Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Риторика arrow Риторика

Методологическая культура юриста как условие развития качеств ритора

В современных условиях, которые сложились в нашей стране, когда формируются правовое государство и гражданское общество, выявление сути и значения методологической культуры юриста как субъекта познания, принятия квалифицированных решений в целях установления справедливости разрешения споров, обеспечения законности и правопорядка в стране, наконец, как ритора актуально и значимо. Сегодня юристам приходится осуществлять правотолкование и правоприменение в условиях, когда аморализм и дегуманизация стали в обществе повседневной реальностью, а экстремизм, бандитизм и терроризм – фактором бытия нашего общества. Минимизировать и исключить из пашей жизни все эти отрицательные явления можно при условии, если правовые отношения станут определяющими, а разумность правовой регуляции жизнедеятельности человека войдет в жизнь и быт всех и каждого. Необходимо соответствующее развитию общества и его культуры понимание права и его роли в организации человеческого сообщества, в деятельности государственной власти и всей совокупности общественных организаций и учреждений. Следовательно, методологическая культура юриста приобретает исключительно важное значение, так как особая роль в указанных процессах по статусу принадлежит судебной власти.

Методологическая культура юриста – относительно новое понятие. В научной литературе, да и в реальной деятельности юристов, особенно в плане развития у них качеств и свойств ритора, данному вопросу практически не уделялось внимания. Более того, несмотря на общеупотребительность рассматриваемого понятия, его содержание, объем и место в системе других понятий как в риторике, так и в юриспруденции остаются недостаточно исследованными. Одной из главных причин такого положения было отождествление в советский период методологии и марксистско-ленинской философии. При этом методологическая культура отождествлялась с философской культурой, а главным критерием методологической культуры исследователя и юриста было знание основных положений диалектического материализма, умение их использовать в деятельности ученого-исследователя и юриста-практика. Постоянное внимание уделялось формированию мировоззренческой культуры, как ее понимали в то время. На методологических семинарах рассматривалась методологическая роль положений марксистско-ленинской теории, приемы и способы их применения в познавательной и практической деятельности специалистов разных специальностей.

В 1980-е гг. методологическая культура стала рассматриваться как проявление интеллектуальной культуры. По проблемам интеллектуальной культуры проводились научно-методические конференции, издавались сборники научных трудов, но серьезных разработок по методологической культуре не осуществлялось. К анализу понятия "методологическая культура" и его содержания обратились совсем недавно. Существует лишь несколько работ, где специально анализируется данное понятие. В них методологическая культура рассматривается или как уровень развития методологии науки и самой личности исследователя, или как рефлексия исследовательской деятельности субъекта познания, или как своеобразный уровень развития дидактики[1]. Мы намерены раскрыть содержание данного феномена как вариант произнесения речи.

Сложность методологической культуры как социальноличностного и гносеологического образования требует:

  • 1) выделения методологической культуры из общей культуры исследователя вначале по внешним характеристикам;
  • 2) изучения методологической культуры как феномена, состоящего из элементов разных уровней сложности;
  • 3) поиска оснований, которые упорядочивают содержание методологической культуры и являются ее структурообразующим базисом;
  • 4) изучения функций элементов методологической культуры и представления ее как целостного системного образования.

Феномен методологической культуры юриста включает в себя три компонента:

  • • культурный;
  • • методологический и методический;
  • • знание норм права и умение их практического применения.

Анализ юридической практики, а также научной литературы позволяет утверждать, что ядром методологической культуры юриста выступают мировоззренческие универсалии. Они аккумулируют и связывают воедино как знания методологии, природы и сути права, так и накопленный и освоенный юристом социальный, в том числе правовой, опыт. В дальнейшем субъект данного уровня культуры оценивает, осмысливает социальные ситуации, мир в целом, свою профессиональную деятельность, гармонизирует все явления действительности и принимает решения во благо общества, человека, страны.

В содержательном аспекте методологическая культура юриста включает в себя совокупность свойств и черт личности, которые характеризуют его культуру мышления и практического действия, основанную на глубокой и всесторонней правовой подготовке, реализуемой в рамках конкретных методологических регулятивов. Таким образом, применительно к конкретному специалисту, в том числе юристу-ритору, методологическая культура включает в себя определенный интеллект личности, правильное мышление, развитые психофизиологические черты и свойства личности юриста, а также соответствующий уровень социальной зрелости и надежности личности.

Методологическая культура юриста – системное социально-психологическое, мировоззренческое образование в конкретной личности с ее характером, культурой и методологией мышления и практического действия, способной квалифицированно оценивать деяния физического или юридического лица, толковать и применять право таким образом, чтобы обеспечить справедливость при соблюдении прав человека и интересов общества и государства.

Культура проявляет себя в системе исторически создаваемых человечеством и им же развивающихся программ деятельности людей, их поведения и общения, всего того, что прямо или опосредованно оказывает воздействие на социализацию человека. Культура, отраженная в системе программ, выступает условием и действенным фактором воспроизводства и развития жизни общества, всех ее сторон во всех ее проявлениях. Эти программы могут быть представлены многообразием различных идей, верований, ценностных ориентаций, моделей, стандартов, образцов, идеалов, норм, правил, приемов поведения и деятельности людей в различных сферах и областях жизни. Культура выступает средством хранения и передачи социально значимого алгоритма оценки явлений действительности, своеобразным механизмом обеспечения преемственности и вследствие этого целостности человеческого сообщества, основой развития человека и общества. Культура, включенная в программу мышления человека, оценки им социальной ситуации, принятия им решений и их реализации, в частности в его выступлениях, способна оказывать на него реальное практическое воздействие в плане формирования у него соответствующей методологической культуры.

Освоенная, или объективированная, личностью культура способна развить в ней определенные уровни социальной зрелости, определенные программы как культурные феномены, которые можно условно можно выстроить в виде иерархии.

  • • Личность, достигшая первого уровня социальной зрелости, воспринимает ценности современного общества, понимает их, но ими практически не руководствуется. В реальности такая личность действует в соответствии с программами поведения, основанными на суеверии, приметах, руководствуясь регулятивом тина "стимул – реакция".
  • • Личность второго уровня социальной зрелости руководствуется программами, которые позволяют ей адекватно оценивать социальные ситуации и находить для себя достаточно устойчивое положение, в максимальной степени исключая случаи, когда внешняя экспансия способна достичь для данного субъекта уровня угрозы или агрессии. Это жизнь во благо себя.
  • Третий уровень социальной зрелости личности характеризуется тем, что его программа адресована в будущее. Это жизнь во благо общества и, естественно, для себя и своих потомков.

Такие программы генерируются за счет внутреннего оперирования знаковыми системами, формируя и образуя в человеке особый пласт культуры – методологическую культуру мышления и практического действия. Очевидно, что подобное образование, проявляющееся в определенной совокупности свойств и черт личности, формируется на основе научной методологии-дидактики. Или, иными словами, особой социально-познавательной дидактики, конкретной формы учебной деятельности, которая включает:

  • а) интеллектуальное развитие студентов в процессе их учебы, осуществляемое посредством овладения ими знаниями, умениями и навыками, соответствующими требованиям профессиограммы юриста, работника судебной системы;
  • б) разностороннее развитие у студентов их задатков и способностей при условии, что изначально, до начала обучения, данные задатки и способности соответствуют выбранной профессии;
  • в) гармоничное развитие личности студента, гармонизацию биологического и социального в студенте в соответствие с положениями профессиограммы юриста, работника судебной системы;
  • г) формирование у студентов культуры мышления и практического действия; ясной, четкой, последовательной, непротиворечивой и убедительной речемыслительной деятельности;
  • д) выработку и закрепление у студентов навыков и умений принимать квалифицированные решения, убедительно аргументировать свои выводы и рекомендации, обнаруживать несостоятельность в доказательствах оппонентов и эффективно их опровергать.

Основными условиями достижения таких целей применительно к учебной деятельности являются:

  • – высокая положительная мотивация к учебной деятельности у студентов, профессорско-преподавательского состава, у всех, кто участвует в образовательном процессе;
  • – ясно и четко сформулированные цели учебной деятельности, понятные как профессорско-преподавательскому составу, так и студентам, всем участникам учебной деятельности;
  • – наличествующие в необходимых количестве и качестве организационные и ресурсные компоненты учебной деятельности;
  • – соответствующие современным требованиям подготовки специалистов средства и способы образовательного процесса, которыми обязаны эффективно владеть преподаватели и сотрудники, участвующие в учебной деятельности;
  • – эффективные и одновременно оптимальные механизмы контроля соответствия уровня и качества подготовки студентов положениям профессограммы выпускника, квалифицируемого как юрист, с предпочтительным использованием его в судебной деятельности.

При оценке учебной деятельности студентов следует учитывать особенности интеллектуального развития людей в возрасте от 16 до 25 лет. Экспериментально установлено, что в этот период проявляются наиболее выраженные колебания, чередование спадов и подъемов в уровне развития интеллекта, памяти, внимания, мышления[2].

Важно отмстить, что учебная деятельность – это творчески-репродуктивная познавательная деятельность. В ней своеобразно сочетаются опосредованное и непосредственное познание действительности, теоретический анализ и практическая работа, самостоятельные творческие поиски и усвоение алгоритмов по готовым образцам. Процесс и результат учебной деятельности студента находятся в прямой зависимости от его потребностей, мотивов, способностей, темперамента, характера, жизненного опыта. Немалую роль при этом играет воздействие на него товарищей и особенно преподавателей. Следовательно, в целом обучение должно завершиться развитием у обучаемых знаний, умений и навыков, алгоритмов действий, соответствующих программам подготовки и требованиям профессограммы специалиста, занятого в судебной деятельности.

Следующий компонент методологической культуры юриста как ритора составляет освоенная им конкретная и одновременно специфическая методология исследования сложных социальных явлений, процессов и социальных образований, которые составляют предметную область их практической деятельности. Методология мышления и практического действия юриста должна быть адекватна предмету изучаемых им дел, ибо не только результат познания, но и ведущий к нему путь должен быть истинным. Более того, сам способ или метод изучения конкретных дел для юриста должен изменяться вместе с рассматриваемыми им делами.

Социальные ситуации, явления и процессы, а также общественные отношения, которые составляют объект юридического познания, оценки и принятия квалифицированных решений, существенно отличаются от природных как по своему происхождению, так и по внутренним закономерностям существования. Это сложные образования, которые включают в себя как человека, так и продукты его деятельности, в первую очередь его опредмеченные знания. Соответствовать такому предмету обязаны метод, конкретные методология и методика его исследования. Они должны представлять собой такой феномен, который в "снятом" виде воплощал бы средство и инструментарий, призванный обеспечить юристу возможность обозреть границы социальных ситуаций, раскрыть базисные положения их возникновения и функционирования, уяснить стиль социального мышления и действия субъектов, которые эти социальные ситуации создают.

Метод, методология и методика изучения таких объектов – это средство и инструментарий, способные привести к разгадке их как некоего целого фрагмента действительности, рассмотрения его завершенности. Это определенный тип симбиоза теории и практики познания; конкретная логика обоснованного движения юриста к истине, искомому. Будучи освоенной им, методология воплощается в его познавательно-практических действиях, выражая темп, размер его шагов при достижении цели (истины), систему координат и меру отсчета истинных знаний. Она позволяет представить нс только само движение к истине, но и указать трудности, которые ждут юриста на этом пути.

Этот симбиоз теории и практики в деятельности юриста-ритора включает в себя гносеологические приемы изучения и правила познания социальных явлений и процессов (социальных образований) как предметной области в деятельности юриста.

В методике изучения социальных явлений и процессов прием представляет собой закрепленное практикой и используемое людьми содержание отдельного познавательного действия. Правило – это выработанное на основе обобщения опыта или научных знаний требование к субъекту, которое определяет очередность и последовательность его познавательных действий.

К гносеологическим приемам на современном этапе развития науки и практики, в том числе и познавательно- преобразовательных действий и деятельности юриста, можно отнести:

  • 1) сравнение – наиболее простой и эффективный прием. Он непосредственно обусловлен содержанием объекта изучения юриста и представляет собой процедуру установления общего и различного в социальных явлениях и процессах. Вначале сравнение происходит на основе противопоставления присущих изучаемым предметам признаков тем признакам, которые принадлежат другим предметам, но описываются одним и тем же теоретическим средством. Затем через выявление сходства устанавливается видовая или родовая взаимозависимость рассматриваемых предметов и возможность описать их одной теоретической конструкцией. В конце процесса сравнения в рассматриваемом предмете выделяется общее, главное, второстепенное и т.д.;
  • 2) аналогию. Она дополняет сравнение и позволяет использовать уже получившие подтверждения практикой теоретические выводы как средства для синтеза видов информации о социальном образовании. На основе аналогии юрист обращается к ассоциациям, которые позволяют ему объединить разрозненные сведения о социальных явлениях и процессах в единое целое;
  • 3) прием "думать вслух" – естественная составляющая процесса мышления и познания в деятельности юриста. Данный прием позволяет посредством использования образов, рожденных в мыслях, продвигаться к выявлению природы и сущности изучаемой предметной области. Ничто так нс активизирует процесс мышления, как факт зримого "рождения" новой идеи, ее осмысление. В этом заключена позитивная составляющая данного приема. По она соседствует и с негативной составляющей. Дело в том, что данный прием как составная часть методологической культуры юриста изначально предполагает своеобразное навязывание формулируемым выводам субъективного видения вопроса. Правда, если это субъективное осмыслено самим юристом, то он всегда способен внести соответствующую коррекцию в свои выводы;
  • 4) прием контекста позволяет сразу же соединять теоретические конструкты, получаемые в изучении предметной области, с реальным построением речи и способствует развитию у юриста качеств ритора, умений красноречия. Владение данным приемом развивает у юриста способность образно и конкретно воспроизводить в речи содержание знаний о предмете высказываний, и тогда его выводы уже не будут представлять собой голое умозрительное обобщение изучаемой реальности;
  • 5) прием синтеза знаний очевиден и естествен. Этот прием нацеливает юриста па поиск соответствия между правовым, социальным и гносеологическим наполнением выводов и обобщений; позволяет ему в своем выступлении представить слушателям цельный образ деяния, соединив выводы правотолкования и правоприменения.

Правила познания социальных явлений и процессов (социальных образований) как предметной области в деятельности юриста обусловливаются содержанием тех познавательных ситуаций, которые могут возникнуть в практической деятельности юриста. Познавательная ситуация – это содержательная характеристика процесса изучения субъектом какого-то объекта. В ее структуру входит несколько элементов:

  • – искомое;
  • – возможности субъекта познать искомое;
  • – показатель степени обобщенности разрешаемых противоречий.

Познавательная ситуация возникает в процессе изучения социальных образований при мысленном взаимодействии субъекта познания и объекта отражения. Искомое всегда характеризуется определенной мерой обобщения. Показатель степени обобщенности является характеристикой познавательной ситуации и величиной, определяющей возможности субъекта познания выявить неизвестное в объекте изучения. Само искомое может отражать различные аспекты интересующего исследователя объекта:

  • а) основные закономерности существования и развития рассматриваемых социальных явлений и процессов, их виды и типы;
  • б) средства, инструментарий, используемые в этих социальных процессах и явлениях их субъектами для достижения своих целей;
  • в) пути, способы, условия, формы, приемы, используемые субъектами для реализации своих интересов.

Повсеместно возникающие в речевом взаимодействии юристов с клиентами познавательные ситуации обусловливают некий перечень правил познания социальных явлений и процессов.

  • • Первое правило: практицизм, перерастающий в реализм. Это правило требует от юриста быть всегда нацеленным на максимальную конкретность, точный учет существенных и отличительных признаков исследуемого социального образования: социального явления или социального процесса. Малейшее отклонение от этого правила может привести заинтересованного специалиста lie к истине, а ко лжи. Указанное положение мы можем подтвердить своим жизненным опытом. Никто, наверное, не будет отрицать тот факт, что желание быстрее закончить начатое дело нередко позволяло нашей "кажимости" одержать верх над действительностью. В результате нам приходилось все начинать сначала.
  • • Второе правило: преемственность. Новые теоретические обобщения никак не могут отменить или исключить из жизни, а тем более из исследования предыдущие выводы, получившие подтверждение практикой, опытом, временем.

Известно, что новое – это хорошо забытое старое. Как только в реальной ситуации мы обнаруживаем нечто напоминающее нам о ранее сделанных выводах, следует найти связь в причинах современной ситуации и предыдущей. Определив эти причины, мы выявим тенденцию в изучаемом социальном явлении или процессе и сможем прогнозировать ожидаемый результат.

  • • Третье правило: идеализированное целое всегда больше суммы его составляющих образов. На практике мы твердо усвоили, что кулак всегда крепче и сильнее одного пальца и суммы всех пальцев по отдельности. Данное положение следует перенести и на познание юристом конкретного искомого в познавательной ситуации. Дело в том, что все социальные явления и процессы имеют свои составляющие. В отдельности каждое из них обладает конкретными возможностями, но сумма этих возможностей, даже если они будут просчитаны с абсолютной точностью, всегда будет меньше силы воздействия целого. Данный факт и должен быть отражен в выводе.
  • • Четвертое правило: идеализированный объект всегда предельно обобщен. Смысл этого правила заключен в потенциале теории, которая, как предельно обобщенная система знаний о сущности предмета и закономерностях его развития, имеет возможность предвидеть проявления исследуемого объекта на практике. Например, теория наследственности позволяет сегодня осуществлять генетическую идентификацию организмов.

Кроме культурной, методологической и методической составляющей, как отмечалось, методологическая культура юриста включает в себя знания, умения и навыки, которые позволяют конкретному специалисту квалифицированно осуществлять правотолкование и правоприменение.

Знания – это сведения, информация, полученные человеком, переработанные и осмысленные им на основе личного опыта или общественной практики и выполняющие роль основных принципов его практически-преобразо- вателытой деятельности. Они представляют собой такой уровень информации и сведений о предмете познания или беседы, которая отражает природу этого предмета, может быть использована человеком для формирования целеполагания, определения способов и создания средств достижения поставленной цели, организации взаимодействия между людьми, построения говорения и т.д. Знания – это социальный феномен, они фиксируются в форме знаков естественных или искусственных языков.

Умение – это способность человека осуществлять какие-то действия и операции, значимые для него и необходимые для достижения цели, приобретенные им на основе знаний и опыта. Применительно к мыслеречевой и речемыслительной деятельности умения означают способность ритора образно, доходчиво, доступно для собеседника облекать в слова и высказывания свои мысли, а также понимать мысли оппонента, интерпретировать их.

Навыки – это доведенные до автоматизма осмысленные процедуры операций и действий, позволяющие человеку оптимально и эффективно достигать цели. Это определенный уровень проявления активности человека; реальные действия, направленные на решение каких-то задач, которые изначально им самим осознавались, потом, через многократное повторение становились практически автоматическими, т.е. навыками в собственном смысле слова. Навыки относятся как к двигательным компонентам жизни человека, так и к мыслеречевым и речемыслительным.

Таким образом, развитые знания, умения и навыки познавательной деятельности, а также выработанные алгоритмы взаимодействия с другими людьми, сформированные приемы и правила познания и практического соединения полученных результатов познания с нормами права в совокупности и будут составлять методологическую культуру юриста.

Методологическая культура юриста – это такой уровень его профессиональной, социальной зрелости и надежности, а также степень развития методологической дисциплины его мышления и практического действия, которые позволяют ему выявлять истинный смысл социальной ситуации, смысл и значение норм права (нормативно-правового акта) и обеспечивать их адекватное применение к субъекту противоправного деяния, устанавливая при этом высокий уровень социальной справедливости, обеспечивая права человека, а также интересы общества и государства.

Методологическая культура юриста – сложное социально-психологическое и мировоззренческое образование, которое включено в смысловое поле его деятельности. Без нее юрист выпадает из смыслового ноля своей деятельности вследствие различных препятствий, возникающих в ходе его работы. Юристу-ритору методологическая культура позволяет адекватно оценивать ситуацию, соотносить ее с идеей, которую необходимо выразить в речи, и красиво данную речь построить, достигнув необходимого эффекта в речевом взаимодействии со своими оппонентами.

Чем динамичнее общности, с которыми осуществляет речевое взаимодействие юрист как ритор, тем большую ценность обретает этот уровень культуры и творчества данной социально зрелой личности. Он включает в себя совокупность регулятивов, а также идеологем и социальных установок, обусловливающих смысл и значение тех слов, которые произведут необходимое воздействие на слушателей.

Кроме придания познавательным процедурам конкретности и определенности, методологическая культура, сформированная в каждом юристе как риторе, выполняет и социально-психологическую функцию. Она позволяет утвердить в сознании юриста, в личной его установке мысль, что его слушатели являются столичной группой поддержки. Это не оппоненты, которых следует убедить в своей правоте, повести за собой, наконец, покорить. Нет! Это идущие рядом с ним люди, с которыми можно и нужно делать общее дело. Развитая методологическая культура юриста позволяет ему подбирать под точно оцененную ситуацию необходимые идеи и слова; превращать его речь в "занимательное путешествие", являющееся одновременно увлекательным, интересным и познавательным. При этом есть основания утверждать, что речевое взаимодействие со слушателями будет сопровождаться такими положительными эмоциями, о которых говорят: "душа поет".

  • [1] См., например: Бережнова Е. В. Содержание и способы формирования методологической культуры у будущих учителей в процессе преподавания педагогики. М., 1997; Касьян А. А. Контекст образования. М., 2001; Лукашов В. С. Методологическая культура преподавателя. М., 2000.
  • [2] См.: Современные психолого-педагогические проблемы высшей школы. Вып. 3 / под ред. А. А. Бадалева, Н. В. Кузьминой, Е. Ф. Рыбалко. Л., 1986. С. 14-16.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы