Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow История, философия и методология социальных наук

История, философия и методология политологии

Основная цель данной главы состоит в обеспечении понимания читателем концептуального устройства политологии, истории ее развития, философских и методологических аспектов. Изучив материал главы, магистрант должен:

знать

  • • метод политологии;
  • • основные направления политологии;
  • • ключевые концепты политологии и историю их развития;
  • • способы проблематизации и критики политологических теорий;

уметь

  • • управлять концептами политологии в соответствии с методом концептуальной трансдукции;
  • • выстраивать проблемный и интерпретационный ряд политологических теорий;
  • • определять свой личный вектор философско-политологической приоритетности;

владеть

  • • концептуальным осмыслением статуса разнообразных политологических теорий;
  • • критическим отношением к воззрениям различных авторов;
  • • умением учитывать особенности междисциплинарных связей политологии.

Ключевые термины: принципы свободы, справедливости и ответственности; принцип максимальной результативности и эффективности власти; аналитическая, герменевтическая и постструктуралистская политология; концептуальная трансдукция как метод политологии; синтез философско-политологических направлений.

Политологические науки и их специфика

По определению, совокупность политологических наук образует особую отрасль науки. Характерная особенность этих наук состоит в том, что они все руководствуются одним и тем же принципом, а именно принципом обеспечения максимально эффективной власти в лице государства, особых организаций, в частности партий, классов, а также отдельных лиц. Согласно существующей в России номенклатуре научных специальностей выделяются шесть групп политологических теорий: 1) теория и философия политики, история и методология политологической науки; 2) политические институты, процессы и технологии; 3) политическая культура и идеология; 4) политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития; 5) политическая регионалистика, а также этнополитика; 6) конфликтология[1].

В зарубежных классификациях фигурируют: 1) международные отношения; 2) политнауки, т.е. стратегии, относящиеся к управлению экономикой, культурой, педагогикой, здравоохранением и другими сферами общественной жизни; 3) политические идеологии; 4) политические институты; 5) политическая жизнь (например, выборы, политические партии); 6) политическая социология; 7) политические системы; 8) политическая теория; 9) государственное управление; 10) общественное мнение[2].

Обе классификации не производят сильного впечатления. Бросается в глаза, что они в значительной части не совпадают друг с другом. А это означает, что политологам не удается уверенно определиться даже относительно групп политологических наук. В обеих классификациях в отдельную рубрику выводится изучение политической теории. А между тем, теоретический характер имеют все составляющие политологической науки. Таким образом, классификация политологических наук оставляет желать много лучшего.

Для наименования политических наук хорошо подходит термин "политология" (от греч. politikos – гражданин и logos – учение). Как ни странно в английском, немецком и французских языках он используется редко. Так, англоязычные авторы предпочитают слову politology термин political science (нем. politikwissenschaft, фр. science politique).

Определение понятия. Два популярных определения предмета политологии

От имени американской ассоциации политической науки (APSA) приводится такое определение предмета политологии: "Политическая наука является изучением правительств, государственной политики и политических процессов, систем и политического поведения"[3]. Сходные определения встречаются сотнями. Их недостаток состоит в том, что не указан главный концепт политологии. Стремясь избежать этого недостатка, многие авторы определяют специфику политологии посредством ссылки на категорию власти. "Итак, – подытоживал свои усилия по выявлению специфики политологии М. Вебер, – “политика”, судя по всему, означает стремление к участию во власти или к оказанию влияния на распределение власти, будь то между государствами, будь то внутри государства, между группами людей, которые оно в себе заключает"[4]. Но и ссылка на концепт власти устраивает не всех политологов.

"Представляется, что наиболее точно “политику” можно охарактеризовать как ограничение применения социальной власти. В соответствии с этим определением изучение политики – как академическое, так и практическое – можно было бы обозначить как изучение природы и источников этих ограничений и техники применения социальной власти в рамках данных ограничений"[5]. Р. И. Гудин и Х.-Д. Клингеманн уже в определении политологии стремятся подчеркнуть свое неприятие неограниченной власти. Это означает, что они пытаются определить политологию посредством указания не просто на концепт власти, а на некоторый принцип. С таким подходом трудно не согласиться. Действительно, в научной теории нет ничего важнее принципов. Поэтому именно они должны упоминаться в первую очередь.

Впрочем, сомнительно, что как раз ограничение применения власти является основополагающим принципом политологии. Разумеется, ее следует ограничивать, избегая ловушек тоталитаризма. Но указанное ограничение далеко не всегда приводит к желаемой цели.

Теоретическая разработка автора

На наш взгляд, правильнее определять политологию как науку, руководствующуюся принципом достижения такой эффективности власти, которая обеспечит прогресс политических институтов, организаций, поведения граждан.

Можно вспомнить также, что принцип эффективной власти всегда тесно связан с принципами свободы и справедливости. При желании можно и эти принципы включить в определение политологии. Но решающее значение, на наш взгляд, принадлежит, тем не менее, принципу обеспечения эффективной власти.

В принципиально другом ключе рассуждал немецкий политолог К. Шмитт: "Специфически политическое различение, к которому можно свести политические действия и мотивы, – решительно подчеркивал он, – это различение друга и врага. Оно дает определение понятия через критерий, а не через исчерпывающую дефиницию или сообщение его содержания. Поскольку это различение не выводимо из иных критериев, такое различение применительно к политическому аналогично относительно самостоятельным критериям других противоположностей: доброму и злому в моральном, прекрасному и безобразному в эстетическом и т.д. Во всяком случае, оно самостоятельно не в том смысле, что здесь есть подлинно новая предметная область, но в том, что его нельзя ни обосновать посредством какой-либо одной из иных указанных противоположностей или же ряда их, ни свести к ним. Если противоположность доброго и злого просто, без дальнейших оговорок не тождественна противоположности прекрасного и безобразного или полезного и вредного и ее непозволительно непосредственно редуцировать к таковым, то тем более непозволительно спутывать или смешивать с одной из этих противоположностей противоположность друга и врага"[6].

К. Шмитт полагал, что он нашел решающее для определения специфики политологии различение. Именно в этой связи он сравнивает политологию с этикой, эстетикой, а также экономикой, где различают полезное и вредное или рентабельное и нерентабельное[7]. На наш взгляд, К. Шмитт не замечает, что приводимые им пары противоположностей относятся к оценкам, т.е. к количественным мерам некоторого концепта, который остается вне его внимания. Доброе и злое – это различные этические оценки некоторых поступков людей, которые всегда имеют то или иное аксиологическое содержание. То же самое относится к прекрасному и безобразному, но на этот раз речь идет о деяниях людей искусствоведческого свойства. Что касается обращения Шмитта к экономическим понятиям, то оно особенно показательно в плане выявления природы его ошибки. Рентабельное и нерентабельное обычно определяется на основе принципа максимизации нормы прибыли на авансированный капитал. Сначала необходимо указать принцип, и лишь затем появляется возможность ввести соответствующие количественные меры, т.е. оценки. В рассматриваемом случае речь идет о лингвистических переменных, но это не меняет сути дела.

Вопреки убеждению К. Шмитта, концепты друга и врага имеют вторичный характер. Кто именно является другом и врагом, определяется на основе некоторого принципа политического характера. Мы полагаем, что таким принципом является принцип максимизации результативности власти. Кто-то назовет другой принцип. Но в любом случае для определения друга и врага необходим некоторый принцип.

При определении специфики политологии полезно учитывать различие трех английских терминов "policy", "politics", "polity", которые на русский язык часто переводят одинаково – политика. Politics – это политические процессы, polity (полития) – политические объекты (системы, организации и отдельные акторы), policy – это концепция, программа действий, установки в соответствии с которыми совершаются политические процессы[8]. В концептуальном отношении именно policy имеет решающее значение. Это обстоятельство не учитывается в названии политологии (political science), где акцент делается на политических процессах и политическом поведении.

Выше приводилось определение политики Р. И. Гудином и Х.-Д. Клингеманном. Они используют термин "социальная власть", не лишенный известной двусмысленности. Его вполне можно отнести и к экономике, и к социологии, и к юриспруденции, и к собственно политологии. Последняя имеет дело с политической властью, прежде всего той ее разновидностью, которая определяет деятельность государства и политических партий. Рассматривая специфику политологии, необходимо определиться относительно соотношения политологии с другими аксиологическими науками.

С одной стороны, политология обладает несомненной самостоятельностью. Так, избрание парламента является отчетливой политической акцией. Но для ее осуществления необходимы некоторые законы юридического свойства, а также финансовые ресурсы, которые предполагают учет экономических факторов. С другой стороны, политология внедряется в другие аксиологические науки постольку, поскольку они не обходятся без властных отношений. Выясняется, что все аксиологические науки взаимодополняют друг друга. Это не означает, что они образуют "клубок" наук, в котором между ними стерты все различия. Различия остаются. В границах всякой аксиологической науки решающее значение имеют принципы именно данной определенной науки. Если, например, наукой-акцептором является экономика, то политология будет выступать в роли науки- донора. Это означает, что принцип максимизации результативности власти окажется в тени принципа максимизации нормы прибыли на авансированный капитал.

Выводы

  • 1. Политология – отрасль науки, состоящая из политологических наук.
  • 2. Специфическая особенность политологии определяется принципом максимизации результативности власти.
  • 3. По отношению к другим аксиологическим науками политология выполняет роль науки-донора.

  • [1] См.: Приказ Минобрнауки России от 25.02.2009 №59 "Об утверждении номенклатуры специальностей научных работников". URL: aspirantura.spb.ru/other/spec.html/.
  • [2] См.: United Nations Educational, Scientific and Cultural Organization. Proposed International Standard Nomenclature for Fields of Science And Technology. URL: unesdoc.unesco.org/images/0008/000829/082946eb.pdf/.
  • [3] What is Political Science? URL: https://apsanet.org/content_9181.cfm/.
  • [4] Вебер M. Политика как призвание и профессия // Вебер М. Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990. С. 646.
  • [5] Гудин Р. И., Клингеманн Х.-Д. Политическая наука как дисциплина // Политическая наука: новые направления. M.: Вече, 1999. С. 33.
  • [6] Шмитт К. Понятие политического // Вопросы социологии. 1992. № 1. С. 27–28.
  • [7] См.: Там же. С. 26.
  • [8] См.: Арон Р. Демократия и тоталитаризм. М.: Текст, 1993. С. 8.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы