Причины интернационализации

На данной стадии анализа процесса интернационализации мы будем рассматривать фирму как хозяйственную единицу, самостоятельно принимающую решения по всему спектру стоящих перед ней задач. С формальной точки зрения, выбор, с которым компания сталкивается в контексте изучаемой проблемы, может быть сформулирован в виде следующей альтернативы:

A. Принять вызов интернационализации.

Б. Проигнорировать его.

С достаточной долей уверенности можно сказать, что вариант "Б" относится к разряду ошибочных решений. Действительно, поступить подобным образом было бы крайне неразумно и нерационально. Уместно здесь провести известную параллель с реакцией на известие о том, что у вас зуб поражен кариесом. Само "не зарастет", был кариес, станет пульпит. Все равно, даже если это и очень неприятно, но к дантисту, в конце концов, придется идти.

Следовательно, намного предпочтительнее выбрать вариант "А". Однако, сделав такой выбор, фирма тут же сталкивается с новой альтернативой:

B. Интернационализироваться самой.

Г. Не интернационализироваться.

На первый взгляд может показаться, что "Б" = "Г". Однако это не так. Ведь в случае "Г" компания по существу сознательно отказывается от интернационализации на основе сопоставления сопряженных с реализацией варианта "В" выгод и издержек (о последних речь подробнее пойдет в параграфе 1.3). Если издержки превышают выгоды, то "Г" предпочтительнее, чем "В".

Еще раз воспользуемся аналогией с посещением дантиста. Вы, например, в условиях дефицита времени, осознанно принимаете решение не лечить зуб, пока боль не заставит обратить на себя внимание. А когда это случится – просто удаляете зуб. При условии, что у вас все 32 зуба до сих пор на месте, разве мало шансов, что именно так вы и поступите? Отметим, что, по сравнению с лечением сложного пульпита, удаление еще и обойдется дешевле.

Конечно, прямая параллель между лечением больных зубов и принятием решения об интернационализации проведена, видимо, быть не может. Но все-таки и в хозяйственной сфере нечто схожее вполне мыслимо. Например, представим себе, что руководство некого учреждения считает (возможно, ошибочно) свои позиции на соответствующем рынке в обозримом будущем непоколебимыми. Как следствие, оно может себе позволить не принимать рассматриваемый вызов. Так, в целом ряде ведущих российских вузов уже на протяжении полутора десятков лет активно обсуждается вопрос о переходе к преподаванию некоторых образовательных программ на английском языке. Эта мера рассматривается ее сторонниками в качестве важного шага на пути интернационализации высшей школы страны. По мнению оппонентов, высокая репутация унивсрситетов-лидеров гарантирует им устойчивый приток русскоговорящих абитуриентов, на повышение качества подготовки которых и необходимо ориентироваться. При этом преподавание на английском языке в аудитории, где и для лектора, и для подавляющего большинства студентов родным является русский язык, представляется нелепым и сугубо искусственным.

В стратегическом плане отказ от курса на интернационализацию, скорее всего, является серьезной ошибкой. Вместе с тем стоит вспомнить отнюдь не лишенное оснований суждение Дж. Кейнса, высказанное им в полемике со сторонниками максимальной опоры на рыночный механизм, который, как они утверждали, в долгосрочной перспективе обеспечивает достижение экономикой равновесного и одновременно оптимального состояния. В ответ основоположник современной макроэкономической теории сказал: "В долгосрочной перспективе мы все мертвы"[1]. В контексте обсуждаемой проблемы это означает следующее. Если принимающий соответствующее решение менеджер скоро выходит на пенсию или срок его контракта с данной фирмой истекает через пару лет и возобновлять его он не собирается, то ему не нужны дополнительные проблемы и хлопоты, связанные с интернационализацией. И по-своему он совершенно прав!

И все-таки вариант "Г" – скорее исключение, чем правило. Действительно, в современных условиях к выводу о необходимости интернационализироваться хозяйствующих субъектов подталкивают неумолимые законы конкурентной борьбы. Тот, кто им не подчиняется, в результате отторгается рынком. Общая логика рассуждений в данном случае такова. Как известно, одним из важнейших видов конкуренции традиционно является ценовая. Компания, производящая более дешевую продукцию, при прочих равных условиях привлекает на свою сторону дополнительных потребителей.

При этом существует тесная связь между величиной себестоимости единицы производимой продукции и совокупным объемом выпуска. По мере увеличения последнего издержки производства первоначально снижаются, а потом начинают возрастать. Из этого следует, что существует некий интервал оптимального объема производства, позволяющего фирме быть лидером в ценовой конкуренции. Конкретное значение данного показателя, различаясь от отрасли к отрасли, демонстрирует с течением времени общую тенденцию к росту и, в конечном счете, задается состоянием техники и технологии. Следовательно, по большому счету, оно не зависит от национальной принадлежности фирмы-производителя. В частности, сегодня все ведущие компании, выпускающие легковые автомобили, имеют годовой объем производства от 3 до 8 млн шт., основная часть которых производится на заводах со средним объемом выпуска 200–400 тыс. автомобилей в год[2].

Итак, с одной стороны, фирма, для того чтобы в полной мере задействовать так называемый эффект экономии от увеличения масштаба производства, должна выпускать продукцию во всевозрастающих объемах. От этого напрямую зависит как текущий уровень конкурентоспособности, так и перспективы ее поддержания и повышения. С другой стороны, размеры внутреннего рынка, в первую очередь в случае целого ряда государств, имеющих небольшую численность населения, весьма ограниченны. Соответственно, отечественные потребители оказываются во всенарастающей степени не в состоянии потребить выпускаемые отечественными производителями изделия.

Выход из возникающего положения достаточно очевиден. Избыточную, с точки зрения емкости внутреннего рынка, продукцию необходимо реализовать за пределами национальной территории. Важно подчеркнуть, что в данном случае, чем активнее тот или иной хозяйствующий субъект выходит на внешний рынок, тем в большей степени он может использовать эффект экономии масштаба, получая дополнительные преимущества в ценовой конкуренции. Еще раз отметим, что это особенно значимо для производителей из малых стран. Именно поэтому компании, представляющие, например, государства Северной Европы, численность самого крупного из которых – Швеции – составляет около 9 млн человек, испытывают более интенсивную потребность в интернационализации, чем японские или американские фирмы.

Вопросы практики

Одна из ведущих мировых розничных компаний по продаже товаров для дома – шведская IKEA – была основана в 1940-с гг. Ингваром Кампрадом в небольшой деревушке. Стратегия IKEA базируется на продаже высококачественной собираемой самим покупателем дешевой мебели, представляющей вместе с тем хороший образец шведского дизайна.

В начале 1960-х гг. шведский рынок был насыщен, и IKEA приняла решение о расширении путем выхода за рамки национальных границ. Главный менеджер компании Лидере Делвин так объяснял этот шаг: "Швеция – очень маленькая страна. Вполне логично, что если в такой стране вы имеете очень сильный и успешный бизнес, вы на определенном этапе должны интернационализироваться. Причина проста – дома вы больше не в состоянии расширяться". IKEA открыла свой первый магазин за пределами Швеции в 1963 г. в Норвегии, в 1969 г. – второй в Дании. За пределы Скандинавии компания вышла в 1973 г., открыв магазин в Швейцарии, а затем стала через каждую пару лет выходить на новый национальный рынок[3].

Приведенные выше рассуждения относятся к внешнеторговой составляющей процесса интернационализации. Вместе с тем уже упомянутая логика конкурентной борьбы побуждает хозяйствующих субъектов и к тому, чтобы принимать участие в зарубежном инвестировании. Действительно, не будет преувеличением сказать, что фирма не может успешно функционировать, сохранять должный уровень конкурентоспособности, если она постоянно не вкладывает средства (заработанные ею самой, а когда их не хватает на реализацию того или иного проекта, то и заемные) в свое развитие. Поиск и определение перспективных направлений осуществления капиталовложений по праву относится к числу наиболее важных задач, стоящих перед руководством любой компании. При этом аналогично тому, как для нее существуют пределы увеличения объема реализации производимой продукции на внутреннем рынке, так и возможности наращивания объемов инвестирования[4] в рамках национальной экономики на определенном этапе развития оказываются исчерпаны. И тогда наступает пора вкладывать средства в международный бизнес.

Размышляем самостоятельно

Задумайтесь о конкретных целях, которые ставит перед собой осуществляющая зарубежные вложения компания, и попытайтесь на этой основе определить характер взаимосвязи между торговлей и инвестированием как направлениями международной предпринимательской деятельности.

Рассмотренные логические схемы, конечно, носят в известной степени упрощенный характер. Мы осознанно абстрагируемся от целого ряда факторов и возможных направлений развития.

Однако для того чтобы убедиться в высокой степени определенности условий хозяйствования. Фактически выбор, с которым сегодня сталкивается фирма, представляет собой, если воспользоваться формулировкой известного финского специалиста в области международного бизнеса профессора Р. Луостаринена, крайне жесткую альтернативу: "интернационализируйся или умри".

  • [1] URL: citaty.su/vyskazyvaniya-i-citaty-dzhona-kejnsa/ (лата обращения: 28.06.2013).
  • [2] URL: toyota-club.net/files/reglament/10–05–10_strateg.htm (дата обращения: 28.06.2013).
  • [3] Mellahi K.J., Frynas G., Finlay P. Global Strategic Management. Oxford: Oxford University Press, 2005. P. 4.
  • [4] Речь, естественно, идет об инвестировании на приемлемых дня бизнес-структуры условиях (сроке окупаемости инвестиционного проекта, уровне доходности и пр.).
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >