Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow История социальной работы

ОБЩЕСТВЕННО-ГОСУДАРСТВЕННАЯ СИСТЕМА ПОМОЩИ В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ В XIX-XX вв.

Государственная и благотворительная помощь в 1850-1890 гг.

Для середины XIX в. характерен ряд экономических и социально-статистических характеристик. Так, население Российской империи к 1856 г. составляло около 72 млн человек. Показателем неблагополучия в экономическом положении народных масс было понижение прироста населения вследствие повышения коэффициента смертности: почти в два раза за 40 лет от начала столетия. Наблюдаются увеличение городского населения, которое в 1856 г. уже составляло примерно 8% населения страны, и относительное сокращение крепостного крестьянства: с 45% в 1833 г. до 37,3% в 1857 г. Последнее было отчасти обусловлено уменьшением естественного прироста и в то же время усиливающимся ростом других общественных групп – торгово-предпринимательских элементов, разночинцев, ремесленно-мещанского сословия в городах.

Рост городов, промышленности и торговли требовал образованных и квалифицированных работников. К 1854 г. дети государственных крестьян могли получить начальное образование в 2,5 тыс. имеющихся в Империи школ. В них обучалось до 100 тыс. учащихся. Число уездных училищ, предназначавшихся для городского населения, в 1855 г. составляло около 1200. Гимназий, в которых можно было получить среднее образование, в 1848 г. было на всю Россию 70. Кроме того, существовало шесть университетов и несколько технических, медицинских, сельскохозяйственных и других училищ[1].

К середине XIX в. в основном завершился переход от ручного мануфактурного производства к машинному, фабрично- заводскому. Число механических заводов с 1850 по 1860 г. выросло с 25 до 99, т.е. почти в 4 раза, а сумма их производства – почти в 19 раз[2]. Значительно увеличился импорт машин из-за границы, поскольку собственная промышленность не могла удовлетворить все возрастающий спрос: если в 1850–1853 гг. Россия производила в среднем за год 1387 машин и вывозила 3042, то в 1857–1860 гг. – соответственно 5054 и 7243[3]. Число рабочих на заводах и фабриках, без горных заводов, к 1860 г. составляло 859 950, 528 650 из них были вольнонаемными[4].

Император Александр II взошел на престол 18 февраля 1855 г. в разгар Крымской войны (1853–1856). При нем произошло кардинальное реформирование России: крестьянская, финансовая, образовательная, земская, городская, судебная, военная реформы. В результате – радикальные изменения, которые потребовали не только значительных государственных расходов, но и перестройки (термин эпохи Александра II) жизненного уклада и сознания подданных российской короны.

В 1857 г. началась подготовка проектов государственного переустройства, которые легли в основу последовавших реформ. 19 февраля 1861 г. Александр II подписал Манифест и Положения, возвещавшие отмену крепостного права. 23 млн крепостных крестьян получили личную свободу, право заниматься торговлей и промыслами, переходить в другие сословия; вводилось крестьянское самоуправление, был учрежден крестьянский волостной суд.

Анри Труайя приводит по поводу численности крестьян иные, более масштабные цифры. "В России на шестьдесят один миллион населения приходилось пятьдесят миллионов крепостных, из которых двадцать шесть миллионов принадлежали короне, а двадцать четыре – дворянам, мелким и крупным помещикам. Другими словами, на одного свободного человека приходилось шесть несвободных. Одни крепостные выполняли функции слуг, другие обрабатывали помещичьи земли, третьи, выплачивая своему хозяину оброк, выбирали себе работу по своему усмотрению за пределами поместья, иногда даже в городах"[5].

Крестьяне после реформы 1861 г. тысячами шли в города, чтобы наняться на фабрики и заводы, – росло число малооплачиваемых, скуднопитавшихся людей, обитающих в неприемлемых для проживания условиях.

  • 1 января 1864 г. было издано "Положение о губернских и уездных земских учреждениях", вводившее всесословные выборные органы местного самоуправления – земства, в ведение которых отдавались устройство и содержание путей сообщения, земской почты, земских школ, больниц, богаделен и приютов, попечение о местной торговле и промышленности, ветеринарная служба, взаимное страхование.
  • 16 июня 1870 г. было издано "Городовое положение", по которому в 509 городах вводилось выборное городское самоуправление – городские думы, в компетенцию которых входило благоустройство городов, устройство рынков и базаров, попечение о торговле и промышленности, о городском здравоохранении и народном образовании. 20 ноября 1864 г. изданы новые судебные уставы, которые вводили бессословный гласный суд с участием присяжных заседателей, адвокатурой и состязательностью сторон. Законами 1863–1867 гг. реорганизована начальная, средняя и высшая школа[6].

Со временем Императорское человеколюбивое общество пополнилось созданным в 1860 г. бывшей фрейлиной императрицы Александры Федоровны Надеждой Борисовной Трубецкой Братолюбивым обществом снабжения в Москве неимущих квартирами (Устав высочайше утвержден в 1861 г., Общество вошло в состав Императорского человеколюбивого общества в 1869 г. – Т. К.), а также Обществом поощрения трудолюбия, созданным в 1863 г. Александрой Николаевной Стрекаловой (принято в состав Императорского человеколюбивого общества в 1868 г.). Благодаря деятельности этого Общества в рамках Императорского человеколюбивого стало развиваться такое важное направление, как работа по исправлению нищенствующих и бродяжничающих девочек: в 1874 г. в Болшево был устроен исправительный приют для воспитания девочек в возрасте от 4 до 14 лет. Благодаря деятельности Дамского попечительства о бедных в Императорском человеколюбивом обществе получили развитие так называемые Магдалиновские приюты для исправления падших женщин. Первое такое заведение – приют во имя Святой Марии Магдалины для женщин, девушек и малолетних девочек, занимавшихся проституцией и пожелавших встать на праведный путь – было создано в 1866 г.[7]

При обществах стали открываться педагогические курсы. Одними из первых такие курсы создались при Императорском женском патриотическом обществе. Они были открыты в сентябре 1873 г.; в мае 1875 г. в них окончили обучение и выпущены 11, а в мае 1876 г. – 14 учительниц. Выработанный же педагогическим комитетом новый учебный план был удостоен высочайшего утверждения 7 января 1976 г.

С целью улучшения работы благотворительных обществ были разработаны новые уставы. Как следует из анализа дополнений к уставу, Императорское женское патриотическое общество чутко реагировало на изменение спроса на рынке труда и стремилось предоставить в своих стенах воспитанницам те профессии, которые служили гарантом их трудоустройства и нравственной, основанной на честном труде жизни.

Дополнения к § 52 объясняли начатое в 1880 г. становление в рамках Общества специальных мастерских, 8 сентября была открыта Рукодельня императрицы Марии Александровны с магазинами и складом. В нее направлялись 15 воспитанниц школ Патриотического общества, "причем таких, которые способны к ремеслу, но нс могли найти себе работы и удобного пристанища".

Создание новых образовательных заведений преследовало весьма гуманную цель: поддержать тех способных старательных учениц, которые в силу разных обстоятельств по завершении образования не смогли самостоятельно устроиться. Здесь также хорошо прослеживаются благотворительные тенденции императорского дома, заложенные Марией Федоровной: именно она первая из русских императриц предусмотрела возможность возврата в Воспитательный дом тех его питомцев, которые не смогли достойно устроиться в самостоятельной жизни.

Из проекта Устава Рукодельни Императрицы Марии Александровны в память 19 февраля 1880 г. Императорского женского патриотического общества следует, что "Рукодельня имеет целью из бывших воспитанниц школ Общества подготовлять: а) учительниц рукоделий и б) искусных мастериц"[8].

Впоследствии, в 1905 г., также в рамках Общества было открыто Бюро попечения о бывших воспитанницах школ Императорского женского патриотического общества, имеющее целью содействие им в приискании мест и занятий, а равно предоставления им по возможности всякого рода поддержки в жизни[4].

Бюро оказывало воспитанницам несколько видов помощи. Девицы могли пройти курсы обучения работе на пишущих машинках разных систем, им предоставлялись работы по переписке. Бюро анализировало спрос на рынке труда и старалось обеспечить подготовку бывших воспитанниц к тем должностям, которые пользовались наибольшим спросом и потому обеспечивали наилучший заработок. Кроме того, Бюро способствовало в помещении больных клиенток в санатории, определении сих лиц в городские училища и на бесплатные кулинарные курсы, оказывало помощь в содействии в приискании дешевых квартир, снабжении платьем и обувью, обеспечивало бесплатное юридическое консультирование и бесплатную врачебную помощь.

13 февраля 1881 г. императором Александром II были утверждены "Основные начала о деятельности Мариинского Попечительства для призрения слепых". В Уставе говорилось, что главная цель общества – обучение слепых доступным им ремеслам и занятиям, дабы они могли существовать без посторонней помощи и работать и действовать, по возможности, самостоятельно.

В 1888 г. Мариинское Попечительство было переименовано в Попечительство Императрицы Марии Александровны о слепых. Созданное ею Петербургское училище стало методическим центром для подготовки педагогов для училищ слепых по всей стране.

Для взрослых слепых со временем были созданы специальные мастерские, где они проходили обучение и могли работать, и специальный фонд поддержки работающих слепых, так как они не могли конкурировать со зрячими. Для нетрудоспособных и престарелых незрячих на средства Попечительства были открыты приюты и убежища.

Для борьбы со слепотой и профилактики глазных болезней в Империи Попечительством была создана сеть лечебных заведений и "летучих" глазных отрядов.

10 марта 1882 г. Попечительство о слепых со всеми учреждениями перешло в Ведомство учреждений императрицы Марии. После смерти своей основательницы оно состояло под покровительством императрицы Марии Федоровны, супруги императора Александра III.

Еще одна крупнейшая благотворительная структура возникла и развилась в Империи благодаря покровительству и непосредственному участию императрицы Марии Александровны – Российское общество Красного Креста. В своих воспоминаниях баронесса Μ. П. Фредерикс пишет: "В Петербурге первое время мои родители жили на большой Морской в доме Митусова... В настоящее время на том самом месте стоит Дом Министерства государственных имуществ. В 1867 г. здесь был открыт мною первый существующий в России склад Ея Императорского Величества Дамского комитета Общества Красного Креста. Я была избрана первою председательницею этого Комитета. Общество Красного Креста было основано в России Марфой Степановной Сабининой, лейб-медиком Карель и мной 14 декабря 1866 г., под высочайшим покровительством и великом содействии Государыни Императрицы Марии Александровны"[10].

Надо отмстить, что Мария Петровна Фредерикс нс совсем точна в своих воспоминаниях относительно наименования Российского общества Красного Креста. Первоначально оно было названо "Благотворительное общество попечения о раненых и больных воинах". Первый Устав Общества был высочайше утвержден 3 мая 1867 г., и только в 1876 г. оно было переименовано в Российское общество Красного Креста и получило в связи с этим новый Устав[11].

В соответствии с новым Уставом Общество значительно расширило свою первоначальную деятельность и стало принимать активное участие во всех медико-профилактических мероприятиях, проводимых в стране и при купировании различных социальных проблем, таких как, например, голод, последствия эпидемий, и других катаклизмов различного характера. Так, в 1877–1879 гг. Общество Красного Креста участвовало в мероприятиях по борьбе с дифтеритом, чуть позже – с холерой и голодом. Общество вело огромную санпросветительскую работу: в 1881 г. при нем были организованы особые курсы для ознакомления желающих с условиями "оказания первой помощи в несчастных случаях". В первый год на них записалось более 1000 слушателей разных званий и положений. Работа Общества строилась по территориальному признаку. Зачастую те или иные общества возникали в результате чьей-либо инициативы, а затем принимались под покровительство членов императорского дома и включались по роду своей деятельности в состав Российского общества Красного Креста.

Реформы 1861 г. коренным образом повлияли на всю систему общественного призрения в Империи. Приток в столичные города освобожденного крестьянства, получившего личную свободу, возможность заниматься торговлей и промыслом, переходить в другие сословия, наравне с позитивными моментами имел немало и негативных. Так, увеличилось число нуждающихся в дешевом жилье, повысились вследствие притока дешевой неквалифицированной рабочей силы показатели безработицы и производственного травматизма. Острее встала проблема поголовной неграмотности.

Женщины все более активно включались в производственную сферу, что несло за собой проблемы пристройства детей на период занятости матери па производстве. Наблюдался рост таких социальных патологий, как алкоголизм, проституция, в том числе детская, суициды, бродяжничество и попрошайничество. Многочисленные военные конфликты, в которых Россия принуждена была принимать по ряду причин непосредственное участие, несли за собой рост военных инвалидов и необходимость решать проблемы их лечения, протезирования, жизнеобеспечения и трудоустройства. Необходимо было оказывать помощь детям – сиротам военных и тем из них, кто потерял родителей во время холерных и дифтерийных эпидемий, голода и других массовых пандемий.

Организация помощи нуждающимся в этот период приобретает все более государственной характер с опорой на местное самоуправление. Так, изданное 1 января 1864 г. "Положение о губернских и уездных земских учреждениях" вменило в обязанности этих новых управленческих государственных структур устройство в провинциях и уездах школ, больниц, богаделен, приютов и организацию взаимного страхования. Изданное 16 июня 1870 г. "Городовое положение", по которому в 509 городах вводилось выборное городское самоуправление, обязывало городские думы вплотную заниматься благоустройством городов, попечением о народном здравии и народном образовании. Реформа начальной, средней и высшей школ также проходила под эгидой государственной структуры – Министерства народного просвещения.

В результате огосударствления основных социальных институтов благотворительная деятельность императорского дома, на наш взгляд, несколько сузилась, хотя этот получастный – полугосударственный сектор помощи по-прежнему оставался одним из крупнейших в Империи.

Под эгидой императорского семейства успешно и интенсивно реформировались и развивались уже на новых началах Ведомство учреждений императрицы Марии, Императорское человеколюбивое общество, Императорское женское патриотическое общество, учреждения великой княгини Елены Павловны, Ведомство детских приютов, Комитет заслуженных гражданских чиновников, Александровский о раненых комитет, Императорские женские учебные заведения, Императорские воспитательные дома, Воспитательное общество благородных девиц, сеть лечебных учреждений и др.

Например, в Ведомстве учреждений императрицы Марии в 1877 г. состояло 240 социальных учреждений и обществ[12].

Наряду с этим по-прежнему в рамках частных благотворительных инициатив появился ряд принципиально новых, также вызванных самой жизнью обществ, попечительств и заведений. Среди них важнейшими, на наш взгляд, можно назвать Российское общество Красного Креста и Попечительство о слепых императрицы Марии Александровны.

На рубеже 1870–1880 гг., т.е. непосредственно перед вступлением на престол Александра III, положение в стране ознаменовалось жестоким политическим кризисом. Экономические последствия "великих реформ", проведенных его отцом, были неутешительными: государственный долг России вырос в три раза и составил 6 млрд руб. (500 млн израсходовано на проведение крестьянской реформы, 1,5 млрд "стоили" империи Крымская и Восточная войны, до 1 млрд было затрачено на строительство 20 тыс. верст железных дорог и т.д.). Реформы требовали денег, и бюджет России "трещал по швам". Другим сопутствующим либеральным преобразованиям тревожным фактором стал "значительный (в 2,7 раза по сравнению с царствованием Николая I) рост преступности в стране"[13]. Главным источником формирования армии наемных рабочих стало освобождение от крепостной зависимости многомиллионной массы крестьянства. Меньшая ее часть, примерно 4 млн, была выброшена на рынок свободной рабочей силы сразу, а большая часть поступала туда постепенно, по мере расслоения и разорения крестьянства. Другими источниками пополнения рабочего класса служили мастеровые крепостных мануфактур, разорившиеся кустари и ремесленники и дворовые слуги. К началу 80-х гг. рабочий класс как таковой сформировался. Численность его достигала 7,3 млн человек. За 1861–1900 гг. он вырос численно с 3,2 млн до 14 млн человек, т.е. в 4,4 раза, тогда как все население страны увеличилось с 70 до 132,9 млн человек, что составляет примерно 90%[14].

Положение рабочих в городах было крайне тяжелым. Рабочий день в промышленности не был нормирован и, как правило, составлял 13–15 ч, а порой доходил до 19, как на машиностроительном заводе Струве в Москве[15]. При этом рабочие трудились в антисанитарных условиях, при полном отсутствии техники безопасности. Широко эксплуатировался женский и детский труд, причем не только в легкой промышленности, но и в металлургии. Так, по данным 1870-х гг., в Петербурге женщины составляли 42,6% рабочих, занятых на обработке волокнистых веществ. Дети и подростки начиная с 8 лет на Ижевском оружейном заводе составляли 25% всех рабочих, а на Тверской фабрике Морозова – 43%.; на одной только фабрике известного мецената и благотворителя И. Н. Коншина работало до 400 детей[16].

Тяжелый труд при низкой оплате не позволял рабочим обеспечить себе приличное человеческое существование.

Хотя материальное и правовое положение крестьянства после отмены крепостного права улучшилось, оно оставалось нетерпимым. Большинство крестьян жили в курных избах. Крестьянский двор располагал в среднем 7 десятинами земли, тогда как для нормального хозяйствования требовалось не менее 15 десятин.

По личному распоряжению царя были запрещены ночные работы женщин и подростков в возрасте до 17 лет. В 1892 г. при министерстве финансов создается специальная фабричная инспекция для наблюдения за исполнением фабричного законодательства и предотвращения конфликтов между рабочими и хозяевами. Это было крайне необходимо, так как число рабочих на российских фабриках и заводах в 1893 г. по сравнению с 1881 г. увеличилось с 770 842 до 1 406 792 человек. В 1886 г. принимаются важные нормативные акты: "Правила о найме рабочих на фабрики, заводы и мануфактуры", "Особенные правила о взаимных отношениях фабрикантов и рабочих", регулирующие взаимные обязательства рабочих и предпринимателей. Были повышены ставки старых налогов и введены новые прямые налоги, что затрагивало прежде всего состоятельные слои населения. В 1882 г. введен налог на имущество. В 1885 г. повышены налоги на промышленные предприятия, на недвижимое имущество в городах[17].

6 января 1886 г. был утвержден закон об обязательном труде заключенных и о распределении получаемых от этого доходов: заключенные в тюрьмах должны получать 40% от заработной платы, в арестантских отделениях – 33%, осужденные к ссылке в каторжные работы – 10%. В 1887 г. общий доход от труда арестантов составил 538 000 руб[18].

Рассматривая вопросы образования как одни из главнейших, Александр Александрович сосредоточил свое внимание на развитии церковно-приходских школ, считая, что они должны формировать нравственные устои россиян в провинции. 13 июня 1884 г. были опубликованы "Правила о церковно-приходских школах". Они были призваны "утверждать в народе православное учение веры и нравственности христианской и сообщать первоначальные полезные знания". Эти школы стали самыми массовыми начальными учебными заведениями России. На их развитие власти выделили в 1885 г. 55 000 руб., а в 1896 г. сумма составила уже 345 645 руб[19].

В царствование Александра III в стране открылось 25 тыс. церковно-приходских школ и 5 тыс. церквей и часовен[20]. На этом факте, на наш взгляд, следует остановиться особо. Для реализации столь крупного проекта нужны были средства, и немалые. С целью привлечь средства был создан фонд императора Александра III. Фонд был основан по инициативе лиц, близких к правительственным кругам.

8 марта 1883 г. приказом по Военному ведомству за № 65 был создан приют для "ампутированных и увечных воинов", которому император Александр III высочайше присвоил наименование Мариинского в честь покойной матери императрицы Марии Александровны.

Приют предназначается для "призрения ампутированных, раненых и вообще получивших тяжкие увечья как на войне, так и в мирное время, при нахождении на действительной службе, для приспособления нуждающимся ампутированным и увечным воинам искусственных конечностей и всякого рода протезов, аппаратов и других механизмов, а также для исходатайствования следующих им по закону пенсий и пособий"[21].

Жена Александра III Мария Федоровна, вступая на престол, уже имела сеть своих собственных благотворительных структур общим числом 80 единиц[12].

Одним из самых крупных было Можайское благотворительное общество[23].

Как следует из отчетного доклада Общества за 1872 г., оно удостоилось быть принятым иод Августейшее покровительство Государыни Цесаревны Марии Федоровны 7 февраля 1872 г. К этому моменту Общество имело Можайский детский приют для девочек и Гаретовскую школу для мальчиков. В Приюте воспитывалось 11 девочек. В течение 1872 г. было принято еще пять. Окончившие курс четыре воспитанницы выбыли из приюта на попечение родителей или пристроены в услужение согласно правилам Общества. Все оставшиеся в приюте дети делились на три отделения. Старшие занимались по преимуществу рукоделием, исполняли заказы, делаемые в приют, и обучались необходимым домашним занятиям. Среднее отделение посещало городское училище и обучалось грамоте и письму. Воспитанницы 3-го отделения, малышки в возрасте от 4 до 7 лет, оставались постоянно в приюте иод надзором старшего класса. К концу 1872 г. Комитету "удалось пристроить всех старших девочек и таким образом открыть вакансии для принятия новых сирот"[4].

Мария Федоровна была попечительницей многих монастырей, в частности женского Иоанно-Предтечинского в Томске. При монастыре работала общеобразовательная школа для девочек, золотошвейная и золототкацкая мастерские, продукция которых пользовалась особо высоким спросом. При монастыре также были открыты приют трудолюбия и дом трудолюбия, где содержались на всем готовом и обучались грамоте, приобретали трудовую профессию 55 безродных девочек. Благодаря заботам Марии Федоровны томский женский монастырь стал самым богатым женским монастырем Сибири.

В 1882 г. по инициативе Марии Федоровны были созданы Мариинские женские училища для малообразованных девушек-горожанок, представлявшие собой промежуточную степень между начальными школами и средними учебными заведениями.

В 1898 г. было учреждено "Попечительство императрицы Марии Федоровны о глухонемых"[25]. Оно находилось в системе Ведомства учреждений императрицы Марии и было призвано осуществлять контроль и централизованное управление в отношении развития теории и практики обучения глухонемых.

Согласно Положению цель Попечительства – "попечение о глухонемых всех возрастов. Посему оно: а) для взрослых глухонемых учреждает мастерские, дома трудолюбия, дешевые квартиры, приискивает работу, озабочивается помещением престарелых и увечных в богадельни и другие подобные учреждения; б) для малолетних глухонемых открывает школы, учебные мастерские, приюты, убежища и выдает пособия нуждающимся семьям, в коих имеются глухонемые дети. Сверх того, Попечительство озабочивается устройством курсов с целью подготовления учителей в школы для глухонемых, сообщает указания для устройства таких школ, метода обучения глухонемых и т.д.". Па первом общем собрании Председателем Попечительства был избран Иван Карлович Мердер.

В 1899 г. императрица Мария Федоровна пожертвовала капитал в 300 000 руб. для образования фонда Попечительства.

Попечительство стало издавать специальные руководства но обучению глухонемых: с 1898 по 1900 г. ежемесячно выходил "Листок по обучению звуковому способу глухонемых, воспитанию и призрению их", а с 1902 по 1916 г. – "Вестник Попечительства о глухонемых". В 1900 г. при Петербургском училище открылась амбулатория по ушным, носовым и горловым болезням.

В городах России стали открываться региональные отделы Попечительства и учреждения для глухонемых. К 1917 г. в Российской империи насчитывалось 63 учреждения для глухонемых, из них: 55 – учебные учреждения, четыре мастерские без обучения грамоте, два учреждения призрения, две мастерских-приюта.

По переписи 1897 г., в Российской империи было всего 158 759 человек, в том числе более 40 000 детей школьного возраста. В 36 школах и детских учреждениях России обучалось немногим более 1500 глухих.

Как следует из анализа документа, сложившаяся при супруге Павла I, императрице Марии Федоровне, система поддержки служащих подведомственных ей благотворительных заведений в конце столетия претерпела существенные изменения: пенсии стали выплачивать не из личных средств императрицы, а из суммы вычетов и налогов с жалованья чиновников и служащих Ведомства; с ростом цен в Империи наблюдался и рост взимаемого налога; право на пенсию после кончины мужей имели вдовы, а дети - также и на дополнительную социальную поддержку; изыскивались способы поощрить за добросовестную долголетнюю службу посредством пятилетней прибавки. Однако неизменным оставалось то, что пенсии служащим этой структуры осуществлялись по особым, отличным от других пенсионных назначений правилам. Однако в любом случае право на пенсию определяло статус чиновников Ведомства как особой категории госслужащих.

Была продолжена работа, начатая Марией Александровной, по организации различных курсов и школ мастерства с целью поддержки юных девушек и обеспечения их надежным мастерством. Среди наиболее примечательных в этом отношении учебно-производственных единиц необходимо, на наш взгляд, отметить созданную императрицей школу кружевниц. Как следует из краткого очерка ее истории, основана школа была "по мысли и плану Э. Ф. Радей и С. А. Давыдовой"[26].

Для обучения из провинции приглашалось всего 4–6 мастериц, т.е. школа была смехотворно мала даже уже по временам конца XIX столетия. Ученицам выделялась готовая квартира, содержание и сверх того – по 50 руб. каждой в год (сумма, соответствующая среднему годовому заработку кружевниц в провинции) для личных расходов, на покупку платья, белья, обуви, прописки паспорта и т.п. Принимались на обучение взрослые мастерицы по собственному желанию сроком на 1–2 года "для того, чтобы они не слишком отвыкали от своего крестьянского житья-бытья". По возвращении на родину ученицы были обязаны обучать своих односельчанок приемам плетения и распространять среди них новые образцы кружев. Управлял школой попечительный комитет. Заведовала ею Елизавета Евграфовна Новосильцева, "известная уже своими трудами по организации общества кружевниц в Москве". Приходящих учениц в 1884 г. было 9 человек. В 1884 г. школе было Высочайше присвоено наименование Мариинская, а под покровительство Марии Федоровна школа была принята только в 1888 г.

Произведения школы кружевниц посылались на различные выставки. Так, в 1885 г. работы школы экспонировались на Ремесленной выставке в Санкт-Петербурге; в 1888 г. – на Международной выставке в Копенгагене; в 1893 г. – на Колумбовой выставке в Чикаго; в 1894 г. – в Антверпене; в 1894 г. – на Всероссийской в Нижнем Новгороде; в 1897 г. – на Международной в Стокгольме; в 1900 г. - на Всемирной в Париже; в 1901 г. – в Глазго. Все изделия русских кружевниц на этих выставках были удостоены высоких наград, а на Всемирной выставке в Париже русские кружева получили высшую награду выставки – "Grand-prix" (Гран-При) – не только за выдающуюся по красоте, сохранению старинного типа рисунков и за превосходную работу кружев, но, что было отмечено жюри, и "за основания, положенные в организацию школы, и ея направление служить усовершенствованию женского народного труда".

В этот период возрастает значение печати. На наш взгляд, именно с этим связан рост изданий, курируемых лично членами императорской фамилии. Они определяли социальную политику в стране, в них активно и подробно освещалась благотворительная деятельность членов императорского семейства, утверждались новые формы поддержки и широко пропагандировался новый опыт решения проблем нуждающихся. Особенно показательны в этом отношении журналы "Вестник Красного Креста" и "Вестник благотворительности", которые курировала императрица Мария Федоровна, и "Трудовая жизнь", находящийся под покровительством Александры Федоровны, супруги Николая II.

По вступлении на престол Мария Федоровна, имевшая к этому моменту сеть собственных благотворительных заведений, приняла на себя заботы обо всех благотворительных заведениях, созданных ее предшественницами. Таким образом, под ее непосредственным руководством оказались все учреждения Ведомства императрицы Марии, Императорское женское патриотическое общество и все заведения, созданные как самой императрицей Елисаветой Алексеевной, так и с целью увековечить ее память, Попечительство о детских приютах и все заведения, созданные Александрой Федоровной и в ее честь, наконец, Попечительство о слепых, Российское общество Красного Креста, Мариинский приют увечных воинов и другие структуры, находящие иод патронатом императрицы Марии Александровны. До самого конца императорской России Мария Федоровна занималась благотворительностью.

Пример семьи Романовых способствовал активизации гражданского общества в области милосердия.

Помимо императорской фамилии благотворительной и милосердной деятельностью занимались практически все слои населения, в том числе и крестьяне, которые в среднем только сухарями давали милостыни не менее чем на 5 руб. в год.

В основном российские частные благотворители занимались созданием различных социальных учреждений. Так, выдающийся меценат Павел Михайлович Третьяков известен не только своей знаменитой Третьяковской галереей. Целый ряд различных социальных учреждений был создан им совместно с братом Сергеем. Самое знаменитое – Арнольдо-Третьяковское училище для глухонемых.

Династия промышленников Бахрушиных внесла огромный вклад в социальное и культурное строительство нашего отечества. Их иногда называли в Москве профессиональными благотворителями. За их счет были выстроены и содержались Бахрушинская городская больница (ныне городская больница № 33, называемая Остроумовской по имени ее главного врача), дом бесплатных квартир, приют и колония для беспризорных, ремесленное училище для мальчиков, дом для престарелых артистов. В Зарайске была богадельня имени Бахрушиных. Представитель династии Алексей Петрович Бахрушин собирал русскую старину и книги. Свою библиотеку он завещал Румянцевскому музею (ныне она хранится в Российской государственной библиотеке, бывшей им. Ленина), а фарфор и старинные вещи – Историческому музею. Алексей Александрович Бахрушин создал единственный в мире существующий и поныне на станции метро "Павелецкая" Театральный музей, Детский приют братьев Бахрушиных в Сокольническом парке, Учебный корпус с ремесленными мастерскими.

Среди выдающихся благотворителей этого периода можно назвать Козьму Терентьевича Солдатенкова, создателя крупнейшей московской больницы (ныне больница им. С. П. Боткина); Юрия Степановича Нечаева-Мальцова, главного субсидиатора Музея изящных искусств (ныне ГМИИ им. А. С. Пушкина); Николая Александровича Алексеева, губернатора Москвы, и сотни других.

Аналогичные тенденции в области социальной помощи можно наблюдать в национальных территориях. Например, в Казанской губернии, где преобладало мусульманское население, развитие благотворительности шло как по общеимперскому, так и по национальному (мусульманскому) сценарию.

Например, в Казанской губернии практически одновременно открылись три детских приюта: Николаевский, Александровский и Мусульманский приют братьев Юнусовых. С самого основания приюты находились под покровительством казанских купцов, как русских, так и татарских. Мусульманский детский приют братьев Ибрагима и Исхака Юнусовых первоначально размещался в деревянном доме, а затем братья выстроили на Екатерининской улице (ныне Тукаевская) двухэтажный каменный дом. Ибрагим Юнусов стал первым директором приюта, который содержался на доходы с аренды 14 лавок Юнусовых на Сенном базаре. Дополнительно от полутора до двух тысяч в год жертвовали местные мусульмане Ново-Татарской слободы. Ежегодно всем воспитанникам справляли казакин коричневого цвета, козловые ичиги и калоши, тюбетейку и барашковую шайку, по три смены белья. Братья снабжали приют продуктами и дровами из своих имений. Воспитанники кроме начального духовного образования получали основы светских знаний по арифметике, истории, географии и рисованию, изучали русский и арабский языки. Когда мальчики достигали совершеннолетия и приходило время расставаться с приютом, выпускников устраивали служить в лавки купцов или учителями в национальные школы. При этом Юнусовы не оставляли своих подопечных, регулярно навещали их, помогали деньгами.

С 1867 г. в России активные позиции начинает занимать Общество Красного Креста, с 1872 г. – Общество земледельческих колоний и ремесленных приютов, основной задачей которого являлось нравственное исправление малолетних преступников. В 1887 г. возникло Общество призрения и образования глухонемых детей, состоявшее в Ведомстве Министерства внутренних дел. Своей задачей Общество ставило не только призрение, но и обучение глухонемых.

В 1889 г. начало работать Общество попечения о бедных и больных детях с целью оказания помощи бесприютным и больным детям. 31 декабря 1893 г. был утвержден устав Дома трудолюбия в Казани, созданного с целью призрения неимущих через представление им носильного труда и религиозно-нравственного воспитания. Вместимость Дома трудолюбия, покровителем которого был казанский губернатор, составляла 250 призреваемых. Функционирование Дома трудолюбия находилось в ведении городского общественного управления. С 1895 г. в городе функционировало Попечительство о домах трудолюбия и работных домах, позже переименованное в Попечительство трудовой помощи.

Среди частных благотворителей наиболее прославился в губернии Сулейман Мухаметзянович Аитов (1862–1922).

Сулейман Литов был женат на Фатихе Абдулвалеевне Яушевой (1866–1942) – дочери троицкого купца-миллионера. Эта женщина известна в истории татарского народа тем, что в 1908 г. создала в Казани первую национальную женскую гимназию. С. М. Аитов специально для этого учебного заведения отстроил прекрасное кирпичное здание и снабдил его всем необходимым (ул. Рахматуллина, 2/18, сейчас здесь располагается школа-лицей № 6). Вообще, коммерсант придерживался довольно прогрессивных взглядов для своего времени. Он решительно выступал за реформу татарских медресе, участвовал в создании первой мусульманской политической партии в России "Союза мусульман", старался по мере возможности финансировать все передовые начинания в жизни нации. С. М. Аитов являлся также крупным благотворителем, не жалевшим денег на богоугодные дела. В 1898 г. он построил в Адмиралтейской слободе г. Казани здание 2-й соборной мечети.

Вместе со своей женой предприниматель вырастил и воспитал пять сыновей. За пожертвование в пользу неимущих предприниматель 21 февраля 1913 г. получил право ношения светло-бронзовой медали в память 300-летия царствования Дома Романовых, а 4 июля 1913 г. заслужил благодарность императрицы.

Мухаметсадык Курбангалеевич Бурнаев (1826–1898) родился в семье казанского 3-й гильдии купца. Самостоятельно начал заниматься оптовой торговлей сырьем, пушниной, продукцией своего мыловаренного завода в Казани, на Нижегородской, Мензелинской и на Ирбитской ярмарках. Во второй половине XIX в. М-С. К. Бурнаев выбился в число самых богатых предпринимателей Казани, пользовался огромным авторитетом у мусульман города. Он был глубоко религиозным человеком и не жалел денег на богоугодные дела. Купец построил в 1872–1895 гг. знаменитую Бурнаевскую мечеть в Казани (ныне ул. Ахтямова, д. 7). У М-С. К. Бурнаева было две жены, с которыми он вырастил шестеро детей.

Казанский купец 1-й гильдии Мухаметсадык Мухаметсафович Галикеев (1847–1919) пользовался огромным уважением у мусульман Казани и губернии за финансирование медресе "Мухаммадия", строительство десятков мечетей, в том числе и казанской № 10 в 1905 г. Мечеть действует до сих пор.

Можно привести десятки аналогичных примеров по всем регионам России.

  • [1] См.: История СССР. С древнейших времен до 1861 г.: учеб. для студ. ист. фак. пед. ин-тов / под ред. П. П. Епифанова и В. В. Мавродина. 5-е изд., перераб. М.: Просвещение, 1983. С. 550.
  • [2] См.: Троицкий Η. А. Россия в XIX веке: курс лекций. М.: Высшая школа, 1999. С. 218.
  • [3] Там же. С. 218.
  • [4] Там же.
  • [5] См.: Труайя Л. Александр II. М.: Эксмо, 2003. С. 70–71.
  • [6] См.: История России в лицах с древности до наших дней: биографический словарь / под ред. В. В. Каргалова. М.: Русское слово, 1997. С. 288.
  • [7] См.: Власов П. В. Благотворительность и милосердие в России. М.: Центрполиграф, 2001. С. 372–373.
  • [8] ЦГИА. Ф. 535. Оп. 1. Д. 817.
  • [9] Там же.
  • [10] ОР PHБ. Ф. 432. Пр. 15.
  • [11] См.: Хронограф российской истории социальной работы / под ред. М. В. Фирсова. М.: Союз, 1999. С. 159.
  • [12] ГАРФ. Ф. 642. Оп 1. Д. 200.
  • [13] См.: Воронихин А. В. Исторический календарь царствования Александра III: пособие к спецкурсу. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2001. С. 10.
  • [14] См.: Троицкий Н. А. Россия в XIX веке. С. 219.
  • [15] Там же. С 231.
  • [16] Там же. С. 232.
  • [17] См.: Кудрина Ю. В. Императрица Мария Федоровна (1847–1928 гг.). Дневники. Письма. Воспоминания. М.: Олма-Пресс, 2002. С. 68–69.
  • [18] См.: Воронихин А. В. Исторический календарь царствования Александра III. С. 43.
  • [19] Воронихин А. В. Указ. соч. С. 51.
  • [20] См.: Кудрина Ю. В. Императрица Мария Федоровна. С. 33–34.
  • [21] См.: Войнова Л. Е. 120 лет Мариинскому приюту для ампутированных и увечных воинов. СПб., 2003. С. 5.
  • [22] ГАРФ. Ф. 642. Оп 1. Д. 200.
  • [23] Там же. Д. 229.
  • [24] Там же.
  • [25] Все сведения по Попечительству цит. по: Базоев В. З., Паленный В. А. Человек из мира тишины. М.: Академкнига, 2002. С. 421–473.
  • [26] ГАРФ. Ф. 642. Оп.1. Д. 251.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы