Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политэкономия arrow История экономических учений

Артур Пигу; развитие неоклассики после Маршалла

Английский экономист первой половины XX в. Артур Сесил Пигу был не только любимым, но и, пожалуй, самым преданным учеником А. Маршалла. В его теории никогда не наблюдалась даже попытка ревизии неоклассических подходов. Вместе с тем Пигу нельзя назвать простым эпигоном Маршалла. Он сумел открыть новые подходы и расширить проблематику экономического анализа.

Артур Сесил Пигу (1877–1959)

Родился в Райде. Окончил Кембриджский университет, где учился у А. Маршалла. С 1908 по 1943 г. заведовал кафедрой политической экономии Кембриджа. Прославился созданием теории благосостояния и неоклассической теории безработицы. Главные работы – "Экономика благосостояния" (1920 г.) и "Занятость и равновесие" (1949 г.). Ингу, развивая идеи Маршалла, стал виднейшим представителем неоклассического направления XX в.

В 1912 г. вышла первая фундаментальная работа Пигу "Богатство и благосостояние", позже переработанная и изданная под названием "Экономическая теория благосостояния"[1]. Таким образом, в экономической науке появилась новая теория – теория благосостояния.

Строго говоря, Пигу отнюдь не был первым экономистом, обратившимся к проблеме благосостояния общества. Эта проблема была поставлена уже в трудах классиков, прежде всего А. Смита и Д. Рикардо. Обобщением классических взглядов по данному вопросу стала концепция Дж. С. Милля. Классическая позиция в значительной степени сводилась к тому, что общее благосостояние – арифметическая сумма благостсостояния отдельных людей. Сходные взгляды, с отдельными нюансами, развивались в теориях ранних неоклассиков – Джевонса, Вальраса, Эджуорта.

Определенный перелом в решении проблемы благосостояния произошел в 1906 г., когда вышел "Учебник политической экономии" знаменитого итало-швейцарского экономиста В. Парето (1848–1923). В своей работе Парето подверг резкой критике кардиналистский вариант теории полезности, вполне справедливо указывая, что вряд ли возможно представить реальный механизм количественного измерения полезности, и разработал оригинальный вариант ординалистской теории, ранжирующей полезности, но не измеряющей их. Этот вариант получил название теории кривых безразличия.

Используя аппарат кривых безразличия, Парето сформулировал понятие максимума, или оптимума, благосостояния. Оптимум благосостояния достигается в том случае, если благосостояние одного члена общества не может быть увеличено без того, чтобы не уменьшить благосостояние другого члена общества.

Данное определение ярко продемонстрировало особенности атомистического неоклассического подхода – общее благосостояние рассматривалось как сумма благосостоянии отдельных членов общества. В связи с этим возникала проблема несопоставимости индивидуальных благосостояний. Она следовала из того, что полезности, составляющие благосостояние людей, по-разному оцениваются различными индивидуумами. Поэтому вместо единого общественного оптимума Парето получил набор индивидуальных оптимумов. Чтобы расширить соспоставимость этих оптимумов была введена концепция компенсационного платежа (впервые она появилась у другого итальянского экономиста Э. Бароне). Согласно этой концепции все изменения в индивидуальном благосостоянии выражаются эквивалентной суммой дохода, которую человек согласен заплатить, чтобы вернуться к исходному благосостоянию. Если выигравшие при перераспределении благосостояния могут компненсировать проигравшим часть дохода, которая удовлетворит последних, то общественное благосостояние возрастает.

В отличие от предшественников Пигу сделал теорию благосостояния центральной в своей системе взглядов. По существу, он создал первую специальную теорию благосостояния, в которой на передний план выходили социальные аспекты улучшения жизни людей. Эпиграфом к его работе следовало бы поставить утилитаристский лозунг философов Бентама и Сиджвика: наибольшее благо для наибольшего числа людей. Видимо, не случайно подобная теория появилась в начале XX в., когда наблюдался процесс социализации и революционизации капиталистического общества и дух индивидуализма в его крайней неоклассической форме стал подвергаться резкой критике не только со стороны левых экономистов. Пигу, обладая последовательно либеральными взглядами, неоднократно выступал за развитие патерналистских отношений в капиталистических фирмах и передачу рабочим коллективам определенного контроля над управлением производством.

Благосостояние у Пигу – категория не только экономическая, но и психологическая. Степень благосостояния может быть оценена с помощью соотношения удовлетворения и неудовлетворения. Безусловно, эти субъективные понятия не могут быть измерены количественно, однако они могут быть ранжированы каждым человеком. Косвенным измерителем удовлетворенности желаний выступает то количество денег, которое человек готов заплатить за данное благо (нетрудно заметить здесь прямую преемственность подхода Маршалла).

Модифицируя маршалловскую теорию ренты потребителя, Пигу попытался проследить, как частные и общественные выгоды влияют на экономическое благосостояние и как оно изменяется при трансформации производства. Экономическое благосостояние у Пигу – объективное выражение максимальных степеней удовлетворения, проявляющееся в содержании национального дивиденда. Под последним Пигу понимал поток товаров и услуг с учетом расходов на содержание основного капитала.

Экономическое благосостояние зависит от реального дохода. Величина последнего, в свою очередь, определяется размерами применяемых в обществе ресурсов, капиталов, знаний, особенностью национального поведения, характером правительства и ролью внешней торговли. Вместе с тем величина благосостояния определяется также равномерным и справедливым распределением доходов. Еще одной важной составляющей благосостояния является степень занятости в обществе.

Экономическое благосостояние не идентично общественному благосостоянию. Первое в отличие от второго не включает в себя такие параметры, как характер работы, состояние окружающей среды, взаимоотношения между людьми, положение в обществе, жилищные условия и общественный порядок. Но, с другой стороны, именно экономическое благосостояние лежит в основе общественного благосостояния.

Понятие экономического благосостояния у Пигу в целом весьма близко к понятию национального дивиденда. В последнее он включил все блага и услуги, покупаемые на деньги. Для сопоставимости измерения национального дивиденда за ряд лет Пигу предложил считать неизменными вкусы потребителей и распределение доходов в обществе. С помощью дефляторов исключалось инфляционное повышение цен на блага. При этих предпосылках национальный дивиденд становился мерой измерения как роста физического продукта общества, так и общественного благосостояния.

Пигу считал, что увеличение национального дивиденда возможно за счет более равномерного перераспределения доходов. Это должно было достигаться с помощью налоговой системы и системы социального обеспечения. Данный тезис в дальнейшем получил достаточно широкое распространение как в неоклассической теории, так и в альтернативных направлениях. Теоретическое объяснение этого феномена связано с законом убывающей полезности – получается, что при более равномерном распределении благ их предельные полезности возрастают.

Проблему максимизации национального дивиденда Пигу решил в категориях предельного частного чистого продукта и предельного общественного чистого продукта.

Предельный общественный (совокупный) чистый продукт создается предельным приращением ресурсов в любой сфере экономики, причем в расчет принимаются как частные, так и общественные выгоды. Предельный частный чистый продукт представляет собой ту часть совокупного продукта, которая достается лицу, осуществляющему инвестиции. Согласно Пигу национальный дивиденд достигает максимума в том случае, если стоимость общественного чистого продукта будет одинакова при любом возможном использовании ресурсов. В этом случае частный и общественный чистые продукты должны уравниваться. Нетрудно заметить, что подобная формулировка является вариантом Парето-оптимальности производства.

Конкретный метод максимизации национального дивиденда, предложенный Пигу, весьма прост и далеко не нов. Этим методом является экономическая свобода индивидуума, основанная па его своекорыстном интересе, правда, подкрепленном доброжелательством всех членов общества и их просвещенностью. Ничего нового по сравнению с экономическим человеком А. Смита, приодетым в просветительские одежды Дж. С. Милля, здесь не видится. Вместе с тем, будучи экономистом XX в., Пигу не мог не видеть активного государственного регулирования экономики, практикуемого в большинстве западных стран после Первой мировой войны. Поэтому он вынужден был признать необходимость внешнего государственного вмешательства в экономические процессы. К мерам подобного вмешательства он относил субсидии и налоги. Причем система налогообложения должна дифференцироваться по отраслям в зависимости от их значимости для общества и конкурентоспособности.

Условие максимизации национального дивиденда потребовало от Пигу исследования различных возможных соотношений между предельными чистыми частным и общественным продуктами. Равенство или расхождение этих двух категорий он связал с тем, имеют ли место повышающаяся, понижающаяся или постоянная цена предложения. Фактически это повторяло идею Маршалла об изменяющихся или о постоянных издержках производства для разных типов отраслей.

При понижающейся цене предложения предельный общественный чистый продукт больше частного; при повышающейся цене предложения – меньше. И то и другое нарушает общественный оптимум. Для того чтобы уравнять оба продукта, необходимо осуществлять государственное влияние на ценообразование с помощью налогов и дотаций. Если же в экономике возникает олигополия или монополия, существенно нарушающие ценообразование, то Пигу считал возможным применять прямое государственное регулирование и даже выборочную национализацию доминирующих субъектов. Вместе с тем такое монополистическое проявление, как дискриминация в ценах, в отдельных случаях может привести к росту общественного благосостояния.

Исследования благосостояния и национального дохода привели Пигу к открытию "эффекта Пигу". Он заключается в том, что при снижении цен растет реальная ценность наличных денег. В результате этого увеличивается реальный доход населения и, соответственно, возрастает потребление. Неоклассическим следствием эффекта Пигу является вывод о возможности поддержания спроса с помощью автоматического саморегулирования цен, заработной платы и денежной массы.

Кроме теории благосостояния Пигу известен и как автор одной из наиболее развитых неоклассических теорий занятости. Она в наиболее концентрированной форме изложена в работе 1933 г. "Теория безработицы".

Пигу сформулировал следующие неоклассические положения относительно занятости в капиталистической системе.

  • 1. Рыночное хозяйство в принципе равновесно в неоклассическом понимании. Все рынки находятся в состоянии равновесия спроса и предложения. Поэтому для него характерна полная загруженность всех факторов производства, в том числе труда.
  • 2. При найме на рабочее место трудящиеся ориентируются на предлагаемую им заработную плату. Как и все неоклассики, Пигу исходил из того, что заработная плата отражает предельную неполезность труда. Когда заработная плата становится ниже той неполезности, которую испытывает работник в трудовой деятельности, он отказывается от работы и добровольно становится безработным.
  • 3. Трудящийся – столь же рациональное существо, как и капиталист. Поэтому при найме на рабочее место он ориентируется не на номинальную (денежную) заработную плату, а на реальную заработную плату (т.е. на ту сумму благ, которые он способен приобрести на свой доход).
  • 4. Равновесие на рынке труда может быть представлено в виде рис. 7.4.

На данном графике w – реальная заработная плата (денежная зарплата, поделенная на цены приобретаемых благ); N – величина занятости; D – спрос на труд; S – предложение труда.

Кривая спроса на труд имеет положительный наклон, так как уменьшается предельная производительность труда (по закону Кларка). Кривая предложения труда растет

Равновесие на рынке труда

Рис. 7.4. Равновесие на рынке труда

в связи с ростом неполезности труда по мере увеличения его предложения.

  • 5. Реально существующая при капитализме безработица (а игнорировать ее после Великой депрессии 1929 г. было невозможно), объясняется не внутренними экономическими причинами, а внешними факторами, или экстерналиями.
  • 6. Различный тип экстерналий порождает несколько видов безработицы.

Первой экстерналией является несовершенство самого рынка труда, в первую очередь как информационного пространства. Как уже отмечалось, неоклассическая доктрина исходит из того, что общее количество рабочих равно величине трудоспособного населения. Потеряв по каким-либо причинам рабочее место (банкротство предприятия, личные причины и проч.), работник в состоянии найти новое. Но сам поиск нового рабочего места требует определенного периода времени, в течение которого человек остается безработным.

Подобные аспекты усугубляются в связи с региональными особенностями – в одном месте наблюдается нехватка рабочих рук, в другом – излишнее трудоспособное население. Однако люди не обладают мгновенной и абсолютной мобильностью. Поэтому какое-то время они остаются безработными.

Безработица, порождаемая несовершенством рынка труда, называется фрикционной безработицей (от лат. frictio - трение).

Второй экстерналией является несоответствие структуры спроса и предложения на рабочую силу. В результате научно-технического прогресса меняется характер производства. Потребности в старых специальностях отпадают или уменьшаются, потребности в новых – возникают и растут. Однако работники уже имеют определенную специализацию и квалификацию, которые невозможно мгновенно изменить. Таким образом, возникает ситуация, при которой предложение на рынке труда располагает набором профессий, не требующихся предпринимателям, и наоборот, спрос на необходимые виды деятельности не может быть удовлетворен из-за отсутствия соответствующих кадров.

Возникающую при этом безработицу Пигу назвал структурной.

Третьей экстерналией является поведение самих работников, их психологические особенности. В определенных ситуациях работники добровольно отказываются от рабочих мест и предпочитают быть безработными. Подобные ситуации возникают, когда предельная неполезность труда начинает превышать заработную плату. Как рациональное существо, рабочий не согласен выполнять такую работу за такие деньги и увольняется.

Таким образом, возникает добровольная безработица. Добровольная безработица может иметь и иной характер. Кроме рациональных работников, которые в принципе хотят трудиться, но их не устраивает предлагаемая заработная плата, существует определенный процент трудоспособного населения, который не желает работать ни на каких условиях. Это деклассированные элементы – бродяги, отечественные бомжи, французские клошары, американские хобо и т.д., которые предпочитают нищенствовать, перебиваться случайными доходами, но нс трудиться. Проведенные современные социологические исследования подтверждают довольно мрачную картину – вне зависимости от страны и уровня развития общества подобные люди составляют достаточно стабильный и высокий процент трудоспособного населения.

  • 7. Спрос на труд Пигу связал с процентной ставкой. Эта связь осуществляется через денежную заработную плату, так как ставка ссудного процента влияет на инвестиционные возможности в стране и величину совокупных сбережений.
  • 8. По мнению Пигу, снижение денежной заработной платы может увеличить занятость, поскольку появившееся при этом изобилие денег ведет к снижению процентных ставок, а это, в свою очередь, стимулирует инвестиции, повышающие занятость. Таким образом, приоритет в политике борьбы с безработицей был отдан банковскому регулированию.

Теория занятости Пигу стала отправной точкой для развития последующих концепций, как позитивно ее развивающих, так и критических. Столь же велико было и место в последующей литературе теории благосостояния. В целом же взгляды А. Пигу явились наивысшим достижением традиционной неоклассической доктрины. После него неоклассика продолжала и продолжает развиваться, но постепенно усиливается процесс ее модернизации, пересмотра ранее незыблемых положений.

Еще одной особенностью последующего развития данного направления стало постепенное превращение неоклассической теории в неолиберальную. Однако этот процесс происходил не внезапно и занял практически весь период между мировыми войнами.

  • [1] Пигу А. С. Экономическая теория благосостояния. М., 1985.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы