ПРАВОВАЯ СИСТЕМА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ЭПОХУ МОДЕРНИЗАЦИИ

В результате изучения данной главы студент должен:

  • знать состояние правовой системы на момент начала периода буржуазных реформ; приоритетные направления развития права; особенности отраслевого законодательства периода буржуазных реформ;
  • уметь давать характеристику основным источникам права данного периода; применять современную юридическую терминологию при анализе законодательства второй половины XIX в.; давать характеристику развитию российского права в целом и отдельных его отраслей в связи с проводимыми реформами;
  • владеть навыками работы с нормативным материалом периода буржуазных реформ; юридической терминологией данного исторического периода.

Источники права. Правовой статус подданного

Источники права

В пореформенный период сохранилась система права, сложившаяся еще в первой половине XIX в. в результате систематизации. Основным источником права оставался Свод законов Российской империи. В конце 1860-х гг. Свод законов был дополнен XVI томом, в который вошли судебные уставы 1864 г. Готовились проекты новых уложений и уставов. Согласно ст. 53 Основных законов законы могли издаваться в форме манифестов, указов, мнений Государственного совета и докладов, удостоенных Высочайшего утверждения, а излагались, в зависимости от содержания, в форме уложений, уставов, учреждений, грамот, положений, наказов (инструкций).

Помимо законов источниками юридических норм могли быть и подзаконные акты внутреннего управления, издаваемые как верховной властью, так и в пределах их компетенции органами подчиненного управления. В отличие от актов верховной власти акты подчиненного управления подлежали обжалованию в судебном и административном порядке, поскольку "деятельность подчиненного управления представляет выполнение юридической обязанности в пределах данных ему полномочий"[1]. С 1863 г. систематически издавалось Собрание узаконений и распоряжений правительства. Издавались и сборники ведомственных актов.

Публикация закона не была обязательным условием для его вступления в силу. В Российской империи обнародовались не все законы. Правда, во второй половине XIX в. уже не считалось необходимым хранить в тайне уставы уголовного судопроизводства, чтобы подсудимые не могли узнать обязательные для суда правила процесса. Однако Основные законы Российской империи предусматривали возможность существования законов, подлежащих особой тайне. Понятно, что в правительственные учреждения, которые должны были исполнять соответствующий закон, текст его все же передавался.

Важное изменение в системе источников юридических норм было сделано судебными уставами 1864 г. Ими отменялся запрет судам толковать закон, напротив, это толкование вменялось им в обязанность. Если при рассмотрении гражданского дела судом обнаруживалось противоречие между законом и указом, под таким предлогом рассмотрение дела не останавливалось, а суд должен был основать решение на общем смысле законов. Постепенно все более важным источником права становится кассационная практика Правительствующего Сената.

Хотя общероссийское право считалось действовавшим на всей территории империи, наряду с ним в некоторых инонациональных регионах применялись в определенных пределах и свои правовые системы. Это относилось к обладавшему автономией Великому княжеству Финляндскому, Бессарабской области, губерниям Царства Польского, Кавказского края, Закаспийской области, Туркестанскому краю, а также к Западным и Прибалтийским губерниям. Все законодательство, применяемое на окраинах было собрано, систематизировано, переведено на русский язык и подготовлено к изданию. Впоследствии, за исключением действующего права Прибалтийских губерний, ни один другой акт не получил законного подтверждения со егороны правительства. На белорусские и украинские губернии распространилось общеимперское законодательство. В Польше и Финляндии было лишь налажено периодическое издание узаконений.

На местном уровне управления национальная специфика, как правило, сохранялась, так же как и специфические источники права (Коран у мусульман). При разработке законодательства об управлении территориями, населенными традиционными народами, в XIX в. стали просто встраивать традиционные институты в общую схему управления. Так что общинная власть кочевых или бродячих инородцев одновременно рассматривалась как представитель правительственной власти на местах. Во всех сельских общинах, как русских, так и инородческих, допускалось применение обычного права. Представители чиновничьей и научной элиты постепенно приходили к мысли о необходимости не просто изучать, но применять в законотворчестве результаты исследований народного быта и обычаев. Интересны в этом плане труды Комиссии по изучению народных юридических обычаев, созданной в Петербурге при Географическом обществе. Активно участвовал в ней Π. П. Семенов-Тян-Шанский. Такая же работа проводилась Юридическим обществом при Московском университете.

Правовой статус подданного

Либерализация режима, которая стала результатом реформ Александра II, характеризовалась тенденцией к законодательному закреплению буржуазного принципа равенства подданных перед законом. Представители всех сословий получили право выбирать и быть избранными в органы земского самоуправления. В Уставе уголовного судопроизводства отменялось различие подсудности по сословиям. Военная реформа 1874 г. строилась на принципе всеобщей воинской обязанности, которая действовала теперь в отношении всех сословий без исключения. Так постепенно стирались сословные границы, объем сословных привилегий и ограничений прав, характерных для феодализма, неуклонно сужался.

Главным достижением реформ стало определение юридического статуса крестьян. Первой же статьей Общего положения крепостное право "на крестьян, водворенных в помещичьих имениях, и на дворовых людей" отменялось навсегда. С этого времени юридический статус крестьян определялся их сословной принадлежностью к категории свободных сельских обывателей. Они приобрели почти все личные и имущественные права, принадлежащие другим обывателям империи. Так, на них распространялись общие постановления гражданских законов о семейных правах и обязанностях, они могли "как отдельно, так и целыми обществами, входить на основании общих постановлений во всякие, законом дозволенные, договоры, обязательства и подряды". Наравне с другими свободными сельскими обывателями и с соблюдением общих законов бывшие крепостные могли производить свободную торговлю своей продукцией без взятия торговых свидетельств и без платежа пошлин, открывать и содержать фабрики и разные промышленные, торговые и ремесленные заведения, записываться в цехи и вступать в гильдии. В суде по делам гражданским крестьяне получили право "отыскивать свои права, вчинять иски и тяжбы и ответствовать за себя лично или через поверенных, а равно быть поверенными, как крестьян своего общества, так и лиц посторонних". По делам уголовным и полицейским они могли "подавать жалобы и охранять свои права всеми дозволенными законом способами, лично и через поверенных, в тех случаях, когда участие поверенного допускается в делах уголовных". По всем делам крестьяне могли на общем основании выступать свидетелями и поручителями. Определенные изъятия из блока личных и имущественных прав были обусловлены необходимостью выплаты крестьянами долгов по выкупным платежам, а также их прошлым крепостным состоянием. Так, специально подчеркивался запрет начинать иски и тяжбы по таким действиям и распоряжениям помещиков, которые совершились до обнародования Положения, в силу существовавших крепостных отношений. Исключение составляли иски о недвижимом имуществе, приобретенном крестьянами в прежнее время на имя их помещиков. В этом случае возникший спор решался в системе мировых учреждений.

Подвергнуть крестьян наказанию можно было только "по судебному приговору или по законному распоряжению поставленных над ними правительственных и общественных властей", а лишить или ограничить в правах состояния – только по суду или по приговору общества, утвержденному установленным законом порядком. Кроме того крестьяне получили право отдавать детей в общие учебные заведения и поступать на службу по учебной, ученой и межевой частям на основании правил, установленных для свободных податных сословий. Правда, для этого требовалось увольнительное свидетельство сельского общества с исключением из податного оклада.

Специфический статус приобретала категория так называемых временнообязанных крестьян, которые "впредь до введения в действие уставной грамоты", определяющей размеры выделенных им помещиком полевых угодий и выплат за усадебную и полевую землю, должны были нести в пользу помещика прежние повинности. Отменялись только добавочные натуральные сборы с крестьян. Известно, что эта категория сохранялась вплоть до начала 1880-х гг., пока не был законодательно определен предельный срок заключения уставной грамоты. В отношении крестьянства (наряду с прекращением временнообязанного состояния, снижением выкупных платежей, заменой подушной подати поземельным налогом и отменой соляного налога) проводилась линия на усиление патриархальных начал в крестьянской семье. Закон 1886 г. установил, что для семейного раздела (выделения взрослых детей) требовалось согласие главы семьи и решение сельского схода, принятое квалифицированным большинством в 2/3 голосов.

Однако до полного выравнивания статуса подданных было еще далеко. Сохранялись различия по сословному, религиозному основанию и по признаку пола. Том IX Свода законов сохранял прежнюю сословную структуру, хотя в него и были внесены все изменения, произведенные в статусе подданных реформами. Особенно ярко правовое неравенство проявлялось в ограничениях свободы передвижения. Паспортный режим регламентировался Уставом о паспортах и беглых, принятым еще в 30-е гг. XIX в. и носившим ярко выраженный сословный характер. Установив обязательность паспортов как средства административно-полицейского надзора за населением, Устав предусматривал особые виды паспортов для каждого сословия, за исключением крестьян. В случае отлучки с места постоянного проживания крестьяне получали (с разрешения помещика или местных властей) временные виды на жительство. В связи с отменой крепостного права и другими реформами остро встал вопрос о необходимости обновления паспортного законодательства. Подготовка проекта нового закона длилась более 30 лет. Лишь в 1895 г. появилось Положение о видах на жительство. Дворянам, чиновникам, духовенству, почетным гражданам, купцам и разночинцам выдавались теперь бессрочные паспорта. Мещанам, ремесленникам и сельским обывателям паспорта могли быть выданы только на срок (не более пяти лет) и за плату. Бесплатно давались билеты на кратковременную отлучку, при условии отсутствия задолженности по налогам и сборам и с согласия ремесленной управы или сельского общества. Ограничивалось право на получение паспорта для лиц римско-католического и иудейского вероисповедания, членов некоторых религиозных сект. Запрещалась выдача паспортов и видов на жительство бродячим инородцам и цыганам. Существенно ограничивались права женщин. Замужние женщины вписывались в паспорта мужей. Отдельный вид на жительство им мог быть выдан лишь с согласия мужа и на срок такого согласия. По заявлению мужа полиция обязана была водворить жену в дом мужа, в том числе и по этану. Для выдачи паспорта или вида на жительство неотделенным членам крестьянских семейств и незамужним дочерям также требовалось согласие главы семейства.

  • [1] Коркунов Η. М. Русское государственное право. СПб., 1897. Т. II. С. 201.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >