Идея народности в славянофильстве

Особым литературно-философским явлением выступает русское славянофильство, в котором идеи патриотизма и народности приобрели форму, отличную от официальных, академических и радикальных взглядов. В славянофильстве идея своеобразия русской народности была подчеркнута. Славянофильство явилось формой оппозиции правительству со стороны патриархального дворянства. Она возникла в среде довольно независимого барства. Оппозиция славянофилов с самого начала носила ограниченный характер именно ввиду ее дворянских истоков. Такова социальная природа славянофильства.

Хотя славянофильская оппозиция носила патриархально-дворянский характер, все-таки славянофильство нельзя отождествлять с официальной идеологией. Одной из причин, повлиявших на возникновение славянофильства в России, явилось усиление славянского национально-освободительного движения в Европе в первой трети XIX в., особенно в Чехии и Сербии. Именно в этот период, во второй половине 1830-х гг., и возникло славянофильство.

Можно отметить определенные этапы развития славянофильства как общественно-литературной системы. К первому, старшему поколению славянофилов, характеризовавшему становление и ранний период развития школы, относятся братья Киреевские – Иван Васильевич (1806-1856) и Петр Васильевич (1808-1856), А. С. Хомяков (1804–1860), а также поэты славянофильского направления И. М. Языков (1803–1846), И. С. Аксаков.

К середине 1840-х гг. определились основные принципы славянофильской системы, которым были в основном верны все представители школы. Общие черты славянофильской системы, как она выявилась в их печатных и рукописных сочинениях, таковы. По мнению славянофилов, петровская реформа, заимствовав чужие формы цивилизации, толкнула Россию на ложный путь развития, отделив народ от образованных классов. Ликвидировать возникший разлад, как полагали славянофилы, можно было, лишь возвратив России допетровские формы жизни. Славянофилы полагали, что народ невозможно поднять до уровня современного образования: необходимо вернуться к народу как единственному хранителю старинных преданий, верований и инстинктов. Славянофилы противопоставили западный и восточный миры по всем линиям: религиозной, государственной, бытовой, моральной, культурной.

В католицизме и протестантстве они видели искажение христианства. Папский авторитет, по их мнению, стал выше самой Церкви, наследуя "римские" черты христианства; греко-славянское православие, напротив, исходит из чистого византийского источника. Западные государства основаны на насилии, завоеваниях, феодализме, борьбе сословий, личной собственности; на Руси же государство началось с добровольного призвания князей, без феодализма и борьбы сословий, на основе общинного самоуправления, высшим представителем которого был царь. Православие определило нравственно-бытовое единство русского общества допетровских времен. В России не было вражды между Церковью и светскими властями. Российская цивилизация (литература, философия) поэтому, в отличие от западной, нс была рассудочной, сухой, формальной, логически отвлеченной. По мнению славянофилов, западная цивилизация могла обогнать русскую только в частных приемах исследования, но была неприемлема в основном своем принципе, несовместимом с православной религией. Противопоставив разум вере, европейская цивилизация, по мнению славянофилов, стала несостоятельна и у себя дома. У русского общества оставался лишь один путь: установить утраченное единство с народом, слиться с ним и тем самым помочь ему в осуществлении его национального предиазначения – занять ведущее место в мировой цивилизации. Славянофилы считали антинародными и антирусскими реформы Петра I, оторвавшие образованную часть дворянства от народа. Они не ставили целью борьбу с крепостничеством.

Для реализации своей "системы" славянофилы пытались создать и "программу", т.е. определить пути практического воплощения их теорий. Эта программа менее конкретна и определенна. Она утопична. И. Киреевский выдвинул идею подчинения западной цивилизации Востоку. Идея была принята всеми славянофилами. Они считали, что возрождение подлинной народности в России может быть достигнуто в результате "подчинения" европейской цивилизации греко-славянским началам жизни.

В спорах И. Киреевского и А. Хомякова 1838 г. по вопросам религии и было положено начало славянофильству как концепции. И. Киреевский и А. Хомяков могли еще в какой-то степени прислушиваться к другим мнениям, остальные же славянофилы характеризовались нетерпимостью к иным взглядам. А. Хомяков по значению и роли в разработке идей славянофильства стоит рядом с И. Киреевским. Он отличался эрудицией, тонким умом, талантом полемиста, энергией.

Если главой школы славянофилов, его теоретиком был И. Киреевский, то родоначальником славянофильства в плане историческом, хронологическом явился младший брат И. Киреевского П. Киреевский. П. Киреевский выступил всего лишь с одной статьей в "Москвитянине" в 1845 г. (по поводу одной из работ Μ. П. Погодина). Но именно в этой статье впервые развивается идея мирного призвания варягов, вопросы общинного быта, вечевого управления в Древней Руси.

Итак, славянофильство явилось совокупностью ряда постоянных идеологических принципов, в том числе религиозных. "Народность русская – ...залог новых начал, полнейшего, жизненного выражения общечеловеческой истины", – писал И. Киреевский. Вслед за братьями Киреевскими с теологической точки зрения противопоставлял западный и восточный миры выступивший под именем М..., З..., К... Ю. Ф. Самарин, видный деятель славянофильской школы. Самарин, развивая идеи И. Киреевского, выдвигает ряд гипотез. По его мнению, община древних славян строилась нс на отсутствии прав личности (как утверждали противники славянофильства), а на добровольном и сознательном отказе ее от своих прав в пользу единого общинноцерковного начала. Являясь определенной заслугой славянофилов, разработка ими проблем древней и современной сельской общины в целом была оригинальной. Сторонники идеи общины из неславянофильского лагеря (а также Герцен и ранние народники) не рассматривали общину как всеобщую форму русского национального быта и не идеализировали древнерусскую историю.

Видным представителем младшего поколения славянофилов был также К. Аксаков. К. Аксаков первоначально был близок к Белинскому, входил в кружок Станкевича, где занимались немецкой философией. К началу 1840-х гг. он становится ревностным приверженцем славянофильства, развивая идею древней общины, народовластия, соборности, обличая "петербургский" (петровский) период русской истории. Это был искренний, увлекающийся, благородный человек, главным интересом которого был народ. Во второй половине 1840-х гг. славянофильские идеи отчетливо обнаруживаются в его взглядах. Целый ряд положений, выдвинутых им, не являлись принадлежностью только славянофильства, а характеризовали взгляды "западников", "отрицателей", "скептиков". К таким положениям относились требования свободы слова и печати, защита интересов крепостного крестьянства, а также вопрос об общине. К. Аксаков связал воедино такие элементы древнерусской истории, как община, вече, Земская дума, государство. Он выдвинул тезис о русском крестьянине как "лучшем русском человеке", тезис, унаследованный народниками.

Противопоставление западного и восточного миров у славянофилов имело два источника и шло по двум направлениям: религиозному и национальному. Это было резкое противопоставление католического и православного христианства. Национальные идеи, породившие панславизм, были связаны с усилением национально-освободительной борьбы славянских народов в Западной Европе. Эта борьба, в которой принимали участие и православные, и неправославные славяне, имела патриотический характер и поддерживалась прогрессивными силами в самой Западной Европе. Этот "панславизм" (а по существу, славянское освободительное движение) не сочетался у славянофилов с тайными планами завоевательной политики русского правительства.

Несмотря на то, что разграничить позиции славянофилов 1830–1840-х и 1850-х гг. довольно трудно, определенной заслугой первого поколения славянофилов явилась постановка ими проблемы народа и народного характера. Защита славянофилами интересов народа имела большое нравственное значение, составляла сильную сторону славянофильства, соответствовала идеям народоведческой школы в литературоведении. Славянофилы были энтузиастами идеи защиты народа: будучи противниками крепостного права, они полагали, что проникновение идей западной образованности в Россию усиливает гнет народа, его политическое бесправие.

Социально-философские и исторические взгляды славянофилов получили специфическое преломление и в их литературных позициях. Идеи патриотизма славянофильства получили отражение в поэтической форме – в стихах А. С. Хомякова и Η. М. Языкова. Славянофилы активно использовали в своих идейных целях определенные черты творчества Н. В. Гоголя и других русских писателей. Литературные теории славянофилов, как и философские, восходят к романтизму. Романтизм славянофилов противостоял формализму системы официальной народности.

В связи с этим Пыпин замечает, что, например, изучение К. Аксаковым древнерусских былин являлось не столько научным историко-этнографическим или литературоведческим исследованием, сколько иллюстрацией "общественнонравственных теорий" славянофилов.

Наиболее высокую оценку из "новых" писателей у славянофилов получило творчество Гоголя. Особенно восторгался им К. Аксаков, ставивший его рядом с Гомером. Отрицательно относясь к новой русской литературе (ранним произведениям Ф. Достоевского, повестям В. Одоевского, стихам И. Тургенева и А. Майкова), К. Аксаков сочувственно отзывался о "Записках охотника" И. Тургенева, повестях Д. Григоровича, где, по его словам, менее обнаруживается "петербургский" взгляд на народ. В стихах И. Аксакова, также развивавшего славянофильские идеи, отмечается стремление к стилизации в "народном" духе. Славянофилы высоко ценили русский фольклор, видя в нем глубину "народного духа".

Рассматривая вопрос об эволюции литературных позиций славянофилов, можно указать славянофильские литературные издания. Славянофильским идеям сочувствовал журнал "Москвитянин". В 1845 г. под редакцией Д. Валуева вышел славянофильский "Сборник исторических и статистических сведений о России и народах, ей единоверных и единоплеменных". В 1846,1847 и 1852 гг. выходили славянофильские "Московские литературные и ученые сборники". На втором этапе, в 1850–1856 гг., в журнале "Москвитянин" выступила группа "неославянофильских критиков" – А. Григорьев, Т. Филиппов, Б. Алмазов. И лишь на третьем этапе, в 1856– 1860 гг., славянофилы получили в свое распоряжение литературный журнал. Это была "Русская беседа", издававшаяся А. И. Кошелевым. К чисто славянофильским изданиям относятся газеты 1860-х гг. "Москва" ("Москвич"), "День", а также газета 1880-х гг. "Русь", которые редактировались И. Аксаковым. Славянофильских позиций в ряде вопросов придерживались журналы 1860-х гг. "Время" и "Эпоха", издававшиеся братьями Достоевскими, журнал "Заря" (1869– 1872), издававшийся В. В. Кашпиревым, журнал "Беседа" (1871 – 1872), издававшийся С. А. Юрьевым, газета и журнал "Гражданин", издававшиеся В. П. Мещерским, газета "Голос" (1863–1884), издававшаяся А. Краевским. Но эти издания не выражали славянофильских идей в "чистом" виде и характеризовались пестрым идейным содержанием от умеренного либерализма и "почвенничества" до крайней реакционности.

Писатели и издания этой школы выражали идею "народности" литературы. Русская славянофильская школа явилась уникальнейшей системой народности нс только для России, но и для Европы в целом.

Проблема народности в России в конце XIX и в XX столетии

Идеи народности литературы в конце XIX в. на социально-экономическом уровне развивали писатели-народники Η. Н. Златовратский, Н. И. Наумов, А. И. Эртель и другие. Непосредственное изображение народной жизни, людей из народа с радикально демократических позиций характеризовало группу писателей-разночинцев второй половины XIX в., куда входили Н. В. Успенский, Г. И. Успенский, Ф. М. Решетников, Н. Г. Помяловский и другие.

Народность литературы на протяжении почти всего XIX в. в России связывалась с реалистическим методом. "Что верно, то и народно", – утверждал Белинский. Сам же народ, по существу, был отлучен от литературы. Н. А. Некрасов еще во второй половине XIX в. мечтал о том времени, когда народ "Белинского и Гоголя с базара понесет".

В советский период понятия "народность", "идейность", "партийность", по аналогии с триединством монархического правительства, также выражали официальную правительственную идеологию и составной частью входили в систему метода социалистического реализма. В учебниках рекомендовалось измерять степень и уровень народности творчества писателя глубиной понимания и изображения им "интересов" народа. Это понимание устанавливалось в качестве единой программы на государственном уровне и могло быть весьма различным на уровне индивидуальном.

В условиях начала XXI в. многочисленные "народные" партии характеризуют в основном политическую конъюнктурность, проявляясь в пестроте идей и стилей художественной литературы.

Вместе с тем ясно, что исчезновения наций и возникновения общечеловеческой культуры в ближайшей перспективе не предвидится. Следовательно, остается в силе идея национального своеобразия и народности литературы, базирующейся на своеобразии языка, культуры, характера.

Во все времена ложной народностью, псевдонародностью, подделкой под народность являлось подражание внешним формам народной жизни и народного творчества, использование атрибутов одежды и быта народа, стиля речи, его идей и лозунгов в стремлении подменить этим ту высокую, подлинную духовность, какой всегда характеризовалось творчество талантливых писателей любой нации, независимо от предмета изображения. Профессиональным долгом филолога-литерагуроведа и критика, его обязанностью и первостепенной задачей всегда было умение отличить декларативность, стилизацию от настоящей, подлинной народности.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >