Выдача преступников

Общие положения о выдаче преступников

История экстрадиции восходит к глубокой древности, когда еще не было ни стройной системы норм права, ни развернутого учения о нем, но уже возникли первые признаки формальной дипломатии. По мнению Ф. Ф. Мартенса[1], в ней можно выделить следующие периоды:

  • 1) с древних времен до конца XVII в., когда выдача, будучи пока редким явлением, в основном имела место в отношении политических противников, а также в отношении еретиков и перебежчиков;
  • 2) с начала XVIII в. до конца 40-х гг. XIX в., в течение которого растет число заключаемых договоров не только в отношении бунтовщиков и перебежчиков, но также лиц, виновных в обычных преступлениях, хотя последние составляют исключение в силу своей немногочисленности;
  • 3) новое время, начавшееся в 1840 г., когда государства начали согласованную кампанию в отношении беглых преступников, совершивших деяния, не имеющие политических целей и наказуемые по общеуголовным законам.

В юридической литературе вопросам экстрадиции всегда уделялось большое внимание[2]. Одни ученые признают, что выдача – это особый вид правовой помощи[3], другие – отдельный от правовой помощи по уголовным делам, не связанный с нею правовой институт[4].

В настоящее время, поскольку экстрадиция осуществляется в целях уголовного преследования или приведения в исполнение приговора, постольку принято выделять и ее виды: выдачу обвиняемого и выдачу осужденного.

Выдача обвиняемого производится для осуществления в его отношении уголовного преследования, представляющего собой процессуальную деятельность, реализуемую стороной обвинения в целях изобличения этого лица в совершении преступления.

Выдача осужденного осуществляется для исполнения назначенного ему наказания, представляющего собой урегулированный нормами уголовно-исполнительного права порядок применения мер государственного принуждения, выражающегося в комплексе, ограничений прав и свобод осужденного.

В свою очередь выдачу обвиняемого и осужденного в науке принято подразделять на следующие группы: договорную и бездоговорную выдачу[5]. Первая имеет в качестве своего юридического основания межгосударственный договор, а вторая – внутригосударственную клаузулу о взаимности. Во-вторых, по методу правового воздействия экстрадицию подразделяют на обязательную (императивную) и добровольную (диспозитивную). В-третьих, с достижением целей экстрадиции связано ее деление на первичную и повторную. Надобность в последней возникает тогда, когда выданное лицо возвращается на территорию запрашиваемого государства, уклонившись от уголовного преследования или отбытия наказания в запрашивающем государстве. В-четвертых, различают условную выдачу, когда последствия принятого решения выступают еще как возможные, и реальную выдачу. И наконец, в-пятых, в зависимости от срока, на которое выдается лицо, она подразделяется на срочную и бессрочную. Что касается срочной выдачи, предполагающей возврат лица в выдавшее его государство не позже установленного в договоре срока, то она получила в договорной практике наименование временная выдача или выдача на время. Бессрочная же выдача не предполагает возврат лица в выдавшее его государство.

С учетом известных принципов действия уголовного закона в пространстве в выдаче обвиняемого можно выделить следующие подвиды[6].

  • 1. Выдача по месту совершения преступления. Данный вид экстрадиции предполагает выдачу обвиняемого в совершении преступления лица запрашивающему государству на основании совершения преступления на территории этого государства.
  • 2. Выдача в отечественное государство. Экстрадиция в отечественное государство есть выдача обвиняемого в совершении преступления лица для осуществления его уголовного преследования по законам требующего выдачи государства его гражданства.
  • 3. Выдача потерпевшему государству. Экстрадиция для осуществления защитной юрисдикции означает выдачу запрашивающему государству лица, не являющегося гражданином данного государства, но обвиняемого по его законам за совершенное за его пределами преступление, направленное против интересов этого государства или его граждан.
  • 4. Выдача иному государству, обладающему полномочиями на осуществление универсальной юрисдикции. Экстрадиция для осуществления универсальный юрисдикции имеет две разновидности, предопределяемые подразделением лежащих в ее основании преступлений на две категории – преступления международного характера и собственно международные преступления (преступления против мира и безопасности человечества).

Итак, выдача преступников (экстрадиция) – это основанная на договоре, взаимности, международной вежливости или национальном праве передача обвиняемого в совершении преступления либо осужденного за его совершение лица государством, на территории которого это лицо находится, другому государству в целях его уголовного преследования по законам запрашивающего выдачи государства или по нормам международного уголовного права либо для приведения в исполнение приговора, вынесенного судом запрашивающего государства.

Инициатива выдачи обвиняемого может исходить от любого государства, правомерно заинтересованного в его осуждении и наказании, а выдача осужденного может инициироваться только государством вынесения приговора. Ибо в первом случае ставится задача осуждения и наказания преступника, на что в условиях параллельной юрисдикции могут претендовать сразу несколько государств, а во втором – задача исполнения назначенного наказания, на что правомерные притязания в силу принципа "поп bis in idem" может иметь только то государство, которое уже вынесло приговор.

В зависимости от того, какую именно юрисдикцию намерено осуществить запрашивающее государство в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления, – территориальную, персональную, реальную или универсальную, можно перечислить следующих субъектов, которые могут запрашивать выдачи осужденного:

  • 1) государство, на территории которого совершено преступление;
  • 2) государство, чьим гражданином является преступник;
  • 3) государство, потерпевшее от преступления, совершенного за его пределами, но против его интересов иностранными гражданами либо лицами без гражданства;
  • 4) иное государство, которое как участник конвенции и субъект международного права обладает полномочиями на осуществление уголовной юрисдикции безотносительно к месту совершения преступления, гражданству преступника и своей причастности к этому преступлению в качестве потерпевшего.

Запрашивающее государство к запросу об экстрадиции должно прилагать оригиналы или заверенные копии следующих документов: 1) обвинительного заключения или приговора, или постановления о немедленном задержании, или ордера на арест; 2) указанием преступлений, в связи с которыми запрашивается выдача, времени и места их совершения, их юридической квалификации и ссылкой на соответствующие правовые положения; 3) законодательных актов или, в тех случаях, когда это невозможно, указанием соответствующего закона и как можно более точным описанием требуемого лица, а также любой другой информацией, которая может способствовать установлению его личности и гражданства.

Европейская конвенция о выдаче содержит положение и о том, что документы должны быть представлены на языке запрашивающей или запрашиваемой Стороны. При этом запрашиваемая Сторона вправе потребовать их перевода на один из официальных языков Совета Европы по своему выбору. При подписании этой Конвенции Российская Федерация сделала оговорку: при направлении в Россию документов, относящихся к выдаче, требуется их заверенный перевод на русский, английский или французский языки. В случае несоблюдения данного принципа экстрадиция не состоится.

При возникновении необходимости направления в запрашиваемое государство запроса о выдаче необходимо соблюдать ряд оснований и условий. Основанием для предъявления требования о выдаче является сам факт возбуждения уголовного дела в отношении данного лица либо вступление в законную силу приговора суда в отношении этого лица, но указанное требование подлежит удовлетворению на определенных условиях, при отсутствии которых правомерен отказ в выдаче. Рассмотрим эти условия.

1. Инкриминируемое деяние должно считаться преступным по законам как государства, в котором укрывается преступник, так и государства, которое просит о его выдаче (правило двойной преступности).

Преступность и наказуемость деяния по законодательству обеих сторон как непременное условие выдачи известно науке в виде принципа двойного инкриминирования, называемого также принципом "тождественности"[7], "двойного вменения"[8], "двойной преступности"[9], "двустороннего определения состава преступления"[10] или "двойной подсудности"[11].

Господствующим в международном праве является мнение о том, что для констатации двойной преступности требуется совпадение деяний, а не их наименований[12]. Интересы борьбы с преступностью в условиях существующих различий в национальных системах уголовного права побудили отказаться от некогда бытовавшего жесткого требования, чтобы в законодательстве другой стороны имелось точно такое же преступление, и обратиться к более гибкому подходу к этому требованию, заключающемуся в том, что рассматриваемое преступление должно быть уголовно наказуемым в обоих государствах

Более того, для двустороннего определения состава не требуется не только точного совпадения названий данного преступления в уголовных законах обеих стран, но и идентичности всех их элементов. Последнее не всегда реально даже для родственных систем права. Поэтому с позиции "либерального толкования" договоров и законов о выдаче, опирающегося на стремление к приданию им должной эффективности, для констатации двойной криминальности достаточно более или менее полного совпадения составов преступлений по уголовному праву соответствующих государств. Главное "не в деталях квалификации деяния, а в том, что оно в принципе признается преступным в их государствах"[13].

Например, в п. 3 ст. 2 Договора между Россией и Китайской Народной Республикой о выдаче 1995 г. включено положение, в соответствии с которым при определении того, является ли деяние преступлением по законодательству договаривающихся сторон, не имеет значения его юридическая квалификация и терминологическое обозначение.

При этом криминальная тождественность общественно опасного деяния, в связи с которым испрашивается выдача, должна присутствовать уже в момент его совершения, в силу чего не может быть выдано лицо, которое учинило данное деяние в отсутствии соответствующего уголовно-правового запрета. Действие правила об обратной силе национального уголовного закона, также указывает на невозможность осуществления экстрадиции за отсутствием двойной криминальности совершенного деяния вследствие устранения его преступности и наказуемости уголовным законом одной из сторон. Следовательно, двойная криминальность должна не только иметь место на момент совершения соответствующего общественно опасного деяния, но и сохранять свою юридическую значимость на момент принятия решения о выдаче.

Данное обстоятельство важно еще и потому, что в процессе эволюции уголовного законодательства, подвергающегося постоянным коррекциям, наименование и содержание тех или иных составов могут претерпевать модификацию. Весьма ценное положение на этот счет содержится в п. 3. ст. 14 Европейской конвенции о выдаче: "Когда описание преступления, в совершении которого предъявлено обвинение, изменяется в ходе уголовного преследования, в отношении выдаваемого лица возбуждается уголовное преследование или ему выносится приговор лишь постольку, поскольку преступление в соответствии со своим новым описанием является по своим составным элементам преступлением, позволяющим осуществить выдачу".

Что касается проблем бланкетности, связанных с принципом двойной криминальности, то особую остроту они приобрели по отношению к финансовым преступлениям. Так, первоначально в ст. 5 Европейской конвенции о выдаче говорилось о том, что в отношении преступлений, связанных с налогами, пошлинами, таможенными сборами и валютными операциями, выдача осуществляется "только в том случае, если Договаривающиеся Стороны приняли об этом решение в отношении любого такого преступления или категории преступлений".

Однако с принятием Второго дополнительного протокола к данной Конвенции ст. 5 получила иное содержание:

"За преступления в связи с налогами, сборами, пошлинами и валютными операциями выдача преступников осуществляется между Договаривающимися Сторонами в соответствии с положениями Конвенции, если такое преступление, согласно законодательству запрашиваемой Стороны, соответствует преступлению того же характера". При этом в выдаче "не может быть отказано на том основании, что законодательство запрашиваемой Стороны не предусматривает таких же по характеру налогов или сборов или не содержит таких же по характеру положений, касающихся налогов, сборов, пошлин и валютных операций, как и законодательство запрашивающей стороны".

В ходе двустороннего определения состава преступления проблемы могут возникнуть также с распространением экстрадиции на соучастников и лиц, не завершивших криминальную деятельность. Подчеркнем, что основание уголовной ответственности каждого из соучастников – то же, что и основание ответственности преступника-одиночки: совершение общественно опасного деяния, содержащего все признаки состава преступления. Ответственность всех соучастников полностью отвечает принципу "nullum crimen, nulla poena sine lege" ("нет преступления и нет наказания, если нет закона"), порождая основания для их экстрадиции. Это же правило применимо и к решению вопросов экстрадиции за преступную деятельность, прерванную на предварительных стадиях.

Так, в п. 1 ст. 4 Договора между Россией и Индией о выдаче 1998 г. сказано: "Будут считаться правонарушениями по законодательству обеих Договаривающихся Сторон для любого лица такие деяния, как подстрекательство, сговор, попытка совершения, побуждение или соучастие в совершении любого правонарушения, влекущего выдачу".

2. Совершенное преступление прямо предусмотрено соглашением о выдаче или подпадает под установленный им критерий тяжести наказания (правило минимального срока наказания).

Для определения экстрадиционных преступлений в договорной практике выработаны три подхода:

  • 1) закрепление исчерпывающего перечня влекущих выдачу преступлений;
  • 2) указание минимального размера наказания за такого рода преступления;
  • 3) применение комбинированного критерия, основанного на сочетании перечисления преступлений с критерием тяжести наказаний.

Выдача лица согласно принципу "минимального срока наказания" означает, что стороны обязуются выдавать запрашиваемых лиц за все деяния, наказуемые лишением свободы не ниже определенного срока.

Европейская конвенция о выдаче гласит: "Если запрос о выдаче включает ряд отдельных преступлений, каждое из которых наказуемо в соответствии с законодательством запрашивающей стороны и запрашиваемой стороны лишением свободы или подпадает под постановление о задержании, однако некоторые из которых не отвечают условию в отношении срока наказания, которое может быть установлено, запрашиваемая сторона также имеет право осуществить выдачу за остальные преступления. Это право распространяется также на преступления, наказуемые лишь денежными санкциями" (п. 2 ст. 2).

Согласно Европейской конвенции о выдаче выдача возможна за преступление, наказуемое лишением свободы или в соответствии с постановлением об аресте на максимальный срок, по крайней мере, в один год, или более серьезным наказанием. В тех случаях, когда осуждение и тюремное заключение или постановление об аресте имеют место на территории запрашивающей Стороны, установленный срок наказания должен составлять не менее четырех месяцев.

3. Выданное лицо может быть привлечено к уголовной ответственности, подвергнуто наказанию или выдано третьему государству лишь за преступление, оговоренное в требовании о выдаче (специальное правило).

Специальное правило, именуемое также принципом "speciality" ("специальность, специализация или правило конкретности"), означает, что выданное лицо должно быть судимо и подвергнуто наказанию исключительно за то преступление, в связи с которым испрашивалась и осуществлялась экстрадиция.

Теоретическое обоснование данного правила видится в том, что выход за пределы уголовного преследования, очерченные в процессе экстрадиции, может привести к произволу в отношении выданного лица, а также нарушению принципа, в соответствии с которым всякая выдача может осуществляться лишь по соглашению сторон. Поэтому договорная практика пошла по пути закрепления правила о том, что без согласия договаривающейся стороны, к которой обращено требование, выданное лицо нельзя привлечь к уголовной ответственности, подвергнуть наказанию или выдать третьему государству за преступления, совершенные до выдачи и за которые оно не было выдано. Осуществление такого рода действий без получения на них согласия означало бы ущемление интересов выдавшего преступника государства, неуважение его суверенитета[14].

Вместе с тем правило "speciality" требует недопущения не только подмены общеуголовного преследования политическим, но любой произвольной подмены, при которой обвинение в одном преступлении используется в качестве повода для экстрадиции, имеющей целью уголовное преследование за другое (другие) деяние. Так, п. 1 ст. 14 Европейской конвенции о выдаче гласит: "Лицо, которое было выдано, не подвергается уголовному преследованию, не может быть приговоренным или задержанным в целях исполнения приговора или постановления о задержании за любое преступление, совершенное до его передачи, кроме преступления, в связи с которым оно было выдано...".

Однако при этом запрашивающая сторона может принять любые меры, необходимые для выдворения соответствующего лица за пределы своей территории, или любые меры, необходимые согласно ее закону, включая уголовное преследование в отсутствие обвиняемого, для предотвращения любых юридических последствий истечения срока давности (п. 2 ст. 14). Кроме того, за государством, которое заинтересовано в осуждении выданного лица за другое преступление, не указанное в требовании о выдаче, "следует признать право предъявить новое экстрадиционное требование государству, выдавшему преступника".

Исключение из правила, согласно которому личная свобода выданного лица не ограничивается ни по каким иным причинам кроме тех, в связи с которыми оно было выдано, составляют случаи, когда сторона, передавшая его, согласна на это, а такое согласие дается в тех случаях, когда преступление, в связи с которым оно запрашивается, само является основанием для выдачи в соответствии с положениями настоящей Конвенции (п. 1 "а" ст. 14)[15]; либо когда это лицо, имея возможность покинуть территорию стороны, которой оно было передано, не сделало этого в течение 45 дней после своего окончательного освобождения или возвратилось на эту территорию после того, как покинуло ее (п. 1 "b" ст. 14).

Таким образом, исключение из специального правила, согласно которому выданное лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности, подвергнуто наказанию или выдано третьему государству за преступление, не оговоренное в требовании о выдаче, может быть сделано только в том случае, если на то будет получено явно выраженное согласие выдавшего преступника государства либо если выданное лицо после прекращения дела или отбытия наказания не покинет в течение указанного в договоре срока территорию запросившего его государства.

Наконец, правило "speciality" требует недопущения не только подмены общеуголовного преследования политическим, но и подмены адресата экстрадиции, могущей иметь место посредством своего рода "переадресовки", т.е. передачи выданного лица третьему государству. Так, согласно ст. 15 Европейской конвенции о выдаче запрашивающая сторона не передает без согласия запрашиваемой стороны другой стороне или третьему государству лицо, передаваемое запрашивающей стороне и разыскиваемое указанной другой стороной или третьим государством в связи с преступлениями, совершенными до его передачи.

Несмотря на плодотворную работу государств в решении правовых проблем экстрадиции, анализ международных экс-традиционных соглашений "пестрит" достаточно большим количеством оснований для отказа в выдаче преступников.

  • [1] Мартенс Ф. Ф. Современное международное право цивилизованных народов. С. 384.
  • [2] Волженкина В. М. Выдача в российском уголовном процессе. М., 2002; Бойцов А. И. Выдача преступников. СПб., 2004; др.
  • [3] Бастрыкин А. И. Взаимодействие советского уголовно-процессуального и международного права. Л., 1986. С. 40.
  • [4] Родионов К. С. Сотрудничество государств в борьбе с преступностью. М., 1997. С. 17–26.
  • [5] Бойцов А. И. Выдача преступников. С. 263.
  • [6] Бойцов А. И. Выдача преступников. С. 289.
  • [7] Шаргородский М. Д. Выдача преступников и право убежища в международном уголовном праве // Вестник Ленинградского университета. 1947. № 8. С. 53.
  • [8] Валеев Р. М. Выдача преступников в современном международном праве. Казань, 1976. С. 39.
  • [9] Курс международного права: в 6 т. Т. 3. М., 1967. С. 101.
  • [10] Звирбуль В. К., Шупилов В. П. Выдача уголовных преступников. М., 1974. С. 25.
  • [11] Минкова Ю. В. Принципы института выдачи (экстрадиции) в международном праве. Принципы института выдачи (экстрадиции) в международном праве: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М, 2002. С. 25.
  • [12] Галенская Л. Н. Международная борьба с преступностью. С. 128.
  • [13] Минкова Ю. В. Принципы института выдачи (экстрадиции) в международном праве. С. 25.
  • [14] Валеев Р. М. Выдача преступников в современном международном праве. С. 45.
  • [15] В связи с этим Европейская конвенция требует, чтобы дополнительный запрос о согласии сопровождался теми же упомянутыми в ее ст. 12 документами, которые необходимы для первичного запроса, а именно: а) подлинником или заверенной копией обвинительного заключения или приговора или постановления о немедленном задержании или ордера на арест или другого постановления, имеющего ту же силу и выданного в соответствии с процедурой, предусмотренной законом запрашивающей стороны; б) указанием преступлений, в связи с которыми запрашивается выдача, и как можно более точным указанием времени и места их совершения, юридической квалификации и ссылок на соответствующие правовые положения, а также в) копией соответствующих законодательных актов или в тех случаях, когда это невозможно, указанием соответствующего закона и как можно более точным описанием требуемого лица, а также любой другой информацией, которая может способствовать установлению его личности и гражданства.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >