Текстология новой русской литературы

Петербургская академия наук к началу XX в. стала передовым центром текстологических исследований. В ее рамках сформировались две самостоятельные текстологические школы, которые возглавили А. А. Шахматов и В. Н. Перетц, – школы по сути очень близкие, занимавшиеся проблемами изучения текста в его истории и всех его изменениях. А. А. Шахматов делал это, опираясь на материалы лингвистических наблюдений; В. Н. Перетц использовал преимущественно литературоведческие подходы.

Ученик Н. С. Тихонравова Алексей Александрович Шахматов (1864–1920) в своих трудах разработал методику научного анализа летописного текста на основе принципов историзма, предложил приемы изучения текстологически сложных памятников древнерусской литературы во всех редакциях, видах и изводах. Много времени посвятил русским летописям, проблемам русского и славянского этногенеза, заложил основы исторического изучения русского литературного языка, текстологии как науки.

Владимир Николаевич Перетц (1870–1935) руководил в первые десятилетия XX в. в Киеве методологическим "Семинаром по русской филологии". После избрания в Академию наук в 1914 г. переехал в Петроград. В его работе "Из лекций по методологии истории русской литературы" – единственном в дореволюционной науке кратком руководстве по текстологии – представлены материалы для понимания нового метода, основанного на внимании к изучению "литературной истории" памятника. Учениками и продолжателями В. Н. Перетца были В. П. Адрианова-Перетц, II. К. Гудзий, С. Д. Балухатый, И. П. Еремин.

  • 1917 г. стал рубежным как в судьбе государства, так и в истории текстологической науки. Широкие массы новых читателей нуждались в основных сочинениях писателей-классиков. Национализация архивов и литературного наследия авторов XIX в. дала возможность не только перепечатывать, но и издавать новые материалы. Этой деятельностью занялся литературно-издательский отдел Нарком- проса.
  • 1920-е гг. оказались важнейшим этапом в развитии и интенсивной разработке теории текстологии, периодом формирования ее основных принципов и терминов, началом методической работы. Тогда же впервые был введен термин текстология – Б. В. Томашевским в его труде "Писатель и книга. Очерк текстологии" (1928), составленном по материалам лекционного курса.

В эти же годы Н. К. Пиксанов одним из первых сформулировал проблемы творческой истории как особой историко-литературной дисциплины, задачи и принципы ее изучения, изложив результаты исследований в своей главной книге – монографии "Творческая история “Горя от ума”"[1]. Заслуга ученого заключалась в том, что он "придал методике изучения творческой истории научный филологический характер, освободив ее от влияния эстетских, импрессионистских и формалистических трактовок"[2]. Н. К. Пиксанов ясно сформулировал мысль о том, что "понимание результатов процесса без изучения самого процесса для историка заранее опорочено: только исследование всей истории явления дает полноту его понимания. Историк все познает только исторически, диалектически, генетически"[3]. В этом заключалась суть так называемого "телеогенетического" метода Н. К. Пиксанова – нового типа литературоведческого исследования, посвященного "творческой истории" литературного произведения.

Значительное достижение отечественной текстологии повой литературы проявилось уже на раннем этапе становления науки. Б. В. Томашевским и С. М. Бонди была разработана методика осмысленного чтения контекста рукописи, а не традиционного по словам или частям слов.

Русская текстологическая традиция формировалась трудами таких выдающихся ученых, как Н. С. Тихонравов, В. Н. Перетц, А. А. Шахматов. Их научные принципы наследовали и творчески развивали Б. В. Томашевский, Ю. Н. Тынянов, Г. Г. Шпет, Г. О. Винокур, С. М. Бонди, Н. К. Гудзий, Д. С. Лихачев.

В 1930-е гг. на базе АН СССР и в ее структуре были созданы центры текстологического изучения русской литературы: в Москве – Институт мировой литературы им. А. М. Горького АН СССР и в Ленинграде – Институт русской литературы (Пушкинский Дом) АН СССР.

Началась активная эдиционно-текстологическая работа. Стали появляться высококлассные книги издательства "Academia", серии "Библиотека поэта", "Литературное наследство", "Звенья", "Литературный архив", тома Полного собрания сочинений (Юбилейное) в 90 томах Л. Н. Толстого, Полного собрания сочинений в 16 томах А. С. Пушкина.

В середине 1950-х гг., преодолев вульгарно-социологические и догматические тенденции в литературоведении, отечественная текстология пережила второе рождение и стала утверждаться как самостоятельная научная дисциплина. Связано это было с необходимостью развивать текстологию новой литературы (памятниками древности успешно занимались и прежде). Издательская практика XIX и первой половины XX в. оставила неразрешенными многие сложные вопросы, от которых напрямую зависел успех задуманных после войны академических и научных изданий писателей-классиков.

Кардинальный шаг к построению общей теории текстологии с обоснованием исторических принципов и подходов был сделан в книге академика Д. С. Лихачева "Текстология. Краткий очерк" (М.; Л., 1964). Выдвинутая автором идея исторической жизни текста утвердила необходимость исследовать его смысл и движение во времени, тем самым окончательно опровергнув механистическую теорию, исходившую из предпочтения хронологически раннего текста.

Постепенно из прикладной дисциплины, направленной преимущественно на решение издательских задач, текстология превратилась в базовую научную отрасль, развитие которой протекает в едином русле с общеисторическими и культурными переменами в государстве. Определились четыре направления отечественной текстологии: текстология древней литературы, фольклора, литературы Нового времени и современной.

Базовый тезис о существовании диалектической связи между историей литературы XIX в. и текстологией выдвинула Л. Д. Громова-Опульская, в продолжение идей Д. С. Лихачева развивавшая идею историзма как абсолютно универсального принципа текстологического исследования.

В теории Л. Д. Громовой-Опульской утверждается прямая и последовательная связь трех составляющих текстологии: истории текста, творческой воли писателя и научной критики текста, т.е. анализа основного источника текста со стороны его аутентичности, достоверности. Построенная на детальных текстологических исследованиях и реальных фактах, эта теория не допускает как схоластики, так и механического следования автографу. В пей ясно обозначена граница между тонкой, ювелирной работой текстолога и механической считкой. Теория Л. Д. Громовой-Опульской живо откликается на достижения современной научной мысли, но противостоит новациям эпохи постструктурализма в критике и постмодернизма в искусстве, в частности французской генетической критике с ее исключительным вниманием к множеству текстов (авантекст, посттекст, генотекст, гипертекст, интертекст и пр.), в котором размывается единичная структура итога текстологического исследования – критически установленный текст. В этой позиции сохранена верность принципам отечественной текстологической традиции: любить сам шедевр, а не его редакции. Отрицая отдельные попытки публиковать произведения классиков с сохранением орфографии и пунктуации источников XIX в. без модернизации их по современным нормам, теория Л. Д. Громовой-Опульской и в этом случае утверждает необходимость научной критики текста, сопоставления источников и выявления "в целом и во всех деталях, до последней запятой" подлинно авторского текста в его окончательном виде.

Л. Д. Громова-Опульская возглавила текстологическую школу ИМЛИ РАН. Институт мировой литературы им. А. М. Горького Российской академии наук стал уникальным научным центром по разработке и реализации фундаментальных текстологических исследований. Под его грифом изданы собрания сочинений А. М. Горького (в 30 т. 1949–1955), А. И. Герцена (в 30 т. 1954– 1966), А. П. Чехова (в 30 т. 1974–1983), С. А. Есенина (в 7 т. 9 кн. 1995–2001). Опубликованы Летописи жизни и творчества А. М. Горького (в 4 вып. 1958–1960), А. И. Герцена (в 5 т. 1974-1990), А. П. Чехова (Т. 1. 2001), С. А. Есенина (Т. 1. 2003); Материалы к биографии Л. Н. Толстого (6 кн. 1954–1998). Ведется подготовка академических и научных изданий А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя, Л. Н. Толстого,

Д. И. Писарева, Ф. И. Тютчева, В. В. Розанова, А. А. Блока, Л. Н. Андреева, Λ. М. Горького, М. А. Шолохова, В. В. Маяковского, А. Н. Толстого, А. П. Платонова и др. Издания такого типа – основа филологических исследований в любой области. Приведенный на их страницах эталон текста, его подробная творческая история и история текста являются тем базовым материалом, на котором строится всякое исследование в русле этого материала.

Широкую научно-издательскую программу осуществляет Институт русской литературы (Пушкинский Дом) Российской академии наук (ИРЛИ РАН), подготовивший собрания сочинений Ф. М. Достоевского, И. С. Тургенева, Н. А. Некрасова, И. А. Гончарова, К. Н. Леонтьева, в которых также реализованы последние достижения текстологической науки, находки и открытия современных отечественных исследователей-текстологов.

  • [1] Пиксанов Н. К. Творческая история "Горя от ума". М.: ГИЗ, 1928: М., 1971.
  • [2] Бельчиков Η. Ф. Пути и навыки литературоведческого труда: учеб. пособие для филол, специальностей. 2-е изд. М., 1975. С. 138.
  • [3] Пиксанов Н. К. Творческая история "Горя от ума". М., 1971. С. 16.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >