Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политэкономия arrow История экономических учений

Маржинализм в России

Маржиналистская революция, вызванная публикацией работ Менгера, Джевонса и Вальраса в 1870-х гг., привела к тому, что в Западной Европе в конце XIX в. маржина- листские идеи завоевали широкое признание академической аудитории. Иное положение дел было в России, в которой в эго время господствовало марксистское направление экономической теории. Первым изложением субъективной теории полезности па русском языке была статья, написанная Туган-Барановским в 1890 г. Однако издание на русском языке третьего тома "Капитала" (1896 г.) и книги Е. фон Бем-Баверка "Теория Карла Маркса и ее критика" (1897 г.) способствовало тому, что многие русские экономисты стали искать замену трудовой теории стоимости и обратились к австрийской теории предельной полезности, которая считалась в то время новейшим достижением западной экономической науки.

Сомнения в научности трудовой теории стоимости привели к тому, что большинство легальных марксистов отказались от использования трудовой теории стоимости и перешли в стан сторонников маржиналистской теории ценообразования. Так, в конце XIX – начале XX вв. выходят работы П. Б. Струве и С. Л. Франка, посвященные субъективной теории ценности. Еще более значимым была публикация Туган-Барановским очень популярного учебника "Основы политической экономии" (1909 г.)[1], в котором теория предельной полезности составляла основу теории ценообразования. В этом учебнике можно найти и закон Госсена, и таблицу Менгера, и австрийскую теорию вменения, описывающую процесс формирования ценности благ высших порядков. Тем не менее необходимо отметить, что Туган-Барановский не был до конца удовлетворен маржиналистской теорией ценности и пытался совместить ее с трудовой теорией стоимости, видимо, для того, чтобы получить теоретическое обоснование для концепции эксплуатации, которую он поддерживал.

Интересные примеры использования маржиналистского подхода содержатся в трудах яркого представителя организационно-производственного направления отечественной экономической мысли Александра Васильевича Чаянова (1888–1937).

Чаянов был одним из организаторов отечественного кооперативного движения, которое возникло в России в 1860-х гг., а с 1890-х гг. стало играть заметную роль в жизни российской деревни. Научная деятельность Чаянова была связана с изучением принципов организации и деятельности крестьянского хозяйства, которое он рассматривал в качестве экономического субъекта, маскимизирующего получаемую полезность. В работе "Очерки по теории трудового хозяйства" (1912 г.) он изучает равновесие трудового крестьянского хозяйства и для этого строит кривую полезности добавочной единицы ценности, производимой крестьянским хозяйством, и кривую предельной тягостности труда, потраченного на производство добавочной единицы ценности[2]. Согласно Чаянову крестьянское хозяйство будет находиться в равновесии тогда, когда полезность добавочной единицы создаваемой ценности будет равна тягостности труда, потраченного па производство этой ценности.

Сформулированный им предельный аппарат анализа крестьянского хозяйства Чаянов использует для изучения влияния изменений в производительности труда и численности едоков на равновесие хозяйства. Чаянов выбирает форму кривых полезности продукции и тягостности труда таким образом, чтобы они согласовывались с имеющимися статистическими данными о том, как реагируют реальные крестьянские хозяйства на увеличение производительности труда и увеличение числа едоков. Статистические сведения говорили о том, что при изменении производительности выпуск крестьянского хозяйства не менялся, в то время как изменение числа едоков в хозяйстве вело к прямо пропорциональному увеличению ценности производимой продукции. В результате Чаянов приходит к выводу о том, что кривая полезности добавочной единицы ценности имеет разрыв, или вертикальный участок, и что равновесие приходится на этот участок. По сути, полученный вывод сводился к тому, что ценность продукции, производимой крестьянским хозяйством, определяется факторами, не учтенными в модели. Последнее свидетельствовало против использования в анализе крестьянского хозяйства теории предельной полезности, по крайней мере в том виде, как это было сделано Чаяновым.

Широкое использование теория предельной полезности получила в трудах экономистов русской экономико-математической школы, таких как В. К. Дмитриев. В. С. Войтинский, Н. А. Столяров и др. В 1902 г. Владимир Карпович Дмитриев (1868–1913) публикует продолжение своей работы "Экономические очерки"[3], в котором рассматривает теорию предельной полезности. "Очерки..." были задуманы автором как научный трактат, описывающий синтетическую теорию ценообразования, сочетающую в себе черты трудовой теории стоимости и теории предельной полезности. Необходимо признать, что Дмитриев не смог достичь поставленной перед собой цели объединения этих двух концепций, однако общеизвестно, что его идеи явились важным этапом в истории формирования методологии расчета межотраслевых балансов. Действительно, в "Очерках..." Дмитриев первым формулирует коэффициенты полных и прямых затрат труда, аналогичные тем, что используются в современных моделях межотраслевого баланса, строит систему формирования цен товаров, предвосхищающую широко известную ныне неорикардианскую ценовую систему и объясняющую процесс формирования удельных затрат выпуска продукции. Однако Дмитриев осознавал, что объем выпуска зависит также от величины спроса на продукцию, поэтому для объяснения процесса формирования спроса он обращается к изучению теории предельной полезности.

Дмитриев рассматривает эволюцию теории полезности, начиная с работ Галиани, переходя затем к вкладу Ж. Дюпюи и Г. Госсена и далее к современному этапу разработки концепции в работах экономистов австрийской школы Л. Вальраса и У. Джевонса. Эта часть работы Дмитриева представляет собой лаконичный квалифицированный обзор основных выводов, полученных западными учеными в области теории предельной полезности. Заслуживает упоминания тот факт, что Дмитриев видел ограниченность теории предельной полезности. Во-первых, он рассматривал эту теорию не как самостоятельную концепцию ценообразования в духе Джевонса и австрийских экономистов, а лишь как часть более общей модели. Во-вторых, Дмитриев критически относился к популярному в то время обоснованию теории предельной полезности с помощью психофизиологического закона Вебера – Фехнера. По мнению Дмитриева, не существует достаточных оснований для того, чтобы использовать подобные законы, сформулированные в совершенно другой области знания, для определения точной формы кривых предельной полезности.

  • [1] Туган-Барановский М. И. Основы политической экономии. М., 1998.
  • [2] Чаянов А. В. Очерки по теории трудового хозяйства. М., 1912–1913.
  • [3] Дмитриев В. К. Экономические очерки. М., 2001.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы