Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политэкономия arrow История экономических учений

Людвиг фон Мизес и Фридрих фон Хайек: последняя попытка развить традиционную неоклассику

В первой половине XX в. особую значимость и славу среди сторонников неоклассического направления приобрели два выпускника Венского университета – Людвиг фон Мизес и Фридрих фон Хайек (1899–1992), проработавшие бо́льшую часть своей жизни в США. Легко объяснимо, что принципы традиционной неоклассики защищали именно австрийские ученые, так как в этой стране были чрезвычайно сильны традиции маржинализма К. Менгера, Ф. фон Визера и Е. фон Бем-Баверка (основоположников теории предельной полезности).

Людвиг фон Мизес (1881–1973)

Родился в Лембурге в состоятельной семье железнодорожного инженера и подрядчика. Окончил Венский университет. С 1913 по 1934 г. был профессором Венского университета, затем переехал в Женеву, где получил место профессора на кафедре международных экономических отношений. С 1940 г. жил в США, был профессором Нью-Йоркского университета. Воспитал блестящую плеяду учеников, среди которых Ф. фон Хайек, Ф. Махлуп, Г. Хаберлер и другие видные экономисты и социологи. Крупнейший представитель либерального направления в экономической науке XX в. Основные работы: "Теория денег и кредита" (1912 г.), "Социализм: экономический и социологический анализ" (1922 г.)• "Человеческое действие" (1949 г.) "Антиканиталистический менталитет" (1956 г.).

Фридрих фон Хайек (1899–1992)

Родился в Вене в семье университетского профессора. Окончил Венский университет (юриспруденция и политическая экономия). Был учеником Визера и Мизеса. Доктор юридических и экономических наук. В 1931 г. переехал в Лондон, где стал профессором Лондонской экономической школы. Резко критиковал теорию Дж. Кейнса. С 1950 г. – профессор Чикагского университета (США). С 1962 г. был профессором университета Фрайбурга (ФРГ). В 1974 г. получил Нобелевскую премию по экономике. В 1991 г. награжден Президентской медалью Свободы (высшая награда США). Основные работы: "Денежная теория и торговые циклы" (1933 г.), "Дорога к рабству" (1944 г.), "Индивидуализм и экономический порядок" (1948 г.), "Конституция и свобода" (1960 г.).

Л. фон Мизес прославился прежде всего как ортодоксальный приверженец принципа экономического невмешательства, понимаемого им зачастую в духе XVIII, а не XX столетия. Это, в частности, проявилось в однозначно отрицательном отношении Мизеса к анализу влияния на экономическое сознание и экономическую жизнь трансформации общества и его культуры. Человек неизменен и везде одинаков – это рациональный экономический человек, осуществляющий на рынке различные выборы. Если не вмешиваться в свободу выбора и свободу рынка, то выбор всегда будет правилен.

Целью экономических действий по Мизесу является чисто психологическое желание человека избавиться от ощущаемого им беспокойства. Подобное поведение Мизес описал в специальной науке, которую он назвал праксеологией. В принципе, это наука о человеческом поведении, хотя Мизес основное внимание уделяет в ней проблеме выбора. В основе процесса выбора лежит традиционная для неоклассики предельная полезность, которую Мизес трактовал как исключительно субъективную категорию.

Рассматривая макроэкономические проблемы, Мизес попытался построить теоретическую модель кругооборота потоков благ и услуг в обществе, которую он назвал экономикой бесперебойного кругооборота. В основу этой модели было положено разделение труда и господство частной собственности в обществе. Роль правительства доведена до минимума. В этом случае система будет стремиться к общему экономическому равновесию (покою по Мизесу). Обычное состояние покоя вновь и вновь нарушается, но вслед за этим оно немедленно восстанавливается на том же уровне.

Беспербойный кругооборот осуществляется на рынке, где каждый индивидуум преследует собственные цели. Информацию человек получает из системы цен. Ведущую роль играет потребитель, к желаниям которого производитель вынужден приспосабливаться. Индивидуальный выбор людей приводит к установлению рыночной цены. Обмен (как и у всех маржиналистов) носит неэквивалентный характер – каждая из сторон должна получить большую полезность, чем она отдает, иначе обмен лишен смысла. Естественно, что подобная трактовка возможна лишь с точки зрения обмена полезностями, а не стоимостями. Однако рационально выразить полезность человек может лишь при помощи денег. Таким образом, в основе наших оценок пропорций обмена лежат денежные цены. Мизес и сам не заметил, как попал в порочный замкнутый круг – цены определяются ценами.

Рассматривая фундаментальные основы экономического развития, Мизес высказывает достаточно примитивную и не подтверждаемую фактами идею о том, что все развитие цивилизации опирается исключительно на институт частной собственности. То общество, в котором нет частной собственности, не является цивилизацией по Мизесу. Таким образом, реально цивилизацией является лишь рыночное капиталистическое хозяйство. Вмешательство в его функционирование государства и профсоюзов означает упадок цивилизации.

Существующее при капитализме неравномерное распределение дохода и богатства Мизес не только не осуждает, но, напротив, всячески превозносит. Неравенство – стимул к активным экономическим действиям людей. Низкая заработная плата побуждает ленивых трудиться. При этом капитализм не создает, по мнению Мизеса, закостенелые классы или касты, как архаичные общества. Каждый человек волен стать предпринимателем, если он полагается на то, что сумеет предвосхитить будущие рыночные условия лучше, чем его сограждане, и его попытки действовать на свой страх и риск и нести личную ответственность за свои поступки получат одобрение потребителей. Апологетичность и тенденциозность подобных взглядов вряд ли нуждается в комментариях. Худшие стороны теории экономической гармонии середины XIX в. воспроизведены Мизесом через 100 лет.

Пожалуй, более оригинально Мизес трактовал роль денег в экономике. В отличие от предыдущих представителей неоклассического направления он считал, что деньги играют не пассивную, а активную роль в макроэкономических процессах. Изменение количества денег оказывает зачастую решающее воздействие на такие параметры, как цены, а значит, и производственные пропорции в экономике. Из этих соображений им был сделан вывод о непригодности традиционной количественной теории денег, исходящей из соответствия денежной массы реальной товарной массе. Однако все функции денег Мизес свел единственно к средству обращения. Функция денег как сокровища (т.е. денежные сбережения, не приносящие дохода), так много значащая в кейнсианской теории, Мизесом практически не анализировалась.

Роль денег как средства обращения вытекала у Мизеса из способов, которые люди применяют в процессе косвенного обмена, стремясь избавиться от благ, менее пригодных для продажи, взамен получая блага, более пригодные для продажи. С этой точки зрения более предпочтительны деньги, обладающие абсолютной ликвидностью, т.е. всегда принимаемые в обмен. При этом деньги не являются мерой стоимости, так как стоимость невозможно измерить, а можно только ранжировать.

Стоимость самих денег по Мизесу не создается государством, а устанавливается в процессе обмена на рынке. Государство в этом случае выступает одним из субъектов рынка, подчиняющихся закону спроса и предложения. Пену денег устанавливает субъективная полезность тех благ, которые обмениваются на деньги. По существу, эти рассуждения повторяли идеи представителей ортодоксальной теории предельной полезности – Менгера, фон Визера и фон Бем- Баверка.

Эмитируемые в экономику деньги, рассуждал Мизес, распределяются в дальнейшем неравномерно между хозяйствующими субъектами. Это приводит к резкому повышению спроса на блага со стороны собственников денег и к соответствующему повышению цеп. В результате этого реальный доход тех лиц, которые не получили выпущенных денег, уменьшится. Этот процесс Мизес назвал принудительным сбережением.

Вышеизложенная идея привела Мизеса к резко отрицательной оценке роли инфляции в экономике. Одной из наиболее опасных последствий инфляции Мизес считал "проедание" капитала, т.е. его потребление, из-за ложных ожиданий и неправильных экономических расчетов предпринимателей. Ажиотажный спрос, вызываемый ростом цен, носит иллюзорный характер, так как никакого реального увеличения капитала в экономике не происходит. Капитал начинает быстро сокращаться в силу повышения выплат дивидендов и заработной платы. Как только процентные ставки опустятся ниже предельной нормы прибыли от реальных инвестиций, предприниматель начинает немедленно менять структуру производства. В условиях полной занятости это приведет к увеличению выплат владельцам факторов производства, поскольку возрастет реальная заработная плата и реальная арендная плата.

Дополнительная эмиссия денег повлияет и на процентную ставку. Расширение кредита в силу изобилия денег ведет к падению процентной ставки ниже того уровня, который должен был бы установиться при стабильной рыночной обстановке. Последнюю Мизес назвал естественной ставкой процента. Она определяется как результат производительности предельного производственного периода, под которым он понимает последний производственный период из числа тех, которые могут быть оправданы с экономической точки зрения. Величина предельного производственного периода определяется продолжительностью выполнения требования равенства фонда средств существования фонду заработной платы.

Если ставка процента опускается ниже естественного уровня, то увеличиваются возможности получения чистого дохода и происходит удлинение производственного периода. Однако вскоре фонд существования будет исчерпан, так как осуществляемые инвестиции еще не успеют создать новых потребительских благ. Результатом всех этих процессов станет экономический кризис, порожденный неправильными экономическими расчетами предпринимателей в условиях инфляции.

Если упростить логику Мизеса, можно получить следующую схему: банковская система порождает кредитную экспансию. В результате этого растут оптимистические предположения предпринимателей. Центральный банк усиливает кредитную экспансию, так как проводит свою политику исходя из оптимистических надежд бизнеса. Эта политика заключается в ускоренной эмиссии денег для увеличения кассовой наличности у коммерческих банков. Последствием всех этих процессов является крах экономики.

Подобные взгляды привели Мизеса к поиску конкретных путей антиинфляционной политики. Решение, которое он предложил, носит анекдотический для XX в. характер – передать право денежной эмиссии от центрального банка коммерческим банкам. Последние, по мнению Мизеса, будут проводить более осторожную политику, так как рискуют своей частной собственностью.

Таким образом, Л. фон Мизес зарекомендовал себя как ярый апологет капитализма и защитник всякого посягательства на свободу рынка. Его теория, пожалуй, явилась экстремальной формой традиционной неоклассики и рельефно проявила те внутренние противоречия, которые характерны для этого направления.

Второй представитель либерального направления первой половины XX в. – Фридрих фон Хайек – предложил гораздо более интеллектуально развитую теорию по сравнению с Мизесом. Она опирается на достаточно обширные исследования в области психологии и философии, хотя и не выходит в целом за рамки маржиналистского анализа австрийской школы предельной полезности.

Хайек исходил из идеалистических философских позиций и считал, что сознание определяет порядок событий, причем этот порядок никак не связан с событиями в реальном материальном окружающем мире. Отсюда следовало, что человек, если и способен познать реальный мир, то неспособен управлять им. Подобные философские доктрины помогали Хайеку обосновать атомистическое, индивидуалистическое видение экономики.

Его основное экономическое кредо состояло в том, что экономическая система представляет собой механическую сумму индивидуумов, законы поведения хозяйствующего субъекта идентичны законам макроэкономики. Исходя из этого, экономист-ученый вполне может ограничиться методом интроспекции (самонаблюдения), так как его поведение и мнения вполне подходят для описания всего общества.

Исходя из подобных философских предпосылок, Хайек считал, что всю экономическую науку можно свести к своеобразной методологии, которая рассматривает взаимосвязь мыслей, возникающих в человеческом сознании. С этой точки зрения большинство категорий экономической науки не имеет аналога в реальной жизни, а является всего лишь продуктом сознания.

Начинается экономическая система Хайека, изложенная в его главном труде "Чистая теория капитала" (1941 г.), с концепции рынка. С его точки зрения, основной задачей рынка является создание таких условий, при которых люди, обладающие наиболее точными представлениями о будущем, должны были бы выполнять необходимые экономические функции. Таким образом, рынок – это прежде всего информационное пространство, с помощью которого регулируется вся экономическая система.

Функционирование рынка осуществляется в условиях конкуренции. Однако совершенной конкуренции быть не может в силу неравномерности распределения информации между хозяйствующими субъектами. Поэтому Хайек предлагает свою концепцию конкуренции, которая, по сути, является концепцией монополистической конкуренции. Монополия возникает из уникальности практически каждого продукта, невозможности однородности продукции различных фирм.

Монополистический характер конкуренции усиливается в связи с государственным вмешательством в дела рынка. Всякие государственные нормативы искажают правильное установление цен. Если свободная конкуренция сообщает людям, какие варианты их экономического поведения являются наилучшими, то монополистическая конкуренция, вызванная или государством, или частными лицами, искажает эти сведения.

Рыночные отношения неизбежно принимают денежную форму. Здесь Хайек вводит понятие нейтральных денег. Под ними понимаются такие деньги, которые не оказывают влияния на цепы, производство и процент. Нейтральные деньги появляются при постоянном размере предложения денежной массы. Отсюда следует политическая мера – государство должно печатать деньги стабильными темпами. Нетрудно заметить, что эта идея была впоследствии развита монетаристами. В концепции нейтральных денег последние становятся всего лишь техническим учетным средством обмена и не играют никакой активной роли. Таким образом, здесь в скрытой форме проводится идея бартерного хозяйства, столь любимая традиционными неоклассическими авторами.

Бартерный характер экономики проявляется и в концепции сбережений Хайека. Он определил сбережения как общий поток ресурсов, направляемых не в отрасли, производящие потребительские блага, а в отрасли, создающие производительные блага. Сбережения осуществляются домашними хозяйствами и передаются бизнесу для инвестирования. В результате этого происходит накопление капитала, что позволяет расширять производство. Сбережения, полученные подобным путем, Хайек назвал добровольными сбережениями. Кроме добровольных сбережений могут возникнуть и принудительные сбережения. Они возникают при эмиссии банковской системой в экономику дополнительных кредитов, приводящих к инфляционному давлению на цены.

В отличие от добровольных сбережений принудительные имеют отрицательные последствия для экономики. Это связано с тем, что, как только подобное принудительное сбережение прекращается, потребители, стремясь восстановить прежний уровень потребления, начинают потреблять основной капитал. Таким образом, принудительное сбережение не только сокращает благосостояние потребителя, но и подрывает возможности производства в будущем и создает предпосылки для экономического кризиса.

Далее Хайек развивает свою теорию общего экономического равновесия. Равновесие по Хайеку предполагает поддержание в экономике определенных пропорций, прежде всего между спросом на блага, массой денег, необходимой для удовлетворения этого спроса, и предложением товаров. В состоянии общего равновесия происходит полное использование ресурсов, и точка полной занятости совмещается с точкой общего экономического равновесия. В экономике существует механизм взаимного погашения колебаний и возврата к равновесному состоянию, если произошло отклонение от него.

Значительное место в теории Хайека занимает анализ капитала. В целом он представляет собой развитие подходов австрийской школы, прежде всего Бем-Баверка, к этой проблеме. В качестве исходного пункта берутся маржиналистские представления о капитале как о затратах земли и труда, связанных с ожидаемым доходом (теория ажио-процента). С этих позиций Хайек подверг резкой критике понимание капитала как фонда. Он определил капитал как запас определенных товаров, который должен быть воспроизведен. То, что не воспроизводится постоянно, капиталом не является.

Исследуя капитал, Хайек главное внимание уделяет роли оборотного капитала, который образуется вследствие того, что процесс производства обладает определенной продолжительностью. Основное свойство оборотного капитала в частности и капитала вообще состоит в его непрерывном движении, постоянном воспроизводстве (здесь вспоминается подход Дж. С. Милля и К. Маркса). Рост размеров капитала в его движении вызывает изменение масштабов производства, а это требует новой технологии, или, другими словами, смены производственной функции.

Оборотный капитал позволяет использовать недолговечные ресурсы, которые Хайек называет утрачиваемыми активами. Утрачиваемые активы приносят доход только на протяжении сравнительно небольшого промежутка времени. Аккумуляция этого дохода позволяет осуществлять инвестиции в постоянные ресурсы, функционирующие в течение длительного промежутка времени. Таким образом, именно оборотный капитал оказывается решающим фактором в развитии производства.

Доходом капитала является процент. Его происхождение Хайек связывает с двумя основными факторами – предельной производительностью самого капитала (идея Дж. Б. Кларка) и предпочтением текущих благ благам будущего (идея австрийской школы). Определенное влияние па величину процента имеют и денежные факторы.

В теории Хайека значительную роль играет защита индивидуализма и всяческая критика любой формы коллективизма в экономике. Коллективистские тенденции (в особенности социализм), по мнению Хайека, подавляют личную свободу, ведут к деградации культуры. Чтобы иметь возможность планировать, планирующий орган должен навязать народу детально разработанный кодекс моральных ценностей, которого не существует.

Широкую популярность среди консервативных неоклассических экономистов имела книга Хайека "Дорога к рабству" (1944 г.)[1], где автор сравнивает общества XVIII и XX столетий в пользу первого. Лишь на основе свободного рынка могут быть обеспечены права человека. Всякое государственное вмешательство неизбежно ущемляет эти права. Нельзя отрицать, что эти далеко нс новые идеи Хайек отстаивает интеллектуально изысканно и производит яркое впечатление на неискушенного читателя. Не случайно эта книга пользуется большой популярностью у определенной части населения и в наше время. Однако социально-экономическое развитие большинства цивилизованных стран в XX в. показывает, что современная экономика принципиально отличается от системы двухсотлетней давности и государство стало постоянной составляющей вектора общественного прогресса.

Теории Мизеса и Хайека не только стали крайней формой выражения традиционных неоклассических доктрин, но и продемонстрировали, что целый ряд прежних парадигм устарел и требует достаточно существенной переоценки. Поэтому дальнейшее развитие неоклассики пошло по пути известной трансформации традиционализма.

  • [1] Хайек Ф. А. Дорога к рабству. М., 2005.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы