Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политэкономия arrow История экономических учений

Идеи классической политэкономии в русской экономической мысли

Русская экономическая мысль формировалась и эволюционировала в специфическом контексте, определяемом особыми условиями исторического развития страны. Особое место в экономических дискуссиях конца XVIII–XIX вв. занимал вопрос о крепостном праве. Крепостная зависимость тормозила развитие экономики, не позволяя стране перейти к капиталистическому способу производства. Крепостное право полностью противоречило концепции буржуазных свобод, на которых базировалась теория естественного права и классическая политическая экономия. Соответственно, эволюция взглядов на крепостное право и усвоение идеи классической политэкономии были тесно связаны друг с другом.

Негативная роль крепостного права стала обсуждаться уже в эпоху Екатерины II, когда в страну стали проникать физиократические идеи. Буржуазный либерализм лег в основу сочинений Александра Николаевича Радищева (1749–1802), призвавшего к свержению самодержавия и уничтожению крепостного права в произведениях "Вольность" (около 1783 г.), "Путешествие из Петербурга в Москву" (1790 г.) и др.[1] В них Радищев целиком поддерживает теорию естественного права и безоговорочно принимает буржуазную трактовку права собственности. Радищеву были хорошо известны сочинения меркантилистов, физиократов и А. Смита. В своих сочинениях Радищев указывает, что для развития страны необходимы и промышленность, и сельское хозяйство. С точки зрения Радищева, богатство состоит из товаров, тогда как деньги выполняют только посреднические функции. Он понимал необходимость развития внутреннего рынка и торговли в целом, но не считал внешнюю торговлю важным источником государственного богатства и критиковал меркантилистов. Однако Радищев отрицал и либеральный подход классической политэкономии к внешней торговле, указывая, что промышленная отсталость России требует использования протекционистских таможенных тарифов.

В начале XIX в. на русский язык были переведены такие работы экономистов-классиков, как "Исследование о природе и причинах богатства народов" (1802–1806) гг. А. Смита и "Сокращенное учение о государственном хозяйстве" (1816 г.) Ж. Б. Сэя. С начала XIX в. в учебных заведениях России начали преподаваться политическая экономия, финансы и статистика, соответственно, идеи классической политэкономии стали достоянием всего образованного населения страны. В общественной жизни сформировались два течения – фритредеров и протекционистов. Фритредеры состояли в основном из крупных дворян, заинтересованных в свободном экспорте сельскохозяйственной продукции и импорте качественных заграничных товаров. Протекционисты состояли из купцов и дворян-мануфактуристов. И фритредеры, и протекционисты использовали отдельные положения классической политэкономии в своей аргументации. Так, фритредеры полагались на принцип свободы внешней торговли, в то время как протекционисты допускали свободу внутренней торговли, но указывали на необходимость использования таможенных тарифов для защиты отечественной промышленности.

Но наиболее острым общественно-политическим вопросом в России XIX в. стала проблема отмены крепостного права. В самом начале века Михаил Михайлович Сперанский (1772–1839) в своих работах отмечал, что крепостное право несовместимо с развитием экономики и духовным совершенствованием народа, следовательно, должно быть отменено. Сперанский предлагал освободить крестьян без земли и без выкупа, превратив их таким образом в "свободных хлебопашцев", которые будут работать на помещичьих землях и получат право перехода от одного помещика к другому. Принимая положение классической политэкономии о благотворном влиянии личной свободы и института частной собственности на трудовую заинтересованность, Сперанский, однако, не был сторонником свободы в области внешней торговли. При нем был принят Таможенный тариф 1811 г., имевший строго протекционистский характер.

Одним из представителей протекционизма первой половины XIX в. был крупный помещик Николай Семенович Мордвинов (1754–1845), который был президентом Вольного экономического общества, одним из руководителей Российско-американской торгово-промышленной компании и автором многих произведений на экономические темы. Мордвинов знал сочинения А. Смита, однако не считал крепостное право и отсутствие личной свободы причиной экономической отсталости страны. Его предложения включали агрономические мероприятия, меры по развитию банковского кредита, введение протекционистского таможенного тарифа для защиты отечественной промышленности. Вслед за классиками политэкономии он отрицал необходимость вмешательства государства в действия хозяйствующих субъектов. Освобождение крестьян он допускал при условии уплаты высокого выкупа. По мнению Мордвинова, полное освобождение крестьян может быть допущено только тогда, когда дворяне накопят капиталы, достаточные для предварительного найма рабочих.

Представители академической науки того периода были сторонниками фритредерского направления, но различались позицией, занимаемой в отношении крепостного строя. Так, первый профессор политической экономии Московского университета Христиан Август Шлецер (1801–1826) и академик Генрих Карлович Шторх (1766–1835) призывали к свободе внешней торговли, но поддерживали крепостной строй. С другой стороны, такие ученые, как профессор Царскосельского лицея и Петербургского университета Александр Петрович Куницын (1783–1840), профессор Петербургского университета и академик Карл Федорович Герман (1767–1838), профессор и первый ректор Петербургского университета Михаил Андреевич Балугьянский (1769–1847) делали более радикальные выводы из учения экономистов-классиков, так как высказывались не только за свободу торговли, но и за предоставление свободы крестьянам.

Вопрос крепостной зависимости занимал центральное место в творчестве и деятельности декабристов, которые выступали за полное уничтожение революционным путем крепостного строя и замену самодержавия республиканской формой правления или конституционной монархией. Образ будущего общества, к построению которого стремились декабристы, во многом сформировался у них под влиянием идей классиков политической экономии, с которыми они были хорошо знакомы. Так, Николай Иванович Тургенев (1789–1871) и Никита Михайлович Муравьев (1796–1843) высказывались за предоставление личной свободы крестьянам и сохранение земельной собственности в руках помещиков. При этом они были убежденными фритредерами, считая, что политика невмешательства государства в экономику является идеальным вариантом в области как внешней, так и внутренней торговли.

Иными были взгляды Павла Ивановича Пестеля (1793–1826), который считал, что крестьян необходимо освобождать с предоставлением им земли для того, чтобы избежать кабальной зависимости крестьян от землевладельцев. Пестель считал, что для преодоления экономического отставания России следует поощрять развитие отечественной промышленности с помощью протекционистских тарифов. При этом внутри страны экономическая деятельность должна быть свободна от государственного вмешательства.

Различия в понимании и интерпретации идей классической политэкономии среди русских экономистов сохранились и после подавления восстания декабристов в 1825 г. Например, Александр Иванович Бутовский в своей книге "Опыт о народном богатстве, или О началах политической экономии" (1847 г.) высказывался за сохранение крепостного права и использовал категории классической политической экономии для анализа крепостных помещичьих хозяйств[2]. Труды выходца из купеческого сословия Николая Алексеевича Полевого (1796–1846) также характеризуются стремлением проанализировать в терминах классической политэкономии товарно-денежные отношения, которые возникают в экономике, основанной на крепостном праве, не подвергая при этом критике саму крепостническую систему.

Вместе с тем такие экономисты, как академик Константин Степанович Веселовский (1819–1901), экономисты Андрей Парфенович Заболоцкий-Десятовский (1808–1881) и Виктор Степанович Порошин (1811– 1868) критиковали крепостную систему и высказывались за капиталистическое развитие не только промышленности, но и сельского хозяйства.

К моменту отмены крепостного права в 1861 г. идеи классической политэкономии были широко распространены в России. Труды А. Смита, Ж. Б. Сэя, Ф. Бастиа имели популярность не только в академической среде, но и были распространены среди дворянства, просвещенного купечества, разночинцев. Идеи классической школы лежали в основе экономической аргументации за упразднение крепостной зависимости, поэтому саму реформу 1861 г. можно считать в определенной степени итогом усвоения русским обществом классической политэкономии.

После 1861 г. ход реформы находился под пристальным вниманием экономистов. В своем отношении к способу проведения реформы отечественные экономисты делились на три лагеря. В первом из них находились те, кто поддерживал в целом линию реформ, выбранную правительством России. Суть их состояла в том, что крестьяне получали личную свободу и землю только после уплаты помещику выкупной суммы или компенсации за уступленную землю и за утрату помещиком бесплатной рабочей силы. Выкупные платежи позволяли помещикам получить оборотный капитал, требующийся для найма рабочей силы на рынке, но были столь велики, что крестьяне в массе своей не могли их выплатить. В результате зависимость крестьян от помещиков сохранялась на протяжении десятилетий после Манифеста 19 февраля 1861 г. об отмене крепостного права. Такой путь развития капитализма получил название прусского пути, так как повторял ход аналогичных реформ в Пруссии.

Достоинство данного варианта развития состояло в том, что он основывался на постепенных преобразованиях, нс предполагающих радикальной одномоментной ломки сложившихся отношений. К недостаткам прусского пути развития можно отнести, во-первых, несправедливость реформы по отношению к крестьянам, которые обременялись непосильными выкупными платежами, и, во-вторых, медленный темп капиталистических преобразований в сельском хозяйстве. Сторонниками такого метода преобразования деревни были Борис Николаевич Чичерин (1828–1904), некоторое время занимавший должность профессора Московского университета, Константин Дмитриевич Кавелин (1818–1885), академик Владимир Павлович Безобразов (1828–1889), профессор Казанского и Петербургского университетов Иван Яковлевич Горлов (1814–1890). Перу последнего принадлежит обязательный для изучения в университетах Российской империи учебник "Начала политической экономии" (1859–1862 гг.)[3].

Другие экономисты были сторонниками быстрого превращения помещичьих хозяйств в капиталистические предприятия, обрабатываемые капиталистами-фермерами на условиях аренды. Этот вариант развития получил название английского пути и предполагал, что помещики сохраняют за собой право собственности на все земли в отличие от крестьян, которые получают личную свободу без земли и превращаются в наемную рабочую силу. По сути, это был очень болезненный путь насильственного обезземеливания крестьян, в чем и состоял основной его недостаток. Однако он давал основания надеяться на быстрый рост производительности труда в сельском хозяйстве. Сторонником данного варианта развития капитализма в России был, например, предприниматель-миллионер Василий Александрович Кокорев (1817–1889), который предлагал купцам и промышленникам выкупать дворянские имения и затем сдавать их в аренду крестьянам. Иван Васильевич Вернадский (1821 – 1884), профессор Киевского и Московского университетов, отмечал, что монополия дворянства на землю может оказать пагубное влияние на развитие экономики. Данный вариант развития также поддерживал Юлий Эдуардович Янсон (1835–1893), крупный политэконом и статистик пореформенной России. Янсон доказывал, что развитие экономики страны напрямую зависит от как можно более быстрого уничтожения в помещичьих хозяйствах остатков крепостнических отношений и замены их капиталистическими принципами производства. Большое влияние на экономические дискуссии конца XIX в. оказали статистические работы Янсона, особенно "Опыт статистического исследования о крестьянских наделах и платежах" (1877 г.) и "Сравнительная статистика России и западноевропейских государств" (1878–1880 гг.)[4]. Статистические исследования Янсона обнажили проблему недостаточности крестьянских наделов для уплаты податей и выкупных платежей, что являлось причиной обнищания и закабаления крестьянства.

Английский путь обеспечивал скорейшее развитие капитализма и в большей степени соответствовал идеалу классической политэкономии, однако его масштабная реализация в пореформенной России требовала наличия крупных свободных капиталов, необходимых для инвестирования в сельское хозяйство, поэтому данный вариант был малоприменим в условиях того периода. Кроме того, боязнь массовых выступлений крестьян, протестующих против насильственной пролетаризации, также была очень серьезным аргументом в пользу выбора прусского варианта реформ российским правительством.

Наконец, последняя, третья группа экономистов и общественных деятелей выступала за безвозмездную передачу земли крестьянам революционным путем. В 1860–1880-х гг. наиболее заметной и влиятельной революционной группой были народники, взгляды которых будет рассмотрены в главе, посвященной русской радикальной политэкономии.

  • [1] См.: Радищев А. Н. Путешествие из Петербурга в Москву. Ода "Вольность". М., 1982.
  • [2] См.: Бутовский А. И. Опыт о народном богатстве, или О началах политической экономии: в 3 т. СПб., 1847.
  • [3] См.: Горлов И. Я. Начала политической экономии: в 2 т. СПб., 1859–1862.
  • [4] См.: Янсон Ю. Э. Опыт статистического исследования о крестьянских наделах и платежах. СПб., 1877; он же. Сравнительная статистика России и западно-европейских государств: в 2 т. СПб., 1878–1880.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы