Геноцид

Понятие "геноцид" происходит от лат. genos – племя, род и лат. caedo – уничтожаю, убиваю. Мировая цивилизация практически во все эпохи своего развития – как на Востоке, так и на Западе – знает примеры, когда представители одной расовой, национальной либо религиозной группы стремились к уничтожению представителей другой такой группы. Достаточно вспомнить о многочисленных гонениях на евреев, о массовом уничтожении христианского населения во время турецкой экспансии в Европу на протяжении XIV–XVIII вв., о трагических страницах самой европейской истории, связанных с религиозными войнами XVI–XVII вв.

Впервые геноцидом как преступлением против человечности было признано массовое истребление армянского населения по приказу властей Османской Турции, что зафиксировано в совместной Декларации стран-союзниц (Англии, Франции и России) от 24 мая 1915 г. Политика геноцида в отношении армян была обусловлена рядом факторов. Ведущее значение среди них имела идеология панисламизма и пантюркизма, которую с середины XIX в. исповедовали правящие круги Османской империи. В феврале 1915 г. военный министр Энвер отдал приказ об уничтожении армян, служащих в турецкой армии. С мая – июня 1915 г. началась массовая депортация и резня армянского населения турецких провинций (Западной Армении, Киликии, Западной Анатолии и др.). В результате геноцида армян, осуществленного младотурками в 1915–1918 гг., погибло 1,5 млн чел. Официальное признание армянских погромов как первого в истории факта, получившего юридическую оценку именно как геноцид в отношении целой нации, подтверждено в Заявлении Государственной Думы Российской Федерации от 14 апреля 1995 г. "Об осуждении геноцида армянского народа 1915– 1922 гг."[1].

Однако понадобилось еще одна мировая война для того, чтобы мир осознал не просто ужас и бесчеловечность подобного деяния, но и было выработано понимание его преступности и наказуемости как одного из тягчайших преступлений. Расовые представления Гитлера нашли воплощение в Нюрнбергских законах о гражданстве и расе, принятых в 1935 г., которые предоставляли гражданство "всем носителям германской или схожей крови" и лишали его каждого, кто считался представителем еврейской расы. Благодаря этим законам расизм получил юридическое обоснование в Третьем рейхе и со временем воплотился в "окончательном решении еврейского вопроса". В конечном итоге государственная национальная политика нацистской Германии вылилась в осуществлении "Холокоста" (Holocaust) – физического уничтожения еврейского населения Европы, жертвами которого стали свыше 6 млн чел.

Многие авторы отмечают, что, по существу, именно с определения преступности геноцида и наказуемости этого деяния в международно-правовых актах начался процесс формирования международного уголовного права как юридического феномена мировой культуры[2]. В мировой юридической практике после Второй мировой войны обвинение в осуществлении геноцида официально выдвигалось при расследовании преступлений против человечности, совершенных в Руанде.

В Конвенции о геноциде прямо указывается, что потерпевшими от этого преступления могут быть представители (члены) национальной, расовой, этнической или религиозной группы.

Расовая группа (от итал. razza – род, порода, племя) – это исторически сложившаяся группа людей, имеющих сходные анатомические и физиологические признаки, предаваемые по наследству (например, цвет кожи, форма носа и губ, рост, пропорции тела. Традиционно принято выделять четыре большие расы – европеоидную, монголоидную, негроидную и австралоидную; а также переходные и смешанные расовые типы (мулаты, метисы и пр.)

Этническая группа (от греч. ετθνος – группа) – это исторически сложившаяся устойчивая общность людей, имеющая в основе социальные признаки – общность материальной и духовной культуры.

Национальная группа (от лат. natio – племя, народ) – это тип этноса либо совокупность этносов, представляющих собой историческую общность людей, сложившуюся в процессе формирования общности их территории, государственного устройства, экономических связей, национального самосознания. При этом национальность обычно состоит из совокупности нескольких этносов (например, русские как национальность состоят из таких этнических групп, как великороссы, поморы, поволжцы, казаки, сибиряки и пр.).

Религиозная группа – это общность людей, исповедующих ту или иную религию. При этом не имеет значение, носит ли религия мировой характер (например, христианство, ислам, буддизм) или имеет локальное значение.

В решениях международных трибуналов ad hoc неоднократно подчеркнуто, что "главным объектом преступления геноцида является группа как таковая, а не отдельный человек, так как конкретная жертва выбирается преступником не из-за ее личных качеств, а из-за ее принадлежности к стигматизируемой группе[3]".

Объективная сторона геноцида. Состав геноцида, с точки зрения конструкции объективной стороны, носит формальноматериальный характер. Если проявлением геноцида является убийство или причинение тяжкого вреда здоровью членам демографической группы, то преступление окончено в момент причинения любого из названных последствий. Остальные четыре проявления геноцида (насильственное воспрепятствование деторождению, принудительная передача детей, насильственное переселение, иное создание жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов демографической группы) являются по своей юридической природе действиями, и рассматриваемое преступление должно считаться оконченным при их совершении, вне зависимости от достижения поставленной виновным цели.

Необходимо отметить, что факт полного или частичного уничтожения демографической группы как последствие, к которому стремится виновный, не влияет на юридическую оценку геноцида. Так, в решениях международных трибуналов по Руанде подчеркнуто, что для вменения геноцида не требуется устанавливать "точное число жертв" либо "реального уничтожения" демографической группы – достаточно установить совершение с этой целью любого "акта, образующего объективную сторону (actus reus)"[4].

Убийство. В Конвенции и геноциде говорится об убийстве членов демографической группы как о таковом – под таким "убийством" надо понимать любое умышленное причинение смерти. В решениях международных трибуналов убийством называется любое причинение смерти представителю демографической группы, причем под такое убийство подпадают ситуации, когда смерть стала последствием совершения иных действий, рассчитанных на уничтожение такой группы[5].

Убийства членов демографических групп при осуществлении актов геноцида могут приобретать чудовищные размеры – например, Международный трибунал по Руанде исходит из факта, что число жертв представителей народности тутси (tutsi) во время событий 1994 г. составило от полумиллиона до миллиона человек[6].

Причинение тяжкого вреда здоровью. В решениях международных трибуналов как причинение тяжкого вреда здоровью представителям демографических групп расценен "серьезный ментальный ущерб" ("serious mental harm"). Например, в качестве такого "ущерба" были квалифицированны психические расстройства, возникшие у потерпевших, наблюдавших убийства своих соплеменников и родственников, сексуальное насилие над женщинами народа тутси[7].

Насильственное воспрепятствование деторождению как деяние может выражаться в совершении виновным самых разнообразных действий с целью недопущения рождения детей у представителей той или иной демографической группы населения. В практике международных трибуналов прошлого и современности как геноцид по признаку воспрепятствования деторождению расценены:

  • а) недопущение сексуальных контактов между представителями одной и той же демографической группы (именно этот способ геноцида был использован нацистами в отношении еврейского населения, заключенного в годы Второй мировой войны в концентрационные лагеря);
  • б) запрещение браков между представителями одной демографической группы и установление контроля за рождаемостью;
  • в) принудительное прерывание беременности, а также хирургическое, химиотерапевтическое либо медикаментозное подавление половой функции у представителей демографической группы (стерилизация, кастрация и пр.)[8].

Принудительная передача детей –деяние, имеющее место при передаче детей в иную демографическую группу, при которой передаваемый ребенок утрачивает этническую, национальную или религиозную принадлежность, присущую его родителям. В истории ярким примером такого проявления геноцида были янычары в Османской империи. На протяжении XV–XVIII вв. турки насильно отбирали на завоеванных Балканах у родителей мальчиков славянского происхождения, обращали их в ислам, и те, абсолютно забыв о своем этническом происхождении и религии, были личной стражей султана и самой преданной частью его войска[9].

Насильственное переселение, рассчитанное на физическое уничтожение членов демографической группы, – это действие, выражающееся в перемещении представителей демографической группы в непривычные природные (в первую очередь климатические) условия, которые могут привести к физическому вымиранию перемещаемой группы людей. Как известно, группы людей, постоянно проживающие в той или иной местности, физиологически на протяжении многих поколений приспосабливаются к природным условиям проживания. Резкое и длительное перемещение их в принципиально иные природные условия влечет общее ослабление организма и, как следствие, угасание жизненных функций (в медицине этот феномен получил название "климатопатологии"). При этом перемещение представителей демографической группы должно быть произведено именно в чуждые природные условия, а не просто в "резервации" или абстрактные "пункты переселения".

Наконец, последним из проявлений геноцида является иное создание жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов демографической группы. Под "иным" созданием таких жизненных условий понимается неограниченный перечень деяний, которые не подпадают под признаки ранее рассмотренных, создающих угрозу физическому существованию демографической группы или ее части. Примерами создания таких "иных жизненных условий" могут являться:

  • а) заражение места обитания демографической группы агрессивным агентом биологического происхождения (возбудителями эпидемий, эпизоотий, болезней растений и пр.) либо химическое заражение места обитания демографической группы;
  • б) наложение запрета на занятие единственно возможным видом деятельности, являющейся единственным источником существования демографической группы;
  • в) разрушение жилищ, изгнание из домов, лишение одежды, стимулирование голода у представителей демографической группы, принуждение к "исключительно тяжелому" физическому труду[10].

В практике международных трибуналов ad hoc подчеркнуто, что "там, где физическому или биологическому уничтожению сопутствуют нападения на объекты культуры, религии, важные символические объекты, такие нападения можно рассматривать в качестве свидетельства намерения физически уничтожить группу"[11].

Субъективные признаки геноцида. Так как универсальным требованием к квалификации геноцида является установление особой цели действий виновного – стремления уничтожить полностью или частично демографическую группу, – то можно утверждать, что любой акт геноцида совершается с прямым умыслом. Это значит, что при совершении преступления лицо должно осознавать общественную опасность любого действия, направленного на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы, и желать его совершения.

Цель геноцида – признак, отличающий это преступление "от общеуголовных преступлений и преступлений против международного гуманитарного права". Указанная цель может проявляться двояко: в стремлении уничтожить как можно большее количество членов демографической группы, либо в стремлении уничтожить избранных ее представителей (политическую, религиозную, интеллектуальную элиты) – говоря иными словами, каждый акт геноцида должен ставить под вопрос само существование национальной, этнической, расовой или религиозной группы как таковой. В одном из решений Международного трибунала по бывшей Югославии указано, что "несмотря на всю чудовищность, содеянное не может считаться геноцидом по причине отсутствия у виновного цели уничтожить группу как таковую" ("to destroy the group in question")[12].

Для квалификации содеянного как акта геноцида "не существует какого-либо верхнего или нижнего уровня для числа жертв из состава защищенной группы"[13]. Однако в практике современных международных судов говорится о том, что намерение на уничтожение представителей демографической группы касается "существенной" или "значительной" части группы. Обычно такое намерение понимается как стремление уничтожить максимальное количество представителей группы. Но в ряде решений международных трибуналов ad hoc говорится о цели уничтожения "выборочно" определенного числа людей, ликвидация которых имела бы последствия для выживания всей группы – политических и административных лидеров, религиозных лидеров, ученых и интеллигенцию, деловых и других лидеров[14].

Цель геноцида "должна быть сформирована до совершения направленных на геноцид действий"[15]. Однако в ряде решений международных трибуналов сказано, что намерение на уничтожение демографической группы, "даже если оно и не было первоначальной целью операции, может возникнуть в ее ходе"[16].

Цель совершения актов геноцида может быть доказана на основе следующих обстоятельств:

  • а) общий контекст совершения других наказуемых деяний, систематически направленных против той же самой группы;
  • б) масштаб совершенных злодеяний;
  • в) общий характер злодеяний, совершенных в регионе или стране;
  • г) факт преднамеренного и систематического уничтожения жертв из-за их членства в специфической группе, в то время как уничтожение представителей других групп исключается;
  • д) общая политическая доктрина, ставшая причиной таких действий;
  • е) повторение действий, направленных на уничтожение и дискриминацию;
  • ж) совершение запрещенных действий или действий, которые уничтожают саму основу группы, являющейся объектом геноцида, и совершаются в рамках единого образца поведения[17].

По наличию цели уничтожения демографической группы геноцид отграничивается от убийства или причинения тяжкого вреда здоровью, совершенным по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды. Наличие обязательной для геноцида цели в соответствии с решениями международных трибуналов может состоять в самом факте избирательных убийств представителей демографической группы – как это случилось в отношении народа тутси в Руанде[18].

Субъектом геноцида является любое вменяемое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности.

  • [1] Российская газета. 1995.17 апр.
  • [2] См., например: Карпец И. И. Преступления международного характера. М., 1979. С. 31–54.
  • [3] Prosecutor v. G. Rutaganda. Case № ICTR-96–13-Т. 6 December 1999. § 60; Prosecutor v. R. Krstic. Case № IT-98–33-T. 2 August 2001. § 551.
  • [4] Prosecutor v. J.-P. Akayesu. Case № ICTR-96-4-T. 2 September 1998. § 497.
  • [5] Prosecutor v. Kayishema and Ruzindana. Case № ICTR-95-1. 21 May 1999. § 101–104; Prosecutor v. A. Musema. Case № ITCR-96-13-T. 27 January 2000. §155.
  • [6] Prosecutor v. J.-P. Akayesu. Case № ICTR-96-4-T. 2 September 1998. § 111.
  • [7] Prosecutor v. Kayishema and Ruzindana. Case № ICTR-95-1. 21 May 1999. § 110–113.
  • [8] Prosecutor v. J.-P. Akayesu. Case № ICTR-96-4-T. 2 September 1998. § 507– 508; Prosecutor v. G. Rutaganda. Case № ICTR-96-13-T. 6 December 1999. § 52; Prosecutor v. A. Musema. Case № ITCR-96-13-T. 27 January 2000. § 158.
  • [9] Всемирная история: в 10 т. / гл. ред. Е. М. Жуков. М., 1955–1960. Т. 3. М., 1957. С. 739.
  • [10] Prosecutor v. Kayishema and Ruzindana. Case № ICTR-95-1. 21 May 1999. § 115–116; Prosecutor v. J.-P. Akayesu. Case № ICTR-96-4-T. 2 September 1998. § 505–506; Prosecutor v. G. Rutaganda. Case № ICTR-96-13-T. 6 December 1999. § 51; Prosecutor v. A. Musema. Case № ITCR-96-13-T. 27 January 2000. § 157.
  • [11] Prosecutor v. R. Krstic. Case № IT-98-33-T. 2 August 2001. § 580.
  • [12] Prosecutor v. G. Jelisic. Case № IT-95-10.14 December 1999. § 93.
  • [13] Prosecutor v. L. Semanza. Case № ICTR-97-20-T. 15 May 2003. § 316.
  • [14] Prosecutor v. I. Bagilishema. Case № ICTR-95-1A-T. 7 June 2001. § 64.
  • [15] Prosecutor v. C. Kayishema and O. Ruzindana. Case № ICTR-95-1-T. 21 May 1999. § 91.
  • [16] Prosecutor v. R. Krscic. Case № IT-98-33-T. 2 August 2001. § 572.
  • [17] Prosecutor v. A. Musema. Case № ITCR-96-13-T. 27 January 2000. § 166. В другом решении Международного трибунала по Руанде определены следующие критерии "образца целеустремленных действий, направленных на совершение геноцида": 1) число затронутых членов группы; 2) физическое уничтожение группы или ее собственности; 3) использование уничижительного языка по отношению к членам этой группы; 4) использованное оружие и степень телесных повреждений; 5) методичный способ уничтожения; 6) систематический способ убийства; 7) относительно "пропорциональный масштаб фактического или предпринятого уничтожения группы" (см.: Prosecutor v. С. Kayishema and О. Ruzindana. Case № ICTR-95-1-T. 21 May 1999. § 93).
  • [18] Prosecutor v. J.-P. Akayesu. Case № ICTR-96-4-T. 2 September 1998. § 728–730.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >