Деятельность кредитных организаций на рынке ценных бумаг. Оказание кредитными организациями консультационных и информационных услуг

Деятельность кредитных организаций на рынке ценных бумаг. В ст. 6 Закона о банках определено: в соответствии с лицензией Банка России на осуществление банковских операций банк вправе осуществлять деятельность с ценными бумагами. А именно – проводить выпуск, покупку, продажу, учет, хранение и иные операции с ценными бумагами, выполняющими функции платежного документа, с ценными бумагами, подтверждающими привлечение денежных средств во вклады и на банковские счета, с иными ценными бумагами, осуществление операций с которыми не требует получения специальной лицензии в соответствии с федеральными законами. Там же закреплена норма, по которой банк вправе осуществлять доверительное управление указанными ценными бумагами по договору с физическими и юридическими лицами. Кредитная организация имеет право осуществлять профессиональную деятельность на рынке ценных бумаг в соответствии с федеральными законами.

Рынок ценных бумаг – одна из разновидностей финансового рынка. Другое название – фондовый рынок. Причем этот рынок может быть организованным или неорганизованным.

Разновидность организованного рынка – биржевой рынок. По и внебиржевой рынок тоже может быть организованным, если на нем все регулируется профессиональным участником рынка ценных бумаг. Такой участник обладает лицензией и профессионально организовывает торговую систему.

Рынок ценных бумаг – это регулируемая соответствующим частным и публичным правом система отношений, которая обеспечивает покупки и продажи ценных бумаг.

Банковское право не регулирует эти отношения. По оно закрепляет право кредитных организаций и Банка России осуществлять деятельность на этом рынке в соответствии с нормами биржевого[1] и гражданского отраслей права. При этом используется опыт зарубежных стран.

Основные модели финансовых рынков: во-первых, это континентальная модель. Она институционально обусловлена деятельностью универсальных банков (в отличие от специализации банков в США на обычные банки и инвестиционные компании); во-вторых, это англо-американская модель, где тон всегда задавали институциональные инвесторы (страховые компании, инвестиционные и пенсионные фонды).

В мире усиливается взаимодействие между биржами разных стран. Происходит слияние таких бирж. Как отмечается в одной из научных статей, "в настоящее время мировая биржевая индустрия переживает всплеск активности. Начиная со второй половины 2010 г. происходит очередной этап укрупнения биржевого бизнеса. О своем слиянии в октябре 2010 г. объявили Австралийская и Сингапурская фондовые биржи. В стадии переговоров об объединении находятся американская NYSE Euronext и немецкая Deutsche Börse, альтернативные торговые площадки BATS и Chi-X. Несостоявшийся альянс лондонской LSE и канадской ТМХ Group, анонсированный сторонами в феврале 2011 г., породил новые рыночные ожидания, связанные теперь со слиянием LSE и NASDAQ ОМХ"[2].

Финансовые рынки, ценные бумаги и перманентные финансовые кризисы. Самый известный кризис – экономический кризис в США, который еще называют Великая депрессия.

Великая депрессия началась с краха биржевого рынка США в 1929 г. Обвальное падение цен акций началось в "черный четверг" 24 октября 1929 г., а уже 29 октября 1929 г. наступил день биржевого краха на Уоллстрит. Великая депрессия в то время лишила рынок 80% стоимости акций[3].

Среди множества причин этого кризиса обычно называют перепроизводство товаров вследствие сокращения денежной массы в обращении якобы из-за действий Федеральной резервной системы США (ФРС). Но называют и другие причины, которые мне кажутся более вероятными. Это – биржевые пузыри и так называемые маржинальные займы. Суть займа проста – можно приобрести акции компаний, внеся всего 10% от их стоимости, а остальное покрывается плечом, которое "подставляет" брокер (займом). Этот вид игры на бирже был популярен в 1920-е гг., когда многие играли па рынке акций. Но брокер в любой момент мог потребовать уплаты долга, и его нужно было вернуть игроку в течение дня, закрывая длинную или короткую позицию в момент невыгодного для него изменения курса ценных бумаг. (Кстати нынешний период игры на бирже стал еще опаснее, если учесть, что скорость изменения котировок, в силу применения компьютеров и так называемых "роботов" стала меняться несопоставимо быстрее). И в банках тоже была проблема нехватки средств для того чтобы рассчитаться по таким долгам. И банки, и крупные компании кем-то могли скупаться по низким ценам.

Проблема в том, что на биржах в результате усиленных и массовых покупок ценных бумаг их стоимость искусственно растет, появляются так называемые пузыри, которые затем, когда инвесторы перестают покупать такие ценные бумаги, опасаясь, что дальнейшего их роста не будет, т.е. рост находится на пике, лопаются. Начинается быстрое падение стоимости акций, сопровождаемое паникой на рынке, что еще больше усиливает их падение. Экономисты и, в частности, некоторые авторы, которые об этом пишут, видят причину этого в том, что фиктивный капитал якобы отрывается от своей базы[4]. В действительности же, точнее будет сказать, что, в случаях с пузырями, цена акций в значительной мере не соответствует их фундаментальной стоимости. По думаю, дело даже не в этом, а в том, что, во-первых, покупатели и продавцы, принимая решения, руководствуются техническим анализом игры на рынке, а во-вторых, сама эта игра имеет социально-психологическую природу, суть которой в цикличности настроений игроков. Они ведут свою игру на рынке, а в случаях обвала рынка его последствия отрицательно сказываются на всей финансовой системе страны и расплачиваться приходится всему обществу.

В конце 1930 г. вкладчики банков начали массовое изъятие вкладов. Многие банки обанкротились. Выход из Великой депрессии растянулся на многие годы. Тогда же была создана Корпорация по страхованию вкладов. Был принят Закон Гласса – Стигалла (1933 г.) о разграничении инвестиционных и коммерческих банков. Были также приняты закон о кредитовании сельского хозяйства, закон о комиссии по ценным бумагам.

По мере того как росли биржевые рынки ценных бумаг и открывались новые потенциальные возможности увеличения прибылей для банков, так или иначе работающих с ними, росла и критика Закона Гласса – Стигалла. Так, экс-председатель Совета ФРС Алан Гринспен пишет в своих мемуарах: "Закон о модернизации финансовых услуг, который разрабатывался несколько лет, в конечном итоге заменил Закон Гласса – Стигалла, принятый во времена Великой депрессии и ограничивавший проникновение банков, инвестиционных фирм и страховых компаний на смежные рынки. Банки и другие финансовые компании стремились к диверсификации и хотели предоставлять весь спектр финансовых услуг. В качестве аргумента звучали заявления, что отечественные кредитные учреждения уступают иностранным конкурентам, особенно европейским и японским "универсальным банкам", на которые ограничения не распространялись. Я был согласен с тем, что либерализация этих рынков давно стала необходимостью"[5].

По этому вопросу не было общего мнения у ФРС и Министерства финансов. Но они договорились. Вот как описывает этот момент Алан Гринспен: "Так случилось, что именно 14 октября был запланирован наш с Ларри традиционный еженедельный завтрак. Поглядев друг на друга, мы сказали: “Проблему надо решать”. В тот день я пришел к нему, и мы закрылись на ключ... Через пару часов мы “разделили пирог”. Министерство финансов и ФРС представили свой вариант законопроекта, и в тот же день он ушел на капитолийский холм, где и был принят. Историки считают Закон о модернизации финансовых услуг поворотной вехой в развитии экономического законодательства, а для меня он всегда останется примером компромисса, который неплохо было бы воспеть. В конце того же года экономический бум достиг ника..."[6].

Эти строки Алан Гринспене написал в своих мемуарах, которые были опубликованы в 2007 г., а уже в октябре 2008 г. разразился мировой финансовый кризис. Так что отмена Закона Гласса – Стигалла была поворотной вехой, только все это привело к мировому финансовому кризису. Потому что банки работают с чужими денежными средствами, – в этом их сущность и в этом их основной риск, а к этому еще добавились риски финансовых пузырей на биржах. Но банковская система США этого не боялась, зная о том, что к таким рискам их подтолкнула ФРС и общая тенденция вмешательства государства в банковский бизнес, используя правовой статус ФРС.

Практика вмешательства государства в дела банковской системы породила уверенность банков и их регулятора, что в случае чего можно получить помощь у государства, за счет него управлять своими рисками. Вести, таким образом, свой банковский бизнес, снимая риски за счет государственного бюджета. Близость к государству выгодна крупнейшим банкам. И этот неправильный подход стал распространяться по всему миру. Суть его в том, чтобы в банковском бизнесе прямо или косвенно использовался государственный бюджет. Банки для этого искали предлог. Они допускали, что может возникнуть кризис.

Но, кажется, многие начинают прозревать. Есть тому косвенные подтверждения. Так, на состоявшемся в Мехико (ноябрь 2012 г.) заседании G20, Россия высказала свое мнение о причинах кризисных явлений. Как сообщили СМИ, "Россия готова объяснить “двадцатке” причины кризиса... Происходит замещение рыночного кредитования финансированием со стороны центральных банков при сохранении или даже увеличении бюджетных дефицитов без четких планов по их сокращению в среднесрочной перспективе. После каждого очередного раунда принятия решений, направленных на борьбу с кризисом, но не устраняющих его “коренных” причин, наступает краткосрочное “затишье”. Однако затем ситуация на рынках снова накаляется. Эти качели, как отмечается в тезисах Минфина, надо каким-то образом остановить"[7].

На самом деле, нужно, на мой взгляд, точнее разобраться, в чем суть этих качелей, о которых говорит Минфин и в отношении которых нужно что-то предпринять. Минфин говорит только о внешнем проявлении причин, а не о самих причинах. А суть их, как я уже показал, рассматривая денежную систему в учебнике, в том "новом курсе" Рузвельта, который теперь модифицирован в современном мире и используется крупнейшими транснациональными корпорациями как предлог для перекачки денег госбюджета в компании, в том числе в банки. Эти качели вряд ли теперь можно остановить, так как у банков появилась возможность присваивать деньги бюджета через механизмы финансового рынка, перекладывая риски своего бизнеса на налогоплательщиков. От этой возможности они гак просто не откажутся. Банки по сути вольно или невольно шантажируют государства возможностью развития финансового кризиса, а государства, опасаясь, что кризис с фондовых рынков перекинется на реальный сектор экономики, оказывают помощь банкам за счет государственного бюджета, т.е. денег, собранных с налогоплательщиков.

Раньше в США банки отличались от инвестиционных компаний. Но постепенно, по примеру европейских банков, в США банки тоже стали работать на рынке ценных бумаг.

В начале XXI в. в США уже стирается грань между банками и инвестиционными компаниями, уходит в прошлое специализация банковской системы и теперь многие банки работают па фондовых рынках. Естественно это увеличило риск для банковской системы в США, и финансовый кризис 2008 г. не заставил себя ждать. После бурного ликования о либерализации банковского сектора американской экономики и кредитного бума на рынке ценных бумаг в 2006–2007 гг. разразился финансовый кризис, который, возможно, из-за конвергенции банковских систем тут же стал мировым финансовым кризисом и перекинулся на банковскую систему Европы. В России началось падение цен на фондовом рынке, и ей пришлось принимать финансовые меры, о которых уже говорилось, чтобы кризис не развалил некоторые крупнейшие российские банки. Те банки, которые до этого набрали дешевых кредитов на Западе, в одночасье для них подорожавшие. Банк России не сумел предвидеть развитие всей этой ситуации и не поставил барьер на пути российских банков, с тем чтобы они не усердствовали с кредитами Запада. Это еще раз говорит о том, что банковский надзор – не панацея от кризисов.

Более того, сами центральные банки могут своими действиями создавать условия для развития так называемых финансовых пузырей на рынках ценных бумаг, которые потом сказываются на ликвидности банков. Например, в 2001 г. ФРС США беспрецедентно часто понижала ставку рефинансирования. На протяжении 2001 г. ставка рефинансирования ФРС была понижена 11 раз[8]. Неудивительно, что на фондовом рынке возник бум, который продолжался вплоть до мирового финансового кризиса. Кризис мгновенно разоряет одних и дает возможность другим купить подешевевшие ценные бумаги и не только их, но и те же банки.

В 2008 г. в России были приняты антикризисные федеральные законы. О некоторых я уже сказал выше, когда рассматривались вопросы банковской системы. По был принят также и закон, касающийся рынка ценных бумаг, – Федеральный закон от 18.07.2009 № 181-ФЗ "Об использовании государственных ценных бумаг Российской Федерации для повышения капитализации банков". Мало того, что государство помогло некоторым банкам дешевыми кредитами. Такие банки получили еще и поддержку государства на рынке ценных бумаг. В этом Федеральном законе предусмотрена цель этого: "поддержание стабильности банковской системы и защита законных интересов вкладчиков и кредиторов банков" (ст. 1).

А кредиторы – иностранные компании. Так что это последствия все того же – некоторые российские банки набрали на Западе дешевых кредитов, предоставляя их в России в три-четыре раза дороже.

Там же в Федеральном законе определено: "Российская Федерация вправе осуществлять меры по повышению капитализации банковских кредитных организаций, являющихся акционерными обществами (далее - банки), путем обмена облигаций федерального займа на привилегированные акции таких банков (далее – процедура повышения капитализации) в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Федеральным законом".

В ст. 2 этого Федерального закона установлено, что: "Процедура повышения капитализации включает:

  • 1) размещение банком привилегированных акций с учетом требований, установленных настоящим Федеральным законом;
  • 2) эмиссию Российской Федерацией облигаций федерального займа с учетом условий, установленных настоящим Федеральным законом;
  • 3) заключение договора мены привилегированных акций, размещаемых банком в соответствии с настоящим Федеральным законом, на облигации федерального займа, выпущенные Российской Федерацией с учетом условий, установленных настоящим Федеральным законом".

Мировой финансовый кризис помимо прочего затронул интересы сохранности российского государственного бюджета. Вот почему, думаю, надо законом запретить использование бюджета в бизнесе коммерческих банков. Чтобы банки не рассчитывали на помощь бюджета, и сами управляли своими рисками. Только так можно остановить "финансовые качели рынков".

  • [1] На мой взгляд, есть все основания, для того чтобы выделить биржевое право в отдельную отрасль права и, чтобы биржевое законодательство и его подзаконные акты отпочковались от административного права. Тогда будет больше самоуправления.
  • [2] Мухаметшин Тимур. Мировая биржевая индустрия: современные тенденции и перспективы развития // Рынок ценных бумаг. 2011. Июнь – июль. С. 22.
  • [3] См.: Гринспен А. Эпоха потрясений: Проблемы и перспективы мировой финансовой системы: пер. с англ. М.: Альпина Бизнес Букс, 2008.
  • [4] См.: Рубцов Б. Б. Мировые рынки ценных бумаг. М., 2002. С. 28-29.
  • [5] Гринспен А. Эпоха потрясений: Проблемы и перспективы мировой финансовой системы: пер.с англ. М.: Альпина Бизнес Букс, 2008. С. 200.
  • [6] Гринспен А. Указ. соч. С. 201.
  • [7] См.: Россия научит мир экономить // News.mail.ru. 2012. 6 нояб. 17:09 (мск). URL: news.mail.ru/politics/10850732/?frommail=l.
  • [8] См.: Research Quarterly, The Bond Market Association, February 2002. P. 1.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >