Легализация преступных доходов

Легализация доходов от преступной деятельности является одним из опаснейших преступлений международного характера. Термин "отмывание денег" был введен в оборот в 20-е гг. XX в., в период деятельности американских мафиозных структур. Добытые преступным путем значительные денежные средства чикагская преступная группировка "отмывала" через сеть "прачечных". Ежедневно часть денег, полученных в результате преступлений, показывалась в качестве оплаты за услуги этих "прачечных". Именно таким образом деньги в виде прибыли вводились в легальный оборот[1].

Однако большинство государств первоначально расценивало такие действия как сугубо экономические нарушения.

Легализация же считалась составной частью преступления, в результате которого денежные средства или иное имущество были получены.

Международное сообщество относит легализацию преступных доходов к преступлениям международного характера и предписывает государствам в ряде международных актов принимать законодательные и другие необходимые меры с целью квалифицировать в качестве уголовного правонарушения действия, направленные на это деяние[2].

Международные усилия по предотвращению отмывания денег включают в себя: Конвенцию ООН "О борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ" 1988 г.[3]; Рекомендации группы старших экспертов по транснациональной организованной преступности совещания министров "восьмерки" (Париж, 12 апреля 1996 г.); Конвенцию Совета Европы "Об “отмывании”, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности" 1990 г.[4]; Конвенцию ООН против транснациональной организованной преступности 2000 г.[5]

Согласно Конвенции Совета Европы 1990 г.:

  • доходы означают любую экономическую выгоду, полученную в результате совершения преступлений. Эта выгода может включать любое имущество;
  • имущество – это имущество любого рода, вещественное или невещественное, движимое или недвижимое, а также юридические акты или документы, дающие право на имущество или на долю в этом имуществе;
  • орудия – любое имущество, использованное или предназначенное для использования, любым способом, целиком или частично, для совершения преступления или преступлений;
  • основное преступление – любое преступление, в результате которого были получены доходы, которые могут стать объектом преступления.

С объективной стороны ст. 6 Конвенции Совета Европы "Об “отмывании”, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности" установила, что при наличии умысла в качестве преступления должно быть квалифицировано любое из следующих действий:

  • • конверсия или передача имущества, если известно, что это имущество является доходом, полученным преступным путем, с целью скрыть незаконное происхождение такого имущества или помочь любому лицу, замешанному в совершении основного преступления, избежать правовых последствий своих деяний;
  • • утаивание или сокрытие действительной природы, происхождения, местонахождения, размещения, движения имущества или прав на него, если известно, что это имущество представляет собой доход, полученный преступным путем; и при соблюдении своих конституционных принципов и основных концепций своей правовой системы;
  • • приобретение, владение или использование имущества, если в момент его получения было известно, что оно является доходом, добытым преступным путем;
  • • участие или соучастие в любом из преступлений, определенных в настоящей статье, или в покушении на его совершение, а также за помощь, подстрекательство, содействие или консультирование в связи с совершением такого преступления[6].

В соответствии с названной Конвенцией субъективными признаками легализации преступных доходов являются:

  • • осознание лицом, что имущество является доходом, полученным преступным путем;
  • • действие лица с целью получения выгоды;
  • • действие лица с целью способствования продолжению преступной деятельности.

К основным целям деятельности по легализации преступных доходов относятся: 1) сокрытие следов происхождения доходов, полученных из нелегальных источников; 2) создание видимости законности получения доходов; 3) сокрытие лиц, извлекающих незаконные доходы и инициирующие сам процесс отмывания; 4) уклонение от уплаты налогов; 5) обеспечение удобного и оперативного доступа к денежные средствам, полученным из нелегальных источников; 6) создание условий для безопасного и комфортного потребления; 7) создание условий для безопасного инвестирования в легальный бизнес.

В настоящее время выделяется "четырехфазная" модель отмывания криминальных фондов денежных средств, которую используют эксперты ООН[7]. Согласно этой модели основными стадиями легализации являются:

Первая стадия – освобождение от наличных денег и перечисление их на счета подставных лиц. Такими лицами могут быть, например, родственники преступника. При этом соблюдается только одно условие: посредники должны иметь собственные счета в банках. В настоящее время наблюдается тенденция к поиску посредников, имеющих выходы на международные банки.

Вторая стадия – распределение наличных денежных средств. Они реализуются посредством скупки банковских платежных документов и других ценных бумаг. На этой стадии создается сеть осведомителей, которые могут сообщать правоохранительным органам о незаконном обороте денежной массы. Как показывает зарубежный опыт, распределение наличных денежных средств осуществляется часто в пунктах по обмену валюты, казино и ночных клубах.

Третья стадия – маскировка следов совершенного преступления. Перед преступником, отмывающим доходы, стоит на этой стадии следующая задача: принять все меры к тому, чтобы постороннее лицо не узнало, откуда получены деньги и с помощью кого они распределены в те или иные учреждения или организации. В целях выполнения этой задачи они проводят, как правило, следующие мероприятия: 1) использование банков для открытия счетов, расположенных, как правило, далеко от места работы и проживания преступников; 2) перевод денег в страну проживания из-за границы, но уже легально с новых счетов фирм или иных учреждений; 3) использование подпольной системы банковских счетов.

Четвертая стадия – интеграция денежной массы. На этой стадии преступные сообщества инвестируют легализованные капиталы в высокоприбыльные сферы и отрасли бизнеса.

Борьбе с отмыванием преступных доходов посвящена и Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности 2000 г.[5] Названная Конвенция признает преступными следующие умышленные деяния:

  • • конверсию или перевод имущества, если известно, что такое имущество представляет собой доходы от преступлений, в целях сокрытия или утаивания преступного источника этого имущества или в целях оказания помощи любому лицу, участвующему в совершении основного правонарушения, с тем чтобы оно могло уклониться от ответственности за свои деяния;
  • • сокрытие или утаивание подлинного характера, источника, местонахождения, способа распоряжения, перемещения, прав на имущество или его принадлежность, если известно, что такое имущество представляет собой доходы от преступлений;
  • • приобретение, владение или использование имущества, если в момент его получения известно, что такое имущество представляет собой доходы от преступлений;
  • • участие, причастность или вступление в сговор с целью совершения любого из вышеуказанных преступлений, а также пособничество, подстрекательство, содействие или дача советов при их совершении.

В соответствии с положениями ст. 3 и 15 Конвенции против транснациональной организованной преступности 2000 г. установлен универсальный принцип юрисдикции государства. Каждое государство-участник может установить свою юрисдикцию в отношении преступлений, охватываемых Конвенцией, когда лицо, подозреваемое в совершении преступления, находится на его территории, и оно не выдает его.

Борьба с отмыванием преступных доходов осуществляется также в рамках Конвенции ООН 1988 г. "О борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ"[9].

С объективной стороны согласно данной Конвенции преступными признаются следующие деяния:

  • • конверсия, или перевод собственности, если известно, что такая собственность получена в результате совершения правонарушений, предусмотренных Конвенцией, или в результате участия в таком правонарушении, с целью сокрытия или утаивания незаконного источника собственности или в целях оказания помощи любому лицу, участвующему в совершении такого правонарушения или правонарушений, с тем чтобы он смог уклониться от ответственности за свои деяния;
  • • сокрытие или маскировка истинной природы, источника, местонахождения, какого-либо движения собственности или прав на нее, если известно, что такая собственность получена в результате совершения правонарушений, предусмотренных Конвенцией, или в результате участия в такого рода правонарушениях;
  • • приобретение, владение или использование собственности, если в момент ее получения было известно, что такая собственность получена в результате правонарушения предусмотренных Конвенцией".

Незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания и наименования места происхождения товара

Согласно Конвенции по охране промышленной собственно 1883 г. (пересмотренной в Брюсселе 14 декабря 1900 г., в Вашингтоне 2 июня 1911 г., в Гааге 6 ноября 1925г., в Лондоне 2 июня 1934 г., в Лиссабоне 31 октября 1958 г. и в Стокгольме 14 июля 1967 г. и измененная 2 октября 1979 г.)[10] предметом этого преступления выступают: а) патенты на изобретения; б) полезные модели; в) промышленные образцы; г) товарные знаки; д) знаки обслуживания; е) фирменные наименования и указания происхождения или наименования места происхождения.

К промышленной собственности Конвенцией отнесена не только продукция промышленности и торговли, но и продукция сельскохозяйственного производства и добывающей промышленности; продукты как промышленного, так и природного происхождения, например: вино, зерно, табачный лист, фрукты, скот, ископаемые, минеральные воды, пиво, цветы, мука.

Конвенция определяет патенты на изобретения как различные виды промышленных патентов, признаваемых законодательством государств: ввозные патенты, патенты на усовершенствование, дополнительные патенты и свидетельства и т.п.

В соответствии с Конвенцией фирменное наименование охраняется во всех странах без обязательной подачи заявки или регистрации и независимо от того, является ли оно частью товарного знака.

Конвенцией установлено, что на любой продукт, незаконно снабженный товарным знаком или фирменным наименованием, налагается арест при ввозе в те страны, в которых этот знак или фирменное наименование имеют право на законную охрану. Арест также налагается в стране, где осуществляется незаконная маркировка, или в странах, куда был ввезен продукт. Арест на ввозимую продукцию налагается в случае прямого или косвенного использования ложных сведений о происхождении продуктов или подлинности личности изготовителя, промышленника или торговца.

Конвенцией предусматривается, что государства-участники обязаны обеспечить гражданам эффективную защиту от недобросовестной конкуренции.

В соответствии с Конвенцией недобросовестной конкуренцией считается всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах, а именно:

  • • действия, способные вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента;
  • • ложные утверждения при осуществлении коммерческой деятельности способные дискредитировать предприятие, продукты или промышленную или торговую деятельность конкурента;
  • • указания или утверждения, использование которых при осуществлении коммерческой деятельности может ввести общественность в заблуждение относительно характера, способа изготовления, свойств, пригодности к применению или количества товаров.

  • [1] См.: Багаудинова С. К. Легализация преступных капиталов – международно-правовой аспект // Сотрудничество правоохранительных органов России и США в борьбе с новыми видами экономических преступлений. М., 1999. С. 24–29.
  • [2] Международно-правовые основы борьбы с коррупцией и отмыванием преступных доходов: сб. док. М., 2004. С. 326–327.
  • [3] Международное публичное право. T. 2. С. 71–82.
  • [4] Бюллетень международных договоров. 2003. № 3. С. 14–46.
  • [5] Бюллетень международных договоров. 2005. № 2. С. 3–33.
  • [6] Собрание законодательства РФ. 2003. № 3. Ст. 203.
  • [7] Коляда А. В. Международный и отечественный опыт борьбы с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем // Международное уголовное право и международная юстиция. 2009. № 2. С. 34.
  • [8] Бюллетень международных договоров. 2005. № 2. С. 3–33.
  • [9] Сборник международных договоров СССР и Российской Федерации. Вып. XLVII. М., 1994. С. 133.
  • [10] Иногамова-Хегай Л. В. Международное уголовное право. С. 261.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >