Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политэкономия arrow История экономических учений

Пьеро Сраффа (1898–1983)

Итальянский экономист, работавший в Великобритании. Родился в Турине в семье профессора правоведения. Окончил Туринский университет, где учился у крупнейшего итальянского экономиста Л. Эйнауди. В студенческие годы сблизился с коммунистами, став ближайшим другом А. Грамши, будущего лидера Итальянской коммунистической партии. В 1921 г. Сраффа переехал в Англию и закончил Лондонскую школу экономики. В 1920-е гг. он работал профессором в ряде университетов Италии, а в 1927 г. Дж. М. Кейнс пригласил Сраффу в Кембриджский университет на должность директора экономической библиотеки. Под влиянием Кейнса Сраффа начал изучать теорию Д. Рикардо и создал самостоятельную неорикардианскую концепцию стоимости. Основной труд: "Производство товаров посредством товаров" (1960 г.).

Михал Калецкий (1899–1970)

Родился в Лодзе (Польша). Получил инженерное образование. Работал на теплоэлектростанции. Самостоятельно занимался экономическими проблемами и в своей ранней работе "Эссе о теории цикла деловой активности" (1933 г.) предвосхитил ряд идей Кейнса. В середине 1930-х гг. уехал в Швецию, где учился у ряда шведских экономистов, затем переехал в Англию. На взгляды Калецкого оказали влияние марксизм и левое кейнсианство. Во время Второй мировой войны работал в Оксфорде. С 1946 по 1954 гг. был сотрудником ООН. В 1955 г. вернулся в Польшу, где работал профессором и одним из руководителей польского органа планирования экономики (Центроплана). В конце 1960-х гг. вновь эмигрировал в Западную Европу. Основные работы: "Затраты и цены" (1943 г.), "Теория экономической динамики" (1956 г.).

Пьеро Сраффа относился к неорикардианскому течению экономической мысли. В 1960 г. он выпустил фундаментальный труд по теории ценообразования "Производство товаров посредством товаров"[1]. В этой книге была сделана попытка по-новому, исходя из достижений науки XX в., обосновать трудовую теорию ценности Д. Рикардо и интерпретировать ее в современном духе.

Объектом анализа Сраффы является такая экономическая система, которая производит ровно столько товаров, сколько требуется для ее самообеспечения и поддержания существования. Экономика состоит из комплекса взаимосвязанных отраслей, объединенных единой системой цен. Цены таковы, что создают предпосылки для непрерывного возобновления производственного процесса и зависят от условий производства. Если же экономика производит некоторый излишек продукции, то распределение сто должно осуществляться с помощью механизма цен.

Проблему ценности и цены Сраффа попытался решить с помощью схем простого и расширенного воспроизводства, построенных по принципу натуральных межотраслевых потоков продуктов. Величина заработной платы и норма прибыли рассматриваются как постоянные экзогенные величины. Предполагается, что ставка заработной платы колеблется вокруг уровня, обеспечивающего прожиточный минимум. Заработная плата и прибыль находятся в противоположной пропорции друг другу.

В этом случае межотраслевой баланс можно представить с помощью системы уравнений, в которых дана зависимость изменения цен производства (полные издержки плюс средняя прибыль) от динамики распределения чистого продукта между прибылью и заработной платой. Под чистым продуктом Сраффа понимает избыток доходов сверх физического минимума средств существования. Факторы, влияющие па изменение системы распределения доходов, остаются при этом за рамками модели.

Основной проблемой исследования Сраффы становится определение факторов, воздействующих на динамику уровня относительных цен (меновых стоимостей по марксистской терминологии) в экономике. Следуя классической логике, Сраффа считает, что изменение относительных цен связано с неодинаковостью пропорций, в которых труд и капитал используются в различных отраслях.

Все товары с точки зрения особенностей ценообразования Сраффа делит на базисные и небазисные. По сути, базисные товары – предметы первой жизненной необходимости, небазисные товары – предметы роскоши. Базисные товары прямо или косвенно используются во всех отраслях производства, небазисные – только в "своих" отраслях или отраслях, производящих другие небазисные товары. Поэтому динамика относительных цен базисных товаров влияет на всю систему цен и распределения в обществе, а небазисных – только на свои меновые стоимости.

Значительный интерес представлял анализ механизма воздействия изменения заработной платы на издержки производства различных товаров. В самой общей форме это воздействие определяется соотношением труда и капитала в соответствующей производственной функции. Для трудоемких товаров влияние заработной платы па издержки выше, чем для капиталоемких. Если же исследуемые товары являются составной частью издержек производства для других товаров, то изменение цен производства последних будет определяться удельным весом первых в их издержках. Общим выводом из этой логической цепочки является то, что цены производства всех товаров зависят от системы распределения доходов. Значит, сама по себе цена производства не может служить основой ценности, и необходимо найти другую основу меновых пропорций, не зависящую от изменений в распределении и в ценах.

Сраффа называет эту искомую величину ценностью стандартного товара. Для определения этого понятия вводится категория стандартной отрасли производства. В этой стандартной отрасли натуральная структура выпуска продукта и натуральная структура затрат совпадают между собой. Поэтому при любом изменении цен отношение выпуска к затратам остается неизменным.

Единица продукции стандартной отрасли называется стандартным товаром. Сраффа определяет его как "совокупный товар, производимый такой экономической системой, в которой различные товары, входящие в структуру средств производства, сочетаются в той же пропорции, как и в готовой продукции"[2].

Нетрудно заметить прямую преемственность теории Сраффа с трудовой теорией ценности Д. Рикардо. Для последней также были характерны поиски количественного измерения затрат различного вида труда, влияющих на цену товара. Однако Рикардо не сумел найти подобной счетной единицы, а Сраффа своеобразно решил эту проблему. Ставка заработной платы определяется в его концепции через стандартный товар, тогда прибыль также выражается в категориях стандартного товара. Более того, согласно определению средства производства в стандартной отрасли также представляют собой определенное количество стандартного товара. Норма прибыли, таким образом, выступает как соотношение различных количеств одного и того же стандартного товара и может быть реально измерена не через относительные величины (цены), а с помощью физических, натуральных показателей.

На цены кроме системы распределения влияет и технология производства. Однако Сраффа и эту проблему пытается решить с помощью методологии стандартного товара. Он показывает, что возможно такое положение, когда для двух норм прибыли максимально выгодной оказывается одна и та же технология производства, несмотря на то, что при некотором промежуточном значении нормы прибыли более выгодной является другая технология. Эту ситуацию Сраффа называет переключением технологий. Существование переключения технологий означает, что не существует такого измерителя эффективности капитала, который бы отражал тот факт, что с ростом нормы прибыли происходит переход к капиталосберегающей технологии производства.

Определив теоретическую основу ценообразования (через единицу стандартного товара) Сраффа попытался реконструировать и традиционное объяснение установления равновесной цены на рынке. Как известно, начиная с Маршалла (а фактически и задолго до него), процесс ценообразования объяснялся с помощью механизма кривых спроса и предложения. По мнению Сраффы, никакого синтеза объективных и субъективных начал в неоклассической теории цены не происходит. Субъективные моменты начинают доминировать над объективными, роль спроса важнее роли предложения. Издержки производства превращаются в альтернативные издержки, носящие явно субъективистский характер.

Критикуя субъективизм неоклассики, Сраффа возвращается к традиционной теории ценообразования классической школы. Он считает, что цена формируется под воздействием физических издержек производства, носящих объективный характер затрат основных факторов производства. Спрос не играет существенной роли. Тогда условием равновесия становится равенство норм прибыли по отраслям. Подобное равенство достигается путем свободной (именно свободной, а не совершенной) конкуренции, вызывающей переливы капиталов в более прибыльные сферы деятельности и тем самым снижающей в последних норму прибыли.

Подобное понимание процесса ценообразования приводит Сраффу к выводу: цены можно определить в любой заданный момент с помощью анализа издержек производства, присутствующих в преобладающей технологии. Так как технология рассматривается как заданная внешне и постоянная (т.е. теория Сраффы носит явно статичный характер), то активно на цены может влиять лишь система распределения доходов в обществе. Эта идея нашла последовательное воплощение в посткейнсианских теориях роста.

Не менее существенное воздействие на формирование посткейнсианской экономической доктрины имели взгляды великого польского экономиста Михала Калецкого. В вышедшей в 1956 г. работе "Теория экономической динамики" (основные положения этого труда были итогом научной деятельности Калецкого еще с 1930-х гг.) он создал микроэкономические основы макроэкономики. До него два этих раздела экономической теории анализировались изолированно друг от друга и фактически были отданы на откуп противоборствующим экономическим течениям: микроэкономикой традиционно занималась неоклассика, макроэкономикой – кейнсианство. Подобная ситуация вряд ли могла быть признана удовлетворительной. На самом деле экономическая теория едина, как едина и неразрывна сама экономическая жизнь.

Следуя традиционному классико-неоклассическому подходу, в основу своей теории Калецкий положил концепцию ценообразования. Впервые она появилась у него в 1943 г. в работе "Затраты и цены".

В основе теории цены положена концепция накидки (сам Калецкий использовал термин "степень монополизации"). Согласно ей цена определяется на рынке в результате столкновения спроса и предложения. При этом издержки определяют цены готовых продуктов, спрос – цены факторов. На краткосрочном временно́м интервале предложение факторов производства ограничено и неэластично (это вытекает из самого определения краткосрочного интервала). Следовательно, на изменения спроса рынок реагирует изменениями цен, а не объема предложения и производства товаров. Из этого делается вывод, что на краткосрочном интервале цены факторов производства определяются исключительно спросом на них.

Картина существенно отличается в отношении рынка готовой продукции. Предложение готовых товаров эластично даже на краткосрочном интервале, так как реальная экономика функционирует в условиях недогрузки производственных мощностей и безработицы. Поэтому при росте спроса всегда имеется резерв для адекватного увеличения предложения. Следовательно, цены на готовые продукты относительно стабильны, а корректировка рынка достигается за счет манипулирования объемами предложения. Ситуация может измениться только в циклической фазе бума, где наблюдается полное использование производственных мощностей.

Цена готовой продукции может быть подсчитана по формуле

р= mU + пР*,

где Р – цена готовой продукции; Р* – средневзвешенная цена продукции всех фирм в данной отрасле, U – денежное выражение трудовых затрат на производство единицы продукции, т, п – положительные коэффициенты. Если мы предположим, что Р = Р*, получим

Р=т/( 1 -п) U.

Коэффициент т / (1 - п) называется коэффициентом степени монополизации (прибылеобразующая надбавка в более поздней литературе). Он показывает степень влияния на цепы со стороны монополии и тем самым свидетельствует о степени жесткости цен. Чем он больше, тем сильнее цена отличается от издержек производства, тем значительнее к средней прибыли добавляется монопольная прибыль.

На величину коэффициента степени монополизации влияет ряд факторов:

  • 1) соотношение интенсивности ценовых и неценовых методов конкуренции;
  • 2) степень концентрации производства;
  • 3) картелизация отрасли;
  • 4) ценовое лидерство;
  • 5) реклама;
  • 6) маркетинг.

В целом, Калецкий делает вывод о том, что степень монополизации является возрастающей функцией капиталоемкости продукции данной отрасли. В известной степени уровень монополизации колеблется в одной и той же отрасли под влиянием фаз цикла. В период спада она растет как результат тактики монополий по защите прибылей, в период бума – падает. Еще одна причина изменения степени монополизации – сила профсоюзов. Наблюдается обратно пропорциональная зависимость между первой и второй причинами.

Таким образом, теория цены Калецкого исходит из того, что в основе процесса ценообразования лежат не предельные издержки (как в ортодоксальной неоклассике), а цена устанавливается по схеме: издержки плюс прибылеобразующая накидка, зависящая от степени монополизации отрасли.

Большое значение для формирования посткейнсианской доктрины сыграла теория предпринимательского капитала М. Калецкого, занимающая место теории сбережений и инвестиций.

Калецкий начинает свои рассуждения в этой области с вопроса: почему размеры фирмы ограничены? Как будет показано в дальнейшем, эта проблема была одной из центральных в микроэкономической теории середины XX в. С нее начинался неоинституционализм и неортодоксальная неоклассическая теория фирмы. По мнению Калецкого, главной причиной, тормозящей рост фирмы, является величина предпринимательского капитала, т.е. собственного капитала фирмы. Качественно увеличить свой размер за счет внешних источников финансирования фирма не в состоянии. Это связано с рядом причин.

Во-первых, значительные внешние займы возможны лишь при наличии кредитоспособности заемщика. Это, в свою очередь, предполагает, что фирма уже достаточно крупная. Малая компания находится в порочном круге – чтобы увеличить размер, надо брать займы, но чтобы их получить, надо быть крупной.

Во-вторых, получение значительных кредитов нежелательно в силу прогрессивно растущего риска по поводу возможности невыплат этих займов в случае неудачи предпринимательской деятельности.

В-третьих, иной источник внешнего финансирования - акционирование и повторные эмиссии ценных бумаг - не меняет общей картины. Разводнение акций маложелательно для владельцев контрольного пакета, так как возникает опасность перехода этого пакета к другим лицам. Более того, если прибыли, получаемые от новых инвестиций, окажутся меньше прежней нормы прибыли, это неизбежно приведет к уменьшению дивидендов. Наконец, тенденция к диверсификации инвестиционного портфеля ограничивает возможности массового сбыта акций отдельного предприятия.

Таким образом, как отмечал М. Калецкий, ограничение размера фирмы доступностью предпринимательского капитала является истинной сущностью капиталистической системы. Наиболее важная предпосылка для появления предпринимателя – собственность капитала, а не предпринимательские способности. Нетрудно заметить, что подобные выводы полностью расходятся с общепринятой в неоклассике точкой зрения и сближают Калецкого с классической школой и марксизмом.

На основе предпринимательского капитала фирма осуществляет определенную инвестиционную политику. В ее основе лежат заранее принятые инвестиционные решения. Само понятие инвестиционных решений почерпнуто у Кейнса, но если последний понимал под ними процесс принятия решений, своеобразного планирования, то Калецкий акцентирует внимание на материальной основе инвестиционной политики – инвестиционных заказах. Отсюда основное внимание при анализе инвестиционной политики уделяется сбережениям, и в отличие от Кейнса мало места остается для роли ссудного процента.

Так как размер сбережений компании прямо пропорционален (при прочих равных условиях) размеру фирмы, то Калецкий делает вывод, что рост размеров совокупных инвестиций возможен лишь при наличии крупных фирм в экономике. Именно гиганты, а не мелкий бизнес являются базой для экономического роста страны.

Эти идеи были положены в основу теории инвестиций Калецкого. Он занимался ею на протяжении всей своей научной жизни, и поэтому она претерпела значительные модификации в развитии. Остановимся на раннем, наиболее простом варианте этой теории, в котором, однако, рельефно прослеживается авторский подход.

Модель начинается с функции прибыли

П = С + А, (8.7)

где П – прибыль, С – расходы капиталистов на потребление, А – валовое накопление, которое идет на покупку инвестиционных товаров.

Предполагается, что потребление капиталистов состоит из двух частей, одна их которых не зависит от величины прибыли , в то время как другая пропорциональна величине прибыли. Тогда появляется следующая формула:

(8.8)

где – постоянная величина, отражающая склонность к потреблению прибыли у капиталистов. Соединяя формулы (8.7) и (8.8) получаем:

(8.9)

Из формулы (8.9) нетрудно заметить, что прибыль определяется прежде всего валовым накоплением в обществе.

Инвестиционный процесс включает в себя три основные стадии:

  • 1) формирование инвестиционных заказов (I);
  • 2) производство инвестиционных товаров (Л);
  • 3) поставки готового капитального имущества (D). Увеличение портфеля инвестиционных заказов характеризуется величиной I - D. Приращение капитального запаса К отражено в виде A - D. Если величина амортизации берется за постоянную, то

где U – капитал, потребленный в процессе амортизации. При подобных допущениях условие общего экономического равновесия принимает вид

Величина инвестиционных заказов будет прямо пропорциональна норме прибыли и обратно пропорциональна ставке процента. Таким образом, получаем:

где i – ставка процента. Так как

т.е. процент есть функция от нормы прибыли (как принято считать в марксистской литературе), то

Экономический смысл вышесказанного сводится к следующему: при росте нормы прибыли увеличивается желание

предпринимателей инвестировать капитал. Это приводит к росту спроса на банковские кредиты. Следовательно, растет процент. Но, по мнению Калсцкого, эффект от возрастания процента весьма несущественен, поэтому им можно пренебречь. Общий, чрезвычайно принципиальный вывод, который делает Калецкий, состоит в утверждении об эндогенности совокупной денежной массы, которое означает, что денежная масса в экономике формируется благодаря решениям, принимаемым экономическими субъектами, а не денежными властями. Этот тезис стал основоопределяющим для всей посткейнсианской теории.

Определенное влияние на последующее развитие посткейнсианства имела и теория цикла Калецкого. Она тесно связана с его теорией инвестиций, так как цикл, с одной стороны, определяется колебаниями инвестиционной активности, а с другой – сами инвестиции зависят от фазы цикла. Калецкий следующим образом описывает фазы цикла.

1. Перед переходом к оживлению и подъему экономика достигает равновесного положения (напомним, что при этом выполняется равенство инвестиционных заказов потребленному капиталу, поставкам готового капитального имущества и производству инвестиционных товаров, т.е. U = 1 = D = А).

При вступлении в фазу подъема инвестиционные заказы начинают превышать размер потребленного капитала (I > U), но при этом сам потребленный капитал больше поставок готового капитального имущества (U > D).

  • 2. В фазе последующего за подъемом бума поставки готового капитального имущества начинают превышать потребленный капитал (экономика "раскрутила" производство до предела Парето-оптимальности). Капитальный запас К начинает расти, а инвестиционные заказы I и производство инвестиционных товаров А – уменьшаются.
  • 3. Фаза рецессии (спада). Здесь инвестиционные заказы резко падают и становятся меньше потребленного капитала, поставки готового капитального имущества – больше потребленного капитала. Капитальный запас растет, а производство инвестиционных товаров сокращается.
  • 4. Наконец, эти негативные процессы ввергают экономику в фазу депрессии. На ней потребленный капитал превышает поставки готового капитального имущества, капитальный запас сокращается, инвестиционные заказы начинают расти.

Нетрудно заметить, что депрессия является зеркальным отражением бума, а рецессия – оживления.

В основе циклических колебаний у Калецкого лежат изменения инвестиционных заказов, производства инвестиционных товаров и капитального запаса. Причем роль последнего особенно важна. Именно рост капитальных запасов ведет к депрессии. Подобная схема напоминает марксистское объяснение циклических колебаний и существенно отличается от кейнсианского подхода, в основе которого лежат изменения ожиданий в экономике.

Взгляды М. Калецкого существенно повлияли на становление посткейнсианской экономической теории.

Как самостоятельное направление экономической теории посткейнсианство появилось в 1960-е гг. Именно тогда были опубликованы наиболее известные работы двух английских ученых – Николаса Калдора (1908–1986) и Джоан Робинсон. Остановимся на теории экономического роста Дж. Робинсон, являющейся наиболее характерной для данного направления.

  • [1] Сраффа П. Производство товаров посредством товаров. М., 1999.
  • [2] Цит. по: Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе. М.,1995. С. 126.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы