Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экономика arrow Международный бизнес

ГОСУДАРСТВА БЛИЖНЕГО И СРЕДНЕГО ВОСТОКА В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОГО БИЗНЕСА

С древнейших времен человеческой истории регион БСВ играл важную и при этом весьма многогранную роль в системе мирохозяйственных связей. Традиционно он не только выступал обширным рынком сбыта для европейских и азиатских товаров, но и являлся важным поставщиком сырья, готовой продукции и предметов роскоши, издавна ценившихся за его пределами. Помимо этого БСВ играл роль важного транспортного коридора, связующего страны Запада с Персидским заливом, Индией и Дальним Востоком. Менялись времена, происходила сдвижка некоторых акцентов. Так, нефть потеснила благовония, хлопок, чай, шелк и жемчуг в номенклатуре основных экспортных товаров стран БСВ. Там, где верблюжьи караваны мерно несли навьюченные тюки, пролегли весьма неплохие автомобильные и железные дороги. К началу XXI в. деловая элита стран региона охотно сменила традиционный наряд на европейский костюм, весьма неплохо овладев западными языками. Однако сама значимость региона осталась неизменной. Более того, в последние десятилетия страны БСВ начали играть все бо́льшую роль в системе международных экономических отношений. Деятельность их фирм и финансовых институтов давно вышла за пределы национальных и региональных рамок, а сам БСВ перестал ассоциироваться исключительно с нефтью и экспортом природных ресурсов.

Вместе с тем экономические реалии региона по-прежнему мало освещаются в русскоязычной литературе. По этой причине в данной главе мы ознакомим вас не только с основными особенностями делового климата на БСВ, но и окажем помощь в лучшем понимании географических, политических и экономических границ БСВ, а также представим факторы, определяющие его экономическое развитие. Без этого практически невозможно понять и правильно оценить место стран БСВ в системе международного бизнеса.

Географические, политические и экономические границы региона Ближнего и Среднего Востока

Изначально "Ближний Восток" и "Средний Восток" возникли как два разных географических термина, часто противопоставляемых друг другу. Их активное употребление относится к XIX в., когда перед развитыми странами Европы встала проблема решения дальнейшей судьбы переживавших серьезный внутренний и внешнеполитический кризис Османской империи (так называемый "восточный вопрос") и каджарской Персии (так называемый "персидский вопрос"). Для простоты географического ориентирования были выработаны два термина: "Ближний Восток", обозначавший владения Османской империи (т.е. территории, располагавшиеся ближе к Европе), и "Средний Восток", означавший владения персидского шаха и территории, лежавшие к северу от владений Великобритании в Индии (территория, близкая к границам современного Афганистана), т.е. земли, лежавшие посредине между Ближним Востоком и Британской Индией. По мере исчезновения с международной политической повестки восточного и персидского вопросов необходимость такого жесткого деления между двумя регионами отпала, и оба термина практически всегда употребляются вместе как "Ближний и Средний Восток". В англоязычном мире по инициативе политиков ЕС и США этот термин для упрощения заменен на "Средний Восток". При этом из него как правило исключаются Афганистан, Пакистан и Турция, относимые к другим регионам.

Размышляем самостоятельно

К каким регионам относятся Афганистан, Пакистан и Турция? Почему эти государства, исторически тесно связанные с Ближним и Средним Востоком, ныне исключены из него?

В этой главе для удобства под географическими рамками БСВ будет пониматься общность территорий следующих стран: Алжир, Бахрейн, Египет, Йемен, Иордания, Ирак, Йран, Катар, Кувейт, Ливан, Ливия, Марокко, ОАЭ, Оман, Саудовская Аравия, Сирия и Тунис. Ввиду особой уникальности из списка исключены Афганистан, Израиль и Турция. Экономический феномен каждого из этих трех государств требует проведения отдельного исследования, выходящего за рамки указанной главы. Кипр (турецкая часть), Мавритания, Мальта, Сомали, Судан, Джибути, Коморские острова и Западная Сахара также остались за пределами нашего внимания, так как их внесение в перечень основных стран БСВ очень часто ставится под вопрос.

Вместе с тем, независимо от географической трактовки термина "Ближний и Средний Восток", необходимо помнить, что политическая карта региона также не является стабильной, и ее формирование не было закончено с распадом Османской империи и крахом каджарского Ирана в начале XX в. Достаточно привести примеры возникновения независимого Алжира (1962 г.), создания и распада Объединенной Арабской Республики (1958–1961, 1963–1971 гг.), болезненного процесса объединения Йеменской Арабской Республики и Народной Демократической Республики Йемен (1990 г.), рождения Объединенных Арабских Эмиратов (1971 г.) на землях, которые еще в середине XX в. периодически называли "пиратским берегом", чтобы понять, что процессы национального и политического самоопределения, запущенные с крахом колониальной системы, продолжаются и по сей день. Так, периодически политиками поднимается вопрос о создании независимого курдского государства, а в свете событий 2010–2011 гг. в Ливии заговорили и о судьбе туарегских племен, их тяге к собственной государственности. Время от времени ставится вопрос о единстве Ирана, Ирака и Ливии.

Вопросы практики

Процессы, происходящие в регионе БСВ, явно свидетельствуют о его серьезной политической и экономической нестабильности. Они с трудом вписываются в глобальные международные тенденции, выделяясь нестандартностью как характерной особенностью всего региона. Действительно, по мере того как на Западе конфликты периода холодной войны и распада коммунистической системы все больше уходят в прошлое, на БСВ все чаще вспыхивают вооруженные конфликты, появляется все больше "горячих" точек. Регион, который еще несколько десятилетий назад мог похвастаться продолжительной историей мирного сосуществования разных народов и вероисповеданий, в начале XXI в. продемонстрировал худшие примеры проявления нетерпимости, религиозной и межнациональной розни, явно контрастируя с остальным миром, наконец-то стремящимся к толерантности.

В экономическом плане региональная ситуация также демонстрирует все тенденции к ухудшению, заставляя экспертов говорить о том, что страны БСВ так и не смогли использовать изначально данные им преимущества в людских и материальных ресурсах, а также близость к европейским рынкам. Так, если в 1950 г. государства региона в среднем экспортировали товаров па сумму в 45% от ВВП при среднем показателе по миру в 6%, то к началу XXI в. этот показатель снизился, составив лишь 17%. По данным Μ ВФ, уровень доходов на душу населения в регионе БСВ с 1985 г. был весьма неустойчив, периодически демонстрируя тенденции к снижению. Более того, к 2012 г. этот показатель так и не достиг своего исторического максимума 1977 г., далеко отстав от европейских реалий, которым некогда практически соответствовал. Так, если в середине XX в. уровень доходов на душу населения в Египте составлял 80% от греческого и 45% от итальянского, то к 2005 г. этот показатель был равен уже 11% и 6% соответственно[1].

Звездный (а скорее, нефтяной) час стран БСВ, начавшийся с роста доходов от экспорта нефти в 1960–1985 гг., оказался использован большинством из них впустую. Получаемые огромные средства часто переходили в собственность частных лиц (руководства кланов), укрепляли власть авторитарных режимов, вкладывались в амбициозные, но зачастую не соответствующие экономическим потребностям страны проекты. Попытки диверсификации экономики, ее либерализации, а также усиления роли частного сектора в национальном развитии, предпринимавшиеся в странах региона в 1985–2010 гг., оказались успешными лишь частично, о чем говорят весьма скромные показатели экономического роста. Иными словами, высокие доходы не стали залогом всестороннего развития. Вместе с тем успехи и неудачи развития стран БСВ объясняются вполне объективными причинами, о которых будет сказано ниже.

  • [1] Trade, Investment, and Development in the Middle East and North Africa: Engaging with the World. Washington: World Bank, 2003; Iqbal F. Sustaining Gains in Poverty Reduction and Human Development in the Middle East and North Africa. Washington: World Bank, 2006.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы