Революция 1905-1907 гг. и кризис самодержавия. Манифест 17 октября 1905 г.

Поражение русской армии и гибель флота в Русско-японской войне 1904–1905 гг. обостряли ситуацию. Ширились стачечное движение и крестьянские волнения. Росло недовольство либерально-буржуазных кругов, где все чаще заходили разговоры о народном представительстве и даже об Учредительном собрании. 15 июля 1904 г. был убит министр внутренних дел В. К. Плеве. В задачу его преемника, князя П. Д. Святополк-Мирского, как когда-то Μ. Т. Лорис-Меликова, входило "выразить доверие обществу в критический период". Новый министр полагал, что предоставление земским собраниям возможно больших свободы и полномочий – "лучшее средство для противодействия совершенно негодному для России парламентаризму". 14 декабря 1904 г. был объявлен царский Манифест, в котором в туманной форме было обещано изменение законодательства по устроению крестьянской жизни, расширение прав органов земского и городского самоуправления, но не было ни слова о введении представительных учреждений и особо подчеркивалось сохранение незыблемости самодержавия. Однако скоро правительству пришлось понять то, что уже давно понимали либералы, и прежде всего земские деятели, – невозможность жить и действовать в жестких рамках прежней государственной структуры. После расстрела рабочих в январе 1905 г. революционный взрыв стал неизбежен.

Для разобщения оппозиционных и революционных сил 18 февраля 1905 г. был издан рескрипт на имя нового министра внутренних дел А. Г. Булыгина о намерении "привлекать достойнейших, доверием народа облеченных, избранных от населения людей к участию в предварительной разработке и обсуждении законодательных предположений... при непременном сохранении незыблемости основных законов Империи". Учреждалось Особое совещание для выработки проекта представительства под председательством Булыгина.

6 августа 1905 г. были опубликованы три документа: Манифест об учреждении Государственной думы, Учреждение Государственной думы и Положение о выборах в Думу. Речь шла о законосовещательной Думе с правом предварительной разработки и обсуждения законодательных предположений и обсуждения росписи государственных доходов и расходов (бюджета). В качестве верхней палаты предполагался Государственный совет, члены которого назначались бы императором из числа видных сановников. Положение о "булыгинской" думе, как ее немедленно пренебрежительно окрестили, предусматривало весьма ограниченное представительство. От участия в выборах отстранялись женщины, рабочие, лица, находившиеся в услужении у частных лиц, учащиеся (в том числе студенты), молодежь до 25 лет, военнослужащие, лица иудейского вероисповедания, бродячие инородцы (т.е. малые народы Севера, находящиеся еще на родовой стадии развития). Выборы были неравными и непрямыми. Избирательный закон вызвал единодушное возмущение самых разных кругов общества.

В октябре 1905 г. политическая забастовка охватила всю страну. Стали образовываться Советы рабочих депутатов, которые из стачечных комитетов быстро превратились в органы борьбы за политическую власть. На секретных заседаниях Особого совещания во главе с царем высказывалось предложение подавить смуту, не останавливаясь перед пролитием крови и введением диктатуры. Однако для такого подавления революции не было сил. Именно поэтому, вопреки воспитываемому в русских монархах представлению о задачах и ответственности верховной власти, царь издает 17 октября 1905 г. Манифест об усовершенствовании государственного порядка[1]. В нем было обещано "даровать населению незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов". Уже назначенные выборы в Думу, теперь законодательную, должны были пройти на основании более широкого представительства.

27 апреля 1906 г. в Тронном зале Зимнего дворца состоялось торжественное открытие Государственной думы. Царь, скрепя сердце, произнес краткую приветственную речь, после чего депутаты отправились в выделенный им для заседаний Таврический дворец. Председателем I Думы стал член партии кадетов, профессор права С. А. Муромцев. На первых же заседаниях Думы были высказаны предложения о введении всеобщего избирательного права (для мужчин), об установлении ответственности правительства перед Государственной думой, упразднении Государственного совета и расширении законодательных прав Думы, а также требование об амнистии политическим заключенным. На все эти предложения Думы новый премьер-министр И. Л. Горемыкин, сменивший на этом посту С. Ю. Витте, ответил категорическим отказом. Аграрные законопроекты I Думы явились той последней каплей, которая переполнила терпение царя и правительства. 8 июля 1906 г. Дума была распущена.

Часть депутатов Думы (кадеты и трудовики) не подчинились указу о роспуске и собрались в Выборге, где подписали знаменитое Выборгское воззвание, в котором призвали народ к "пассивному сопротивлению" до созыва народного представительства, т.е. не давать ни копейки в казну, ни единого солдата в армию, не признавать государственных займов и т.д. Подписавшие воззвание депутаты были привлечены к следствию и устранены от выборов в следующую Думу. В 1907 г. над ними состоялся публичный процесс. Строя защиту, они основывали свою позицию на незаконности роспуска: в указе не назвали срока будущих выборов, и акт не был контрассигнован. Оба утверждения, к сожалению, неверны. Статья 105 Основных законов гласила, что указом о роспуске Думы "назначаются новые выборы в Думу и срок ее созыва". Срок созыва и был назначен. Что касается срока выборов, то это невозможно при выборах многостепенных. Контрассигнование имело место, оно просто не было опубликовано. Но ст. 24 Основных законов не требовала публикации контрассигнации.

После разгона I Думы правительство пыталось путем разъяснения избирательного закона добиться приемлемого для себя состава новой Думы. Однако эти усилия не помогли. II Государственная дума, собравшаяся 20 февраля 1907 г., оказалась еще менее способной к конструктивному диалогу с правительством. Па этот раз социал-демократы не стали бойкотировать выборы. Из 518 депутатов народнические партии получили 157 мест (трудовики – 104, эсеры – 37, народные социалисты – 16, социал-демократы – 65 мест). Всего левые партии получили 222 места, или 43% голосов в Думе. Разочаровавшись и во II Думе, правительство искало повод для ее роспуска. 1 июня 1907 г. П. А. Столыпин, назначенный премьер-министром вместо И. Л. Горемыкина еще в июле 1906 г., потребовал отстранить от участия в работе Думы 55 депутатов фракции социал-демократов, а 16 из них лишить депутатской неприкосновенности для предания суду за якобы подготовлявшийся ими заговор с целью свержения самодержавия. Впрочем, в Учреждении Государственной думы статье о депутатской неприкосновенности была противопоставлена ст. 22, согласно которой члены Думы "за преступные деяния, совершенные при исполнении ими и по поводу исполнения обязанностей, лежащих на них по сему званию, привлекаются к ответственности в порядке и на основаниях, установленных для привлечения к ответственности высших чинов государственного управления". Как бы то ни было, Дума отказалась выполнить требования правительства, 3 июня 1907 г. был опубликован царский Манифест о роспуске II Государственной думы и изменении Положения о выборах.

Содержание нового закона о выборах позволяет большинству исследователей называть это событие государственным переворотом, поскольку Основные законы не давали царю права без согласия Думы менять избирательный закон. Теперь на 33% увеличилось число выборщиков от помещиков. Единая городская курия была разделена на две. Смысл этого заключался в том, чтобы предоставить сравнительно узкому слою самых богатых городских избирателей столько мест выборщиков, сколько и второй городской курии, где голосовали мелкие собственники городской недвижимости, мелкие чиновники, квартиросъемщики небольших квартир и т.д. Объективно это давало перевес на выборах крупным землевладельцам и крупной буржуазии. Рабочие теперь голосовали по рабочей курии только в центральных губерниях. В остальных губерниях им было предписано голосовать по второй городской курии, если у них был для этого необходимый имущественный ценз. Численность лиц, обладавших активным избирательным правом, сократилась до 15% от общей численности населения Российской империи. Резко сокращено было представительство от национальных окраин (от Полыни – 14 вместо 37, от Кавказа – 10 вместо 29 и т.д.). Сокращена была и общая численность депутатов Думы (442 вместо 524). В итоге в III Думу было избрано: правых – 51, октябристов – 136, прогрессистов – 28, кадетов – 53, националистов – 90, трудовиков – 13 и социал-демократов – 19 депутатов. Пост председателя Думы от кадетов перешел к октябристам. В III Думе, работавшей до 1912 г., и IV Думе (1912–1917 гг.) правительство могло опираться на блок правых и октябристов, а если правые по каким-либо вопросам расходились с октябристами, то на блок октябристов с кадетами. Царь и правительство получили послушную Думу, которая готова была поддерживать политику самодержавия, но не смогла помочь в критических ситуациях.

Впрочем, Николай II не ставил перед собой задачи сотрудничества с Думой. С момента вступления России в Первую мировую войну он, пользуясь введением военного положения, пытался избавиться от нее и восстановить самодержавие в полном объеме. Текущее законодательство принималось большей частью в порядке ст. 87 Основных законов. Дума собиралась за всю войну всего несколько раз на краткосрочные заседания. Видя неспособность царской власти организовать тыл и снабжение армии, противостоять нарастающему кризису и угрозе революции, депутаты снова требовали создания правительства "народного доверия", т.е. правительства, ответственного перед Думой. С этой программой большинство думских фракций объединилось в "Прогрессивный блок".

  • [1] См.: Российское законодательство X–XX вв.: в 9 т. Т. 9: Законодательство эпохи буржуазно-демократических революций / отв. ред. О. И. Чистяков. М.. 1994. С. 41.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >