Реальный принцип действия международного уголовного права

В силу этого принципа нормы международного уголовного права могут быть применены на территории государств, не являющихся участниками соглашения. Условием такого применения нормы международного уголовного права является согласие государства. Так, например, Международный уголовный суд может осуществлять свою юрисдикцию на территории такого государства, если последнее сделало соответствующее заявление (ст. 4, ч. 3 ст. 12 Римского Статута). Но если государство дало такое согласие, то оно обязано действовать "без каких бы то ни было задержек и исключений".

Во многих конвенциях специально оговариваются вопросы выдачи лиц, совершивших преступление, между государствами, не имеющими соглашения о выдаче, т.е. в отношении государства, не имеющего такого договора, нормы международного уголовного права, регламентирующие процедуру выдачи, действуют в соответствии с реальным принципом. Так, Европейская конвенция о выдаче от 13 декабря 1957 г.[1] в ст. 15 предусматривает прямой случай реального действия нормы – возможность выдачи лица запрашивающей стороной третьему государству, не являющемуся участником данной Конвенции (при соблюдении строго определенных условий).

Универсальный принцип действия международного уголовного права

Данный принцип действия означает возможность ответственности по международному уголовному праву вне зависимости от того, где и кем было совершено преступление. Основы этого принципа были заложены в I Принципе международного права, выработанном Уставом Нюрнбергского трибунала ("Всякое лицо, совершившее какое-либо действие, признаваемое, согласно международному праву, преступлением, несет за него ответственность и подлежит наказанию"). При этом действие универсального принципа было распространено на те преступления, которые вошли в юрисдикцию Международного трибунала.

На возможность универсального действия международного уголовного права прямо указывают Женевские конвенции 1949 г., обязывающие все государства устанавливать свою юрисдикцию в случае их "серьезных нарушений"[2].

В дальнейшем в международном уголовном праве сформировалось понимание применения данного принципа ко всем преступлениям против мира и безопасности человечества. Например, по мнению А. Кассезе, любое государство имеет право осуществлять уголовное преследование в отношении лиц, совершивших такие преступления, независимо от места совершения преступлений, гражданства преступника или жертвы и какой-либо существенной связи между государством, осуществляющим уголовное преследование, и совершенными преступлениями[3].

Логического завершения формулирование универсального принципа действия международного уголовного права достигло в ч. 1 ст. 3 Проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества: "Лицо, которое совершает преступление против мира и безопасности человечества, несет за это ответственность и подлежит наказанию".

В настоящее время можно говорить о распространении универсального принципа действия международного уголовного права и в отношении ряда конвенционных преступлений. Например, в Конвенции о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г.[4] указано, что виновные лица "могут передаваться компетентному суду любого государства- участника настоящей Конвенции, которое может приобрести юрисдикцию над личностью обвиняемых".

Тенденция к расширению универсального принципа действия норм международного уголовного права должна расцениваться как положительная – ведь универсализация последнего будет означать как единообразие в его применении, так и более успешное достижение его задач по поддержанию мирового правопорядка и наказанию виновных.

  • [1] Международные акты о правах человека. С. 592.
  • [2] Кстати, в одном из решений Международного трибунала по бывшей Югославии прямо указано, что, в случае "серьезных нарушений" Женевских конвенций создаются основания осуществления "принудительной универсальной юрисдикции для договаривающихся государств" (см.: Prosecutor v. D. Tadic. Case № IT-94-I-A. 2 October 1995. § 79).
  • [3] Cassesc A. International Criminal Law. Oxford, 2003. P. 278.
  • [4] Конвенции по борьбе с преступлениями международного характера. Μ., 1990. С. 46.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >