Феноменологическая социология

По степени своей популярности феноменологическая социология уступает герменевтической психологии. Тем не менее и феноменологическая социология представляет собой довольно актуальный социологический проект. Ее основателем является австрийский философ и социолог Альфред Шюц. Как известно, феноменологию в качестве философского направления развил Э. Гуссерль. Но он не был сведущ в области социальных наук. А. Шюц не имел возможности взять философскую феноменологию в чистом виде и распространить ее на социологию, специфика которой Гуссерлем не учитывалась. В этой связи оригинальность проекта А. Шюца не вызывает сомнений. Интересно, что когда однажды университетский коллега А. Шюца назвал его социологом, умудренным философией, то он отметил, что желал бы быть философом, умудренным социологией[1]. На наш взгляд, он по преимуществу занимался философией социологии. Его философско-социологический проект заслуживает внимания.

Э. Гуссерль отмечал многочисленные несообразности как в философии, так и в науках. А. Шюц воспринял от Гуссерля эту критическую позицию, распространив ее на социологию. Для Шюца значительными социологическими авторитетами были У. Джеймс, Дж. Мид и особенно М. Вебер, тем не менее ученый полагал, что его предшественники используют научный социологический инструментарий в готовом виде, не рассматривая его генезис и не давая ему необходимое основание. Целый ряд актуальных вопросов, и прежде всего возможности самой социологии как науки, остаются без ответа. Необходим философский анализ оснований социологии, а его нет. Именно в этой связи А. Шюц обращается к феноменологии Э. Гуссерля.

Определение понятия

О начале социологии. А. Шюц поставил перед собой задачу представить основания социологии как науки в исчерпывающем виде. С чего начать? В естественных науках начинают с внешнего мира, данного в соответствующей эмпирии. Социологу также необходимо начать с чего-то заданного ему. Это мир не материальных объектов, а людей, совершающих определенные действия и находящихся друг с другом в некоторых социальных отношениях. Это в формулировке Э. Гуссерля – "Lebenswelt" – жизненный мир людей. Часто этот мир называют социальной реальностью. А. Шюц избирает термин "Lebenswelt", выражающий специфику людей в более конкретном виде, чем термин "социальная реальность". Социолог исходит из естественной установки: я имею дело с жизненным миром людей.

Lebenswelt – это экспериментальное поле исследования социолога. В отличие от естествоиспытателя ему приходится изучать не материальные вещи, а людей, наделенных ментальностью, да и сам он является таковым. У социолога нет выбора, он, стремясь быть основательным, всегда вынужден рассматривать индивидуальную человеческую деятельность. "Всегда, когда исследуемая проблема делает это необходимым, социальный ученый должен иметь возможность перевести свое исследование на уровень индивидуальной человеческой деятельности, и там, где делается реальная научная работа, такой сдвиг всегда возможен"[2]. Отрицание этой возможности равносильно отказу от попыток понять социальные феномены, в том числе и интерсубъектность.

Что делают люди? Прежде чем совершить действия, они воспринимают жизненный мир в переживаниях и перерабатывают их в идеальные типизации объектов и личностей. "Все наше знание о мире, как обыденное, так и научное, содержит конструкты, т.е. набор абстракций, обобщений, формализаций и идеализаций, соответствующих определенному уровню организации мышления"[3]. Но как именно вырабатываются идеальные типизации и почему? И на этот вопрос находится у А. Шюца ответ.

Идеальные типы всегда являются тем, что остается неизменным при всех мысленных вариациях воспринимаемых феноменов[4]. Они имеют воображаемый, но зато типичный характер. Идеальные типы необходимы исключительно для разрешения жизненных ситуаций, они нужны для удовлетворения практических интересов[5]. Чтобы не заблудиться в частностях, приходится обращаться к идеализациям.

Каждый человек вынужден действовать. Действие человека мотивировано его биографическим внутренним опытом. В этой связи он вырабатывает определенную цель. Но при этом приходится учитывать состояние внешнего мира. Чтобы это сделать, необходимо рассматривать различные альтернативы и осуществлять определенный выбор. В конечном счете, каждый человек использует как внутренний, так и внешний горизонт интерпретации. Внешний для данного человека мир олицетворяют Другие.

Как познать Другого? Все познается посредством идеализаций, следовательно, и он тоже. Сущность Другого постигается посредством "формирования конструктов типичного поведения, типичных мотивов, лежащих в его основании, типичного отношения к персональному идеальному типу, примером которого является поведение Другого, как в пределах, так и вне поля моей досягаемости"[6]. Так как оба, Я и Другой, являются личностями и в этом смысле родственны друг другу, то Другой по отношению к Я есть его альтер эго. "Таким образом, социальный мир вместе с находящимися в нем “алътер эго” организуется вокруг человеческого Я как центра в соответствии с различными степенями близости и анонимности"[7]. Таких центров в обществе много, поэтому социальный мир плюралистичен.

Объяснив природу как Я, так и Другого и, следовательно, их взаимоотношения друг с другом, А. Шюц приступает к характеристике ученого. Им движут не практические, а познавательные интересы, желание разрешить некоторые проблемы. В этой связи он конструирует идеальные типы высокой степени общности, которыми люди не руководствуются в повседневной жизни. Ими наделяются воображаемые олицетворения этих идеализаций, которые А. Шюц называет марионетками[8]. "Конструкты социальных наук являются, так сказать, конструктами второго порядка, т.е. конструктами конструктов, созданных действующими людьми на социальной сцене, чье поведение социальный ученый должен наблюдать и объяснять в соответствии с процедурными правилами своей науки"[9]. Человек, оперирующий конструктами второго порядка, действует рационально. Но это удел лишь ученого. Если он проявляет свое личностное отношение к научной проблеме, то ему не избежать иррациональных действий. В этом случае он уже не следует идеалам объективности. Как видим, А. Шюц предлагает свое разрешение веберовской проблемы свободы ученого от ценностей.

Итак, А. Шюц был уверен, что он представил основания социальной науки, прежде всего социологии, в адекватном виде, а именно в форме конституитивной феноменологии естественной установки. Кратчайший вид ее плана построения показан ниже.

Теоретическая разработка. Основания феноменологической социологии А. Шюца

Lebenswelt как мир личностей → естественная установка каждого человека по отношению к нему → необходимость человека действовать в соответствии со своими мотивами → выработка идеальных типов → определение альтернативных целей → выбор наиболее желательной цели постижение Другого посредством идеализаций первого порядка → интерпретация научной деятельности как выработка и оперирование идеализациями второго уровня.

Приступая к критической оценке теории А. Шюца, прежде всего отметим ошибочность широко распространенного ее понимания в качестве феноменологи повседневности. Lebenswelt – это не повседневность, а эмпирическая база социологии. А. Шюц не только не избегает обсуждения статуса социологии как науки в ее предельно развитом виде, а как раз стремится к интерпретации именно природы статуса. Впрочем, всего лишь назвав предмет социологии, Шюц не развивает представления о социологическом эксперименте. Это уже явная издержка его теории.

Сравнительный анализ. Отход А. Шюца от линии Э. Гуссерля

Особого внимания заслуживает вопрос о степени близости теории А. Шюца к воззрениям Э. Гуссерля. Он использовал весь набор концептов феноменологии Э. Гуссерля. Тем не менее, не отходит ли он от них в сторону? Э. Гуссерль стремился к созданию трансцендентальной феноменологии. Он находился под сильным влиянием философии Канта с ее вниманием к априорным принципам. На этом пути ему не удалось достичь заметного успеха. Позиция А. Шюца является более конструктивистской. Ему важно показать, как поэтапно развивается институт знания. На наш взгляд, А. Шюц является основателем не трансцендентальной феноменологической социологии, а конструктивистской феноменологической социологии. Далеко не случайно его самый знаменитый ученик Т. Лукман более всего известен в качестве социального конструктивиста[10]. Название единственной опубликованной при жизни монографии А. Шюца "Смысловое построение социального мира. Введение в понимающую социологию"[11] также является весьма показательным. Конструктивистские тенденции явно присутствовали в его творчестве.

Второе существенное отличие А. Шюца от Э. Гуссерля состоит в понимании природы идеализаций. Э. Гуссерль, объявив кризис наук, резко критиковал институт абстракций, которым недостает жизненной полноты. Этой критики у А. Шюца нет. Он рассматривает идеализации именно в качестве абстракций, причем необходимых конструкций. В научном плане они предельно актуальны, ибо выражают существо научного познания. Кто более прав, Гуссерль или Шюц? На наш взгляд, Гуссерль, т.е. критик, а не приверженец теории абстракций.

Выводы

  • 1. А. Шюц разработал концепцию конструктивной феноменологической социологии.
  • 2. Благодаря ему появилось особое феноменологическое направление социологии. До его работ оно отсутствовало.
  • 3. Он одним из первых остро поставил вопрос о необходимости развития философии социальных наук, особенно социологии.
  • 4. Несмотря на некритическое принятие А. Шюцем теории абстракций, наиболее сильной стороной его концепции является ментальное представление социальной теории. Такой акцент отсутствует как в аналитической, так и в герменевтической социологии.
  • 5. Безусловно, в творчестве А. Шюца присутствуют герменевтические, символические, деятельностные, коммуникативные и даже институциальные аспекты. Но они не выражены столь ярко, как у других авторов, в частности в работах М. Вебера, Дж. Мида и особенно современных авторов, в том числе приверженцев герменевтической социологии.

  • [1] См.: Embree L. Alfred Schütz (1899–1959) // Internet Encyclopedia of Philosophy. Para 2. URL: iep.utm.edu/schutz/.
  • [2] Шюц А. Избранное: Мир, светящийся смыслом. М.: РОССПЭН, 2004. С. 91.
  • [3] См.: Там же. С. 8.
  • [4] См.: Там же. С. 112, 176.
  • [5] Шюц А. Избранное: Мир, светящийся смыслом. С. 77.
  • [6] Там же. С. 19.
  • [7] Там же.
  • [8] См.: Там же. С. 112. Нам не нравится рассуждение А. Шюца о марионетках или, что то же самое, куклах. Он полагает, что любые идеализации должны быть приписаны какому-либо субъекту. Но если их придумывают ученые, то выходит, что именно они являются марионетками. Вряд ли А. Шюц, гордившийся свой принадлежностью к миру ученых, согласился бы с этим утверждением.
  • [9] Шюц А. Избранное: Мир, светящийся смыслом. С. 61.
  • [10] См.: Berger Р L., Luckmann Т. The Social Construction of Reality: A Treatise in the Sociology of Knowledge. N. Y.: Anchor Books, 1966.
  • [11] Schiitz A. Der sinnhafte Aufbau der sozialen Welt. Eine Einleitung in die verstehende Soziologie. Wien: Springer, 1932.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >