путем письменного заявления об освобождении гаранта от его обязательств. Прекращение обязательства гаранта по основаниям, указанным в подп. 1, 2 и 4 п. 1 ст. 378 ГК РФ, не зависит от того, возвращена ли ему гарантия.

Гарант, которому стало известно о прекращении гарантии, должен без промедления уведомить об этом принципала.

Регрессные требования гаранта к принципалу. Право гаранта потребовать от принципала в порядке регресса возмещения сумм, уплаченных бенефициару по банковской гарантии, определяется соглашением гаранта с принципалом, во исполнение которого была выдана гарантия. Гарант не вправе требовать от принципала возмещения сумм, уплаченных бенефициару не в соответствии с условиями гарантии или за нарушение обязательства гаранта перед бенефициаром, если соглашением гаранта с принципалом не предусмотрено иное.

При отсутствии в документах, содержащих гарантийное обязательство, указаний о сроке, на который оно выдано, гарантийного обязательства нс возникает.

Кредитор предъявил в арбитражный суд иск к гаранту, принявшему на себя письменное обязательство выплатить 100 млн руб. при предъявлении ему документов, подтверждающих неисполнение третьим лицом договора поставки.

Арбитражный суд, исследовав представленные кредитором документы, в том числе текст гарантийного обязательства гаранта, переписку между кредитором и гарантом по поводу условий гарантии, пришел к выводу о том, что гарантийное обязательство не возникло и оснований для удовлетворения требования кредитора не имеется.

При этом арбитражный суд исходил из следующего. Пи в тексте гарантии, ни в других письменных документах, связанных с оформлением гарантийного обязательства, не содержалось условия о сроке, в течение которого требование может быть заявлено гаранту. Содержащееся в гарантии указание на выплату суммы после истечения срока поставки товара не может быть расценено в качестве условия о сроке действия гарантии.

Как следует из п. 2 ст. 374 и п. 1 ст. 376 ГК РФ, срок, на который выдана гарантия, является существенным условием гарантийного обязательства. При его отсутствии гарантийное обязательство в силу ст. 432 ГК РФ следует считать невозникшим.

Отсутствие письменного соглашения между принципалом и гарантом не влечет недействительности гарантийного обязательства гаранта перед бенефициаром.

Банк-гарант выдал банковскую гарантию организации-бенефициару. При наступлении обусловленных в гарантийном обязательстве условий бенефициар обратился к гаранту с требованием о выплате соответствующей суммы. Гарант отказался от выполнения своих обязательств, поскольку письменное соглашение между ним и принципалом (должником по основному обязательству) не было заключено. Это обстоятельство, по мнению гаранта, свидетельствовало об отсутствии оснований возникновения гарантийного обязательства перед бенефициаром.

Рассмотрев иск бенефициара к гаранту, арбитражный суд его удовлетворил исходя из следующего.

Гарантийное обязательство возникает между гарантом и бенефициаром на основании одностороннего письменного обязательства гаранта. Действительность этого обязательства не зависит от наличия письменного соглашения между гарантом и принципалом.

Письменное обязательство гаранта перед бенефициаром по форме и содержанию соответствовало требованиям ст. 368 ГК РФ. Требование бенефициаром было заявлено в установленный срок и соответствовало условиям гарантийного обязательства. В связи с этим оснований для освобождения гаранта от ответственности не имелось.

При наличии доказательств прекращения основного обязательства в связи с его надлежащим исполнением, о чем бенефициару было известно до предъявления письменного требования к гаранту, судом может быть отказано в удовлетворении требований бенефициара (ст. 10 ГК РФ).

Бенефициар обратился с иском к организации-гаранту. В гарантии предусматривалась обязанность гаранта выплатить 20 млн руб. при предъявлении бенефициаром требования с приложением письменного подтверждения факта отсутствия у принципала денежных средств для оплаты товаров в размере, определенном договором купли-продажи.

В срок, установленный в гарантии, бенефициар предъявил гаранту требование о платеже с приложением заверенной принципалом справки, подтверждающей отсутствие средств на счете принципала на день, когда оплата товара должна была быть произведена. Гарант отказался от выплаты суммы по гарантии, указав, что, но имеющимся у него данным, оплата товаров бенефициару была произведена третьей организацией по просьбе принципала и, следовательно, обеспечиваемое обязательство исполнено.

Бенефициар повторно потребовал оплаты от гаранта и после отказа последнего от платежа обратился с иском в арбитражный суд. Свои требования бенефициар основывал на положениях п. 2 ст. 376 ГК РФ, согласно которому если гаранту до удовлетворения требования бенефициара стало известно, что основное обязательство, обеспеченное банковской гарантией, полностью или в соответствующей части уже исполнено, гарант должен немедленно сообщить об этом бенефициару и принципалу. Полученное гарантом после такого уведомления повторное требование бенефициара подлежит удовлетворению гарантом.

Рассматривая спор, арбитражный суд установил, что бенефициар, являясь кредитором в основном обязательстве, уже получил оплату за поставленный принципалу товар. Это обстоятельство подтверждалось представленными гарантом доказательствами. Факт оплаты товара за счет средств банковского кредита не отрицал и должник по основному договору (принципал).

При таких условиях арбитражный суд расценил действия бенефициара как злоупотребление правом и на основании ст. 10 ГК РФ в иске отказал.

Обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит в отношениях между ними от основного обязательства и подлежит исполнению по требованию бенефициара без предварительного предъявления требования к принципалу об исполнении основного обязательства, если иное не определено в гарантии.

Бенефициар обратился к коммерческому банку, выдавшему банковскую гарантию, с иском о выплате денежной суммы по данному обязательству.

Гарант, отказывая в удовлетворении требования бенефициара, ссылался на то, что невозврат в срок кредита заемщиком – принципалом не является основанием для предъявления требований к гаранту, поскольку заемщик не отказывался от возврата кредита и подтверждал возможность исполнения основного обязательства через некоторое время.

Арбитражный суд удовлетворил исковые требования, поскольку в соответствии со ст. 370 ГК РФ предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром нс зависит в отношениях между ними от обеспечиваемого гарантией обязательства.

Оснований, по которым гарант вправе отказать в удовлетворении требования бенефициара, предусмотренных п. 1 ст. 376 ГК РФ, не имелось: требования бенефициаром были предъявлены до окончания определенного в гарантии срока и соответствовали условиям гарантии. В гарантийном обязательстве отсутствовали условия о необходимости представления документов, подтверждающих предварительное предъявление требования к принципалу либо отсутствие у последнего денежных средств.

При таких обстоятельствах бенефициар вправе без предварительного обращения к заемщику предъявить требование гаранту об исполнении обязательств но банковской гарантии при наступлении предусмотренных в ней условий, т.е. невозврате в определенный срок заемщиком задолженности по кредиту и процентам.

Ответственность гаранта перед бенефициаром не ограничена суммой, на которую выдана гарантия, если в гарантии не предусмотрено иное.

Коммерческий банк выдал банковскую гарантию, согласно которой гарант обязался уплатить бенефициару в случае невозвращения кредита принципалом сумму задолженности по кредиту и процентам.

Бенефициар предъявил требование к гаранту об исполнении гарантийного обязательства. Гарант отказал в выплате денежной суммы, предусмотренной в гарантии. Необоснованность отказа гаранта исполнить свои обязательства подтверждена решением арбитражного суда, которым иск бенефициара к гаранту был удовлетворен.

В связи с задержкой исполнения обязательства по банковской гарантии на четыре месяца бенефициар предъявил иск о взыскании с гаранта дополнительно процентов по учетной ставке Банка России на основании ст. 395 ГК РФ.

Арбитражный суд исковые требования удовлетворил, исходя из того, что гарант является должником бенефициара по самостоятельному денежному обязательству по уплате оговоренной в гарантии денежной суммы.

В соответствии с п. 2 ст. 377 ГК РФ ответственность гаранта перед бенефициаром за невыполнение или ненадлежащее выполнение обязательства по гарантии не ограничивается суммой, на которую выдана гарантия, если в гарантии не предусмотрено иное.

Поскольку гарант не выполнил своего обязательства и допустил просрочку выплаты денежных средств бенефициару, на основании ст. 377, 395 ГК РФ банк-гарант должен нести перед бенефициаром ответственность с момента получения его письменного требования.

Иск бенефициара к гаранту, отказавшемуся удовлетворить своевременно предъявленное требование об уплате денежной суммы, может быть заявлен в пределах общего срока исковой давности.

Бенефициар обратился в арбитражный суд с иском к гаранту – коммерческому банку о взыскании денежной суммы по банковской гарантии и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Арбитражный суд отказал в удовлетворении иска по мотиву предъявления его после прекращения действия гарантии.

В порядке надзора решение отменено и исковые требования удовлетворены по следующим основаниям.

В обеспечение денежного обязательства принципала коммерческий банк выдал банковскую гарантию, в которой оговорены условия и порядок уплаты денежной суммы бенефициару, а также срок действия гарантии.

Поскольку принципалом нс было выполнено обязательство по оплате товара, бенефициар в соответствии со ст. 374 ГК РФ до окончания определенного в гарантии срока, на который она выдана, предъявил к гаранту требование с представлением всех необходимых документов.

Каких-либо возражений но поводу предъявленного требования и приложенных к нему документов гарант не заявлял, в связи с чем у него не было оснований для отказа в удовлетворении требований бенефициара на основании ст. 376 ГК РФ.

Поскольку гарант в разумный срок требование бенефициара не удовлетворил, последний вправе в пределах общего срока исковой давности обратиться в арбитражный суд с иском о принудительном взыскании денежной суммы по банковской гарантии, а также процентов, начисленных на основании ст. 395 ГК РФ.

Отсутствие в банковской гарантии указания бенефициара, которому она выдана, нс является основанием для признания ее недействительной.

Банк выдал принципалу гарантийное письмо, в котором нс указывалось наименования бенефициара, перед которым банк принимает обязательства уплатить денежную сумму в случае невозврата долга принципалом.

Принципал (должник по основному обязательству) передал гарантийное письмо кредитору, который выдал под данную гарантию кредит.

При невозврате кредита основным должником кредитор обратился к банку с требованием об исполнении обязательств по банковской гарантии. Банк отказался удовлетворить указанное требование, сославшись на отсутствие гарантийного обязательства.

Заявленный кредитором иск к банку был удовлетворен арбитражным судом по следующим основаниям.

Из ст. 368 ГК РФ не следует, что банковская гарантия должна содержать наименование конкретного бенефициара. При отсутствии такого указания обязательство по гарантии должно исполняться в пользу кредитора (бенефициара), предъявившего гаранту подлинник банковской гарантии.

  • [1] См.: Колесник Г., Зубарева О. Существенные условия соглашения о предоставлении банковской гарантии // Хозяйство и право. 2001. № 9.
  • [2] См., например: Витрянский В. Особенности договора управления ценными бумагами // Хозяйство и право. 2001. №11; Трофимов К. Использование банковской гарантии в международных и отечественных контрактах // Хозяйство и право. 1999. № 11.
  • [3] См.: Вишневский А. А. Банковское право Англии. М.: Статут, 2001.
  • [4] См.: Письмо Банка России от 15.04.2013 № 33-6-14/1715.
  • [5] См. также: п. 5.2.8 Положения о Министерстве финансов Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства РФ от 30.06.2004 № 329 "О Министерстве финансов Российской Федерации"; приказ ФТС России от 02.09.2013 № 1644 "Об утверждении Реестра банков, иных кредитных организаций и страховых организаций, обладающих правом выдачи банковских гарантий уплаты таможенных пошлин, налогов".
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >