Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политэкономия arrow История экономических учений

Неокейнсианство

Следующий логический этап в развитии кейнсианства оказался исторически мало связан с ортодоксальными теориями. Он возник практически одновременно с ними и вытекал из собственного понимания проблем, оставшихся после Кейнса. Одним из главных недостатков теории Кейнса, по мнению не только его противников, по и сторонников, явилась статичность анализа, отсутствие динамического подхода к экономическим явлениям. Вместе с тем экономика всегда находится в движении, развитии.

Попытка восполнить этот недостаток классической кейнсианской теории стала отправным пунктом для возникновения отдельного направления экономической мысли, получившего название неокейнсианства. Предметом анализа неокейнсианства стало расширенное воспроизводство, формы и факторы экономической динамики, поэтому в научной литературе оно получило название неокейнсианской теории экономического роста.

Остановимся первоначально на основных характерных чертах неокейнсианского подхода.

Неокейнсианские теории экономического роста ассоциируются прежде всего с двумя именами – англичанина Роя Харрода и американца Евсея Домара.

Рой Форбс Харрод (1900–1978)

Родился в Лондоне. Учился в Оксфорде. В 1929–1937 и 1946– 1967 гг. преподавал в Оксфордском университете. В 1938–1945 гг. работал в статистическом ведомстве при премьер-министре. С 1947 по 1950 г. был сотрудником ООН. В 1952–1953 гг. являлся советником Международного валютного фонда. Основная работа: "Очерки теории динамики" (1939 г.).

Евсей Домар (1914–1997)

Родился в г. Лодзь (Польша). Учился в Харбине (Китай). Окончил Калифорнийский университет. Работал во многих университетах США. Значительную часть жизни преподавал в Гарвардском университете. Основная работа: "Очерки теории экономического роста" (1957 г.).

Возникновение неокейнсианства следует отнести к 1939 г., когда вышла небольшая (20 страниц) статья Харрода "Очерки теории динамики". В целом эта работа осталась незамеченной научной общественностью, и интерес к проблеме возник лишь в 1948 г., когда была опубликована главная книга Харрода по экономическому росту "Towards a dinamic economics", название которой не вполне точно было переведено на русский язык как "К теории экономической динамики" (1959 г.)[1]. Несколько позднее, в 1946 г., вышла статья Е. Домара "Capital expansion, rate of growth and employment" ("Увеличение капитала, темпы роста и занятость), вслед за которой была опубликована большая работа этого автора "Очерки теории экономического роста" (1957 г.). Безусловно, теории Харрода и Домара отличаются друг от друга по ряду важных моментов. Концепция Домара более "классическая" с точки зрения кейнсианства. Эти различия будут прослежены ниже. Здесь же достаточно показать общие типичные черты неокейнсианства.

Харрод и Домар имели предшественников. Мы не касаемся теорий экономической динамики, которые существовали в трудах многих гениальных экономистов прошлого – Т. Мальтуса, Д. Рикардо, Дж. С. Милля, К. Маркса. В XX в. этим вопросам были посвящены специальные исследования Н. Кондратьева, Й. Шумпетера, Ф. Симианда и многих других авторов. Но все они исходили из отличных от кейнсианцев теоретических предположений и исследовали иные аспекты проблемы динамики.

Гораздо более тесной представляется связь концепций Харрода – Домара с рядом разработок экономистов шведской школы. Основоположники этой школы Кнут Викселль (1851 – 1926) и Густав Кассель (1866–1945) за несколько десятилетий до Кейнса сумели создать теории, обосновывающие необходимость государственного регулирования экономики, уделили существенное внимание проблемам совокупного спроса. Их ученики – Эрик Лундберг (1907–1987) и Эрик Линдаль (1891 – 1960) внесли много принципиально нового в изучение проблемы экономической динамики. Выдающийся историк экономической мысли Й. Шумпетер назвал книгу Э. Лундберга "Исследования по теории хозяйственной экспансии" (1937 г.) одним из самых замечательных произведений XX в. Столь же значима и работа Э. Линдаля "Теория денег и капитала" (1939 г.).

Вклад шведских экономистов в создание теории экономического роста можно свести к следующим моментам:

  • 1) ими разработаны методы анализа экономического роста и проведена попытка типизации форм роста (Э. Лундберг);
  • 2) впервые поставлена проблема пределов экономического роста для зрелой экономики;
  • 3) сделана попытка увязать экономический рост с техническим прогрессом;
  • 4) выдвинута идея сбалансированного экономического роста;
  • 5) проведен анализ факторов экономического роста.

Развивая методологию стокгольмской научной школы,

Э. Лундберг сконструировал ряд моделируемых последовательностей. По сути, они представляли собой возможные варианты будущего развития экономики, достигаемые при различной компановке факторов роста. Подчеркивалось, что будущее многозначно, а не линейно предопределено настоящим. Однако будучи однажды выбранной, модель развития в дальнейшем порождает детерминированные последствия. В этой схеме общее экономическое равновесие становится результатом достижения ряда последовательных состояний частичного экономического равновесия.

Моделируя экономический рост, Лундберг строит модели нескольких типов: 1) роста производства предметов потребления; 2) роста производства на основе инвестиций в форме оборотного капитала; 3) роста производства на основе инвестиций в основной капитал. В каждом из этих случаев экономический рост происходит по-своему.

С позиции метода моделируемых последовательностей Лундберг достаточно резко критиковал не только неоклассическую микроэкономическую теорию, с ее абсолютными, предопределенными прошлым и будущим, но и теорию Кейнса. В теории последнего Лундберг видел отсутствие динамического анализа. Исходя из этого, теория Кейнса не может объяснить то, что происходит на протяжении исследуемого периода.

Целью экономической теории, но мнению Лундберга, является анализ изменений, происходящих во времени как части внутреннего механизма самой системы. Таким образом, макроэкономическая теория должна выявить внутренние факторы экономического роста, раскрыть процессы, приводящие к изменениям в экономике.

Одной из ведущих методологических проблем экономической динамики, по мнению Лундберга, является правильное определение исследуемого временно́го интервала. Выбор периода не произволен, а определяется природой изучаемого объекта. В качестве типичного периода надо брать такое время, в течение которого изучаемый процесс не только сам заканчивается, но и демонстрирует свои важнейшие последствия, т.е. это интервал, необходимый для возникновения реакции, который измеряется средним промежутком времени между расширением спроса и последующим повышением производства.

Важнейшей особенностью подхода Лундберга стало исследование денежных факторов, активно влияющих, с его точки зрения, на экономический рост. Роль денег прослеживается в важнейшем факторе экономического роста – инвестициях. Для Лундберга важнее всего показать, как денежные доходы порождают новые инвестиции, которые в свою очередь порождают новые доходы. Лундберг отталкивается от теории мультипликатора Кейнса, но при этом подвергает ее критике за отсутствие динамического подхода.

С его точки зрения, инвестиционные расходы, рассматриваемые предпринимателями как часть издержек, не равны образованным доходам, т.е. в их отношении не действует закон Сэя. Эта разница составляет величину амортизации. В свою очередь, неполное соответствие доходов и издержек приводит к тому, что сокращаются потребительские расходы. Подобное сокращение усиливается под влиянием сбережений. При постоянном объеме производства средств производства рост производства потребительских благ будет сопровождаться сокращением темпов роста дохода по сравнению с учтенной суммой поступлений. Расхождение может быть компенсировано лишь за счет дополнительного потока доходов, возникающих на основе инвестиций.

На основе подобных рассуждений Лундберг сформулировал основное условие экономического роста: доход, порождаемый новыми инвестициями, должен превышать валовые сбережения и "дефицитность" производства товаров потребления.

Весьма оригинально подошел Э. Лундберг к проблеме регулирующей роли процентной ставки. С его точки зрения, рост процентной ставки тормозит экономическое развитие. Это связано с недостаточностью сбережений в промышленности, что требует привлечения заемных средств для инвестиций. Высокий процент снижает возможности кредитования промышленности. Подобная идея в принципе противоположна кейнсианской доктрине, согласно которой общество страдает излишними сбережениями.

Величина процентной ставки является эндогенной переменной, зависящей от размеров предложения ссудного капитала. Последнее влияет двояко: с одной стороны, рост склонности к сбережению уменьшает совокупное потребление, а это, в свою очередь, ведет к снижению инвестиций. Но с другой стороны, рост сбережений ведет к удешевлению кредита и росту инвестиций. Какая из этих противоположных тенденций возобладает, зависит от конкретных обстоятельств. Среди последних, по мнению Лундберга, ведущую роль играет продолжительность существования основного капитала. Чем больше срок его службы, тем заметнее стимулирует экономическое развитие снижение процентной ставки.

Исходя из вышеприведенных соображений, Лундберг отдает приоритет кредитно-денежным мерам по сравнению с фискальной государственной политикой регулирования экономики. При этом он считал уместным государственное вмешательство только в критических точках экономического развития, но совершенно ненужным в мирные периоды.

Безусловно, теория Линдалля и Лундберга была хорошо известна Р. Харроду и, вероятно, Е. Домару и оказала определенное воздействие на их взгляды. Вместе с тем Харрод и Домар отталкивались от критики классического понимания экономической динамики. Исходя из классической доктрины, антитезой экономического роста является стремление экономики к стационарному состоянию, при котором постоянными являются размер населения, капитала и технологии производства.

В классической схеме важнейшим фактором экономического роста является накопление капитала (бережливость как социальная добродетель у А. Смита). В свою очередь, размер капитала определяется величиной реальных прибылей капиталистов, компенсирующих предпринимательский риск. Однако с ростом размеров накопления капитала средняя норма прибыли имеет тенденцию к понижению (различные представители классики по-разному интерпретировали этот наблюдаемый в XVIII-XIX вв. статистический факт). Это подрывает возможности дальнейшего роста накопления и толкает систему к стационарному состоянию простого воспроизводства. Таким образом, именно стационарное состояние стало истинным для капитализма.

Подобный подход встретил возражения у Кейнса и его последователей, которые принципиально отрицали стационарность состояния капитализма и подчеркивали наличие сбоев и кумулятивных эффектов в макроэкономике. Нео- кейнсианцы поставили своей главной задачей применить формально стационарную методологию Кейнса к анализу динамики.

Методология неокейнсианства во многом повторяет подходы Дж. М. Кейнса. Это касается использования агрегированных экономических величин, роли ожиданий в экономике, ведущей роли эффективного спроса в установлении макроэкономических пропорций.

Новым является переход от анализа экономической статики к экономической динамике. Статика означает состояние, когда производство совершается непрерывно, изо дня в день и из года в год, не увеличиваясь и не уменьшаясь. Покой означает, что величина различных показателей остается постоянной и производство в целом продолжает свое движение по кругу. К условиям статики относятся постоянство объема выпуска продукции, размера капитальных благ, потребностей населения, величины населения, неизменность цен факторов и потребительских благ. Нетрудно увидеть, что это условия стационарного общества по Дж. Б. Кларку (автору теории предельной производительности конца XIX в.). Главное же отличие статики от динамики – отсутствие новых сбережений.

Важнейшей характеристикой динамики является постоянное, происходящее на длительном временно́м интервале изменение объемов выпуска продукции. Причем это изменение не обязательно связано с ростом макроэкономических показателей, может иметь место и их уменьшение. В основе подобных сдвигов лежат изменения тех параметров, которые были постоянны в статике. Самой яркой особенностью статики является положительное сбережение.

Неокейнсианцы признают, что положительное сбережение присутствовало и в теории Кейнса (которую неокейнсианцы оценивают как статичную), но там его воздействие на макроэкономические показатели ограничивалось мультипликационным ростом дохода. Фактически предельная эффективность капитала выступала у Кейнса как независимая от динамики сбережений переменная.

Для преодоления этой "односторонности" подхода Кейнса неокейнсианцы предлагают дополнить идею мультипликатора концепцией акселератора. Под акселеративной зависимостью понимается зависимость изменений инвестиций от изменения величины национального дохода (идея акселератора была предложена еще в начале XX столетия Р. Афтальоном). Из вышесказанного вытекает основная формула акселератора:

dI=k(dY),

где I – валовые инвестиции, Y – национальный доход, k – коэффициент акселератора.

Таким образом, акселератор демонстрирует количественное соотношение между результатами потока и размерами запасов, из которых он проистекает. Чем выше доход, тем больше инвестиции, в результате чего доход вновь возрастает. Скачками акселератор раскручивает экономический рост.

С неокейнсианской точки зрения акселеративный эффект по-разному оказывает воздействие на экономику на разных фазах цикла. В начале стадии оживления акселерация незначительно влияет на экономическую динамику, так как в экономике существуют избыточные производственные мощности, ввод в строй которых не требует дополнительных инвестиций. В предкризисные же периоды акселерация тормозит экономический рост по причине наличия в экономике узких мест.

Таким образом, в неокейнсианском подходе принцип мультипликации дополняется принципом акселерации. И в том и в другом случае важнейшим фактором экономического роста выступают инвестиции. Р. Харрод разграничил два их типа – автономные и индуцированные.

Автономные инвестиции связаны с техническими и организационными нововведениями и не зависят от уровня текущих продаж и выпуска продукции. Этот вид инвестиций не стимулируется увеличением дохода. Индуцированные инвестиции, напротив, связаны с затратами на выпуск продукции, и поэтому только они подвержены принципу акселерации.

Если инвестиции – важнейший фактор экономического роста, то они, в свою очередь, зависят от размера сбережений в обществе. Поэтому одно из центральных мест в неокейнсианской доктрине занимает теория сбережений.

Все сбережения делятся на две части по функциональному признаку: сбережения, необходимые для удовлетворения потребностей человека на протяжении его жизни (зависящие от ожидания будущих доходов, роста потребностей и необходимости обеспечить старость), и сбережения, накапливаемые для передачи по наследству.

Размер частных сбережений сдерживается невыгодностью получения процента за кредит. Подобная ситуация объясняется тем, что кредитор терпит убытки, не компенсируемые величиной процента. Эти убытки заключаются в следующем: кредитор сокращает свое потребление на величину кредита; далее, возвращенная в будущем большая сумма денег имеет меньшую ценность, чем первоначальная величина кредита сегодня (блага будущего менее ценны, чем блага настоящего). Недостаточность частных сбережений необходимо компенсировать за счет государственных.

Анализ сбережений подводит неокейнсианцев к определенному пересмотру теории процента Дж. Кейнса. Во-первых, если в теории Кейнса процент определяется предпочтением ликвидности, то Р. Харрод связывает его прежде всего с ожиданиями в экономической деятельности. Неопределенность будущего требует компенсации в виде ссудного процента. Нетрудно заметить в этих рассуждениях связь с теорией ажио-процента Е. Бем-Баверка.

Во-вторых, отличие неокейнсианского подхода к проценту состоит в том, что по-иному, чем у Кейнса, рассматривается связь между процентом и размером сбережений. Кейнс рассматривал условия депрессии 1930-х гг., когда инвестиционная активность была близка к нулю и размер сбережений резко превышал размер инвестиций (причем не в силу того, что сбережения были велики, а по причине отсутствия инвестиций). Подобная ситуация порождала излишнюю безработицу.

В период 1940–1950-х гг. картина резко отличается от прежней. Ставка процента становится такой низкой, что значительно стимулирует инвестиции и одновременно тормозит рост сбережений. Дефицит сбережений вызывает ускоренную инфляцию.

Таким образом, экономика оказывается перед дилеммой: или безработица, или инфляция. Кривая Филлипса получает теоретическое обоснование. Внутренний механизм решения этой проблемы в рыночном хозяйстве отсутствует. Поэтому неокейнсианцы обосновывают необходимость существенного государственного контроля над макроэкономическими процессами. Одним из основных методов государственного вмешательства, но мнению Харрода, является снижение ставки рефинансирования (учетной ставки центрального банка) ниже уровня, при котором размеры инвестиций и сбережений, создаваемых при полной занятости, совпадали бы между собой, т.е. выполнялось бы основное кейнсианское условие общего экономического равновесия.

Определенный вклад в учение об инвестициях внес Е. Домар. Он выдвинул идею о двойственной роли инвестиций в экономике. С одной стороны, он солидаризируется с кейнсианской парадигмой о том, что инвестиции самым существенным образом воздействуют на совокупный спрос, стимулируя его с помощью мультипликационных эффектов. С другой стороны, инвестиции вызывают создание новых производственных мощностей, которые являются источником роста предложения новых товаров. Таким образом, инвестиции стимулируют не только спрос, но и предложение. Исходя из вышесказанного, важнейшей задачей экономической теории является определение такого размера инвестиций, при котором прирост спроса и дохода был бы не меньше, чем прирост предложения. Достигаемый в этих условиях экономический рост назван Домаром сбалансированным ростом.

С позиции Домара, занятость выступает как функция отношения дохода к производственной мощности. Полная занятость может быть достигнута лишь тогда, когда инвестиции и доход растут во времени одинаковыми темпами, равными произведению предельной склонности к сбережению и средней склонности к инвестированию. Это, в свою очередь, может быть осуществлено лишь тогда, когда инвестиции постоянно превышают сбережения. Данный избыток стимулирует новые сбережения и новый растущий доход. Следовательно, сбалансированный рост в модели Домара возможен не при простом, а лишь при ускоренном возрастании инвестиций.

Из приведенного анализа взглядов Р. Харрода и Е. Домара видно теоретическое отличие их подходов к проблеме сбалансированности роста. Домар считал, что сбалансированный рост возможен только при ускоренном постоянном росте инвестиций, что маловероятно. Поэтому появляются избыточные производственные мощности, сдерживающие экономическое развитие. Харрод же исходил из того, что экономика может обеспечить темпы роста, соответствующие полному использованию производственных мощностей. Подобные темпы роста он назвал гарантированными темпами роста.

Неокейнсианство в концепциях Харрода и Домара в целом полностью оставалось в русле кейнсианских идей и фактически ставило целью адаптировать теорию Кейнса к условиям экономической динамики. Однако дальнейшее развитие экономической системы в 1960–1970-е гг. потребовано более существенного пересмотра самих фундаментальных парадигм кейнсианской доктрины. Это было сделано посткейнсианцами и новыми кейнсианцами.

  • [1] Харрод Р. Ф. К теории экономической динамики. М., 1999.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы