Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow Введение в литературоведение

Национальное своеобразие литературы

Истоки концепции народности в Европе (Ж.-Ж. Руссо, Г. Лессинг, И. Гердер, И. Тэн)

"Народность" как литературная категория возникает в литературе сравнительно поздно. Аристотель решает вопросы специфики произведения искусства в основном на уровне формального мастерства. Из пяти требований ("порицаний"), предъявленных им к произведению искусства, только требование соответствия нормам нравственности является "внешним" для этого произведения. Остальные требования остаются на уровне эстетических "правил". Для Аристотеля неприемлемо "вредное для нравственности" произведение. Понятие вреда основано здесь на общегуманистических принципах добра и зла.

До XVII в. в теории литературы сохраняется и даже углубляется нормативность в трактовке специфики произведений искусства. Незыблемым остается и требование нравственности. В "Поэтическом искусстве" Буало пишет:

Сурового суда заслуживает тот,

Кто нравственность и честь постыдно предает,

Рисуя нам разврат заманчивым и милым...

Только искусствознание XVIII в. делает на пути к определению понятия "народность" ряд решительных шагов вперед. А. Г. Баумгартен в незаконченном трактате "Эстетика" (1750-е) не только включает в научный оборот термин "эстетика", но и опирается на понятие "вкус". И. И. Винкельман в работе "История искусства древности" (1763) связывает успехи греческого искусства с демократизмом государственного управления.

Решительный поворот в европейской науке об искусстве происходит в 50–60-х гг. XVIII в. в трудах Ж.-Ж. Руссо, Г. Э. Лессинга, И. Г. Гердера. У Руссо это был цикл его "Рассуждений..." "О науках и искусствах" (1750), "О происхождении и основаниях неравенства между людьми" (1754), "Об общественном договоре" (1762), "Эмиль, или О воспитании" (1762), "Исповедь" (1782). В противовес античным и аристократическим нормам искусства он выдвигает идеи конкретного историзма и национального своеобразия произведений литературы и искусства. В работах Лессинга "Лаокоон, или О границах живописи и поэзии" (1766), "Гамбургская драматургия" (1769), а также в его статьях критикуется теория эстетического "спокойствия" Винкельмана, выдвигается идея немецкого национального театра.

Важнейшую роль в становлении концепции народности литературы в Европе и России сыграли труды: Ж.-Ж. Руссо и И. Г. Гердера. Эти работы в переводах были известны русскому читателю. В работах Руссо впервые был подвергнут сомнению и затем отвергнут главный принцип классицизма – теория подражания и "украшенного" подражания образцам. Намечаются признаки нового, сентиментально- романтического направления в литературе, открытого романом Руссо "Новая Элоиза".

Одним из крупнейших литературоведов, теоретиков новой философской школы в Европе был немецкий ученый И. Г. Гердер (1744–1803). Автор работ "О новейшей немецкой литературе" (1768), "Критические леса, или Размышления, касающиеся науки о прекрасном и искусства, по данным новейших исследований" (1769), "Исследование о происхождении языка" (1772), "Еще один опыт философии истории для воспитания человечества" (1773), "О народных песнях" (1779). Гердер учился у Канта и в то же время полемизировал с его эстетикой. Лично знакомый с Ф. Клопштоком, Г. Э. Лессингом, И. В. Гёте, Ф. Шиллером, он явился одним из основоположников теории романтизма. Был широко известен в России, оказал влияние на А. Н. Радищева, Η. М. Карамзина, В. А. Жуковского, С. П. Шевырева, Н. В. Гоголя. Принял участие в споре Винкельмана и Лессинга по вопросам специфики искусства.

Вместе с романтизмом пришла в русскую литературу концепция народности. Под влиянием идей Руссо Гердер разрабатывает свое учение об историзме и народности как основных признаках и источниках литературы каждой нации. Философско-исторические концепции Гердера, отразившиеся на развитии новой историографии, также восходят к Руссо, опираются на идеи гуманизма и народности: в противовес отвлеченному рационализму норм выдвигалась задача изображения живой личности из народа.

Итак, Руссо первым ориентировал общественную мысль на идею "естественности" жизни древних поколений, в отличие от современных ему форм феодальной "цивилизации". Кант ввел в науку в качестве обязательного принцип критического анализа, Гердер положил начало изучению народного творчества в рамках национальной культуры. Так выглядит философская родословная теории народности литературы в ее истоках.

Интерес к учению Руссо пришел к Гердеру от его наставника Канта, который был для Гердера предметом поклонения. Вероятно, истоки мировоззрения Гердера нужно искать в комплексе идей времени, но самое сильное влияние на него оказал Руссо.

Таким образом и во втором, и в последующих поколениях немецкой исторической школы обнаруживается влияние Руссо через Лессинга, Канта, Гердера, Шиллера, устанавливая последовательную цепь взаимовлияний и взаимосвязей, завершившуюся становлением народно-исторической литературной теории. Этот путь развития общественной мысли, однако, не является следствием количественного увеличения сходных идей, а служит в конечном счете показателем научного прогресса вообще.

Гердер был ученым энциклопедического характера. Помимо Руссо и Канта, ему известны были Вольтер, энциклопедисты, а в особенности Монтескьё, английские философы Лейбниц и Спиноза. К философскому направлению Гердера восходит немецкий романтизм, поэзия Гёте и Шиллера, философия Шеллинга и Гегеля. Гердер выводит закон об изменчивости человеческих понятий во времени в связи с особенностями быта, культуры и т.д. С возрастами человека он соотносит "возрасты" народов. Черты общечеловеческие (в том числе и гуманность) развиваются, по Гердеру, в рамках национальных. Он определяет национальную ступень как главную среди трех условий развития человека: "человеческое совершенство бывает национально, временно, индивидуально" (это положение выдвинуто задолго до известной формулы Тэна о "расе", "среде" и "моменте" как определяющих факторах развития общества). "Люди не создают ничего, кроме того, к чему дают повод время, климат, потребности, мир, судьба", – говорит Гердер. История – не абстрактный процесс самосовершенствования человечества и не "вечная революция", а зависящий от вполне определенных условий прогресс, совершающийся в национально-временных и индивидуальных рамках. Человек не свободен в личном счастье, он зависит от окружающих его условий, т.е. от среды. Именно поэтому Гердер первый выступил с отрицанием "права древних на господство в новейшей литературе", т.е. против ложного классицизма ("псевдоклассицизма"). Он призывал к изучению национального движения, которое рассматривало бы поэзию не как повторение чужих форм, а как выражение национальной жизни. Гердер утверждал, что современная история, мифология, религия, язык совершенно не похожи на природу, историю, мифологию, религию Древней Греции и Рима. "Нет никакой славы" быть "вторым Горацием" или "вторым Лукрецием", – говорит он. Воззрения Гердера на историю литературы выше взглядов Лессинга и Винкельмана, возвеличивавших античные идеалы литературы. История поэзии, искусства, науки, образованности, нравов – это история народов, полагает Гердер.

Но Гердер вовсе не хочет разделять с Руссо его идеализацию первобытного состояния человечества. Несмотря на свое глубокое уважение к Руссо, он называет "безумными" его призывы к возврату в прошлое, в древность. Гердер принимает идею национального воспитания, выдвинутую философом Монтескьё.

Задолго до Бенфея у Гердера уже намечается метод сравнительного изучения исторических явлений, в том числе и литературных на межнациональном уровне. При этом история всех народов рассматривается в рамках "одного человеческого братства".

Гердер придерживался широких взглядов на развитие литературы, на проблемы специфики народной поэзии. В своих литературных взглядах он опирался на учение Руссо о естественности человеческих стремлений, на глубокий интерес Руссо к положению народных масс. Этим в значительной степени объясняется огромное внимание, уделяемое Гердером народной поэзии. Труды Гердера послужили толчком к началу изучения народной поэзии, и не только в Германии. После Гердера интерес к изучению народных памятников стал в Европе повсеместным. Интерес этот был связан с практической деятельностью ученых по собиранию памятников старины и народного творчества. Гердер с огорчением говорит об отсутствии в раздробленной Германии национальной литературы, национального характера, взывает к чувству национального достоинства и патриотизма. Заслугой Гердера является также обращение к "мифологии", к изучению народных преданий. Гердер призывает "познать народы" не поверхностно, "снаружи", как "прагматические историки", а "изнутри, через их собственную душу, из их чувства, речи и дела". Это был поворот в изучении народной старины и поэзии и вместе с тем в развитии самой поэзии. Важным здесь было обращение к древней народной поэзии на самых ранних этапах ее развития, к народной жизни и проблеме народного характера.

Гердер изучает литературу малоисследованных европейских народов – эстов, литовцев, вендов, славян (поляков, русских), фризов, пруссаков. Гердер дает толчок к научному исследованию национальных особенностей поэзии славянских племен. Религия, философия и история у Гердера – категории, производные от народной поэзии. По мысли Гердера, у каждого народа, каждой нации был свой "образ мышления", своя "мифическая обстановка", зафиксированные в "своих памятниках" на своем "поэтическом языке". Особенно близка Гердеру мысль о синкретизме первобытных форм народной культуры, в которой поэзия была составным элементом.

Гердер выдвигает новый взгляд на характер библейской поэзии. Он рассматривал Библию как собрание "национальных песен", как памятник "живой народной поэзии". Великим "народным поэтом" Гердер считает Гомера. По его мнению, поэзия народа отражает характер народа: "Воинственный народ воспевает подвиги, нежный – любовь". Он придавал важное значение как "главнейшим", так и второстепенным чертам народной жизни, представленным на его собственном языке, сведениям о понятиях и нравах нации, об ее науке, играх и пляске, музыке и мифологии. Гердер добавляет при этом, используя способ классификации и терминологию "точных" (естественных) наук: "Как естественная история описывает растения и животных, так здесь описывают себя сами народы".

Основная мысль Гердера – о плодотворности развития литературы в национальных формах и рамках. Национально-исторический принцип здесь выступает у него как основной и единственный. Идея исторического национального развития распространяется Гердером не только на литературу, но также на язык, историю, религию. Он положил основание новой науке о языке, с его философией, согласно которой происхождение языка является фактором, определяющим содержание и форму народной поэзии. Гердеру принадлежит мысль о том, что язык "выработан" "мышлением" человека. Первичная цель языка и его функция, по Гердеру, "ощущение", и часто непроизвольное чувство, вызванное непосредственным воздействием внешних сил природы. Однако последняя цель языковедения – "истолкование" "человеческой души". Гердер понимал, что подлинно научное изучение языка и литературы требует данных других наук, в том числе философии, истории, филологии. Основной метод – сравнительное изучение. Труды Гердера предваряют последующие явления западноевропейской филологической науки – работы Вильгельма Гумбольдта, братьев Гримм с их фанатической любовью к народной старине и поэзии.

Ярким выразителем идеи народности в искусстве во второй половине XIX в. явился французский ученый Ипполит Тэн (1828–1893). Из трех источников искусства, рассматриваемых им в работе "Философия искусства" (1869) – раса, среда (географическая, климатическая обстановка), момент (исторические условия), – фактор "расы" (национальные особенности) является ведущим.

Основным условием возникновения национального искусства Тэн считал среду, а главным признаком среды – "народность" ("племя") с его врожденными способностями. Уже вкусы ранних эпох развития народов он считал естественными и всеобщими. Так, причиной расцвета итальянской живописи эпохи Возрождения, по Тэну, были "поразительные" художественные способности всех слоев народа, а французский национальный тип отражает "потребность в отчетливых и логически связанных между собою идеях", "гибкость и быстроту ума".

Плодотворная в принципе постановка вопроса о "национальном характере" у Тэна и вообще о "характерном" в искусстве излишне заострена положением о неизменности, "незыблемости" национального характера. Поэтому вопрос о "плебее нашего века" или "вельможе классической эпохи" решается Тэном в абстрактной плоскости, включен в антропологическую систему, перенасыщенную естественно-научной терминологией. Расцвет национального искусства ставится Тэном в центр исторических периодов, между бурными потрясениями, характеризующими становление нации, и периодами ее упадка. Век, народ, школа – таков путь возникновения и развития искусства, по Тэну. При этом школа может быть национальной (итальянской, греческой, французской, фламандской) или же определяется именем гениального художника (Рубенс, Рембрандт). Национальный характер создается "национальным гением" и выражает особенности расы (китайцев, арийцев, семитов), у которых по строению языка и роду мифов можно провидеть будущую форму религии, философии, общества и искусства. Иногда встречаются такие типы характеров, которые выражают черты, общие почти всем национальностям, всем "группам человечества". Таковы герои произведений Шекспира и Гомера, Дон Кихот и Робинзон Крузо. Эти произведения выходят за обычные пределы, "живут без конца", являются вечными. "Незыблемая национальная основа", создающая "национальных гениев", восходит у Тэна к случайным признакам субъективного плана. Например, испанскому национальному характеру присущи экзальтация и любовь к острым ощущениям. Искусство, по Тэну, порождается народом, массой как совокупностью индивидуумов с определенным "состоянием умов", в которых "образы" не "искажены идеями". Талант, воспитание, подготовка, труд и "случай" могут привести художника к созданию типа национального характера. Национальный характер (как, например, Робинзон или Дон Кихот) несет в себе общечеловеческие черты "вечного" типа: в Робинзоне показан "человек, вырванный из цивилизованного общества", в Дон Кихоте – "идеалист высшего порядка". В великом художественном произведении литературы воспроизводятся черты исторического периода, коренные особенности "племени", черты человека "вообще" и "те основные психологические силы, которые являются последними причинами человеческих усилий". Тэн утверждает, что особенности психологии народов позволяют переносить типы искусств от одной нации к другой (например, итальянское искусство во Францию).

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы