Юридический статус граждан СССР

Официальные итоги пятилетки индустриализации выглядели впечатляюще: удельный вес промышленной продукции поднялся с 48% в 1928 г. до 70% к концу 1932 г., четвертого года пятилетки. Колхозы к 1932 г. объединяли более 60% крестьянских хозяйств. Число рабочих и служащих крупной промышленности выросло вдвое по сравнению с 1928 г.[1]. В отчетном докладе XVII съезду партии о работе ЦК ВКП(б) 26 января 1934 г. отмечалось, что удельный вес социалистической системы хозяйства в промышленности составил 99%, а в сельском хозяйстве – 84,5%. Таким образом, не только сами эксплуататорские классы, но и потенциальная возможность их возрождения в СССР были ликвидированы. Решалась задача создания рабоче-крестьянской интеллигенции. Для этого создавалась система высших учебных заведений по всем отраслям народного хозяйства, куда принимали, прежде всего, представителей рабочего класса и трудового крестьянства. По всему СССР было введено всеобщее обязательное начальное образование. К концу пятилетки грамотность населения повысилась с 67 до 90%.

Советская юридическая наука этого времени исходит из того, что "создателем права является государство" и "оно же является... источником прав отдельных личностей... определяет личности сферу ее свободы в деле проявления ею своей инициативы". Но и эта свободная инициатива должна осуществляться не исключительно в своих личных интересах, но в интересах общих, всего коллектива, или, как неоднократно говорит нам закон: "в целях развития производительных сил""[2]. То есть "право, принадлежащее личности, есть не столько свобода личности, сколько ее общественная обязанность". Соответственно, пролетарское правовое государство не может быть ограничено правами граждан. Л. М. Каганович откровенно заявлял, что законы в пролетарском государстве "определяют функции и круг деятельности отдельных органов государственной власти", но сами при этом "определяются революционной целесообразностью в каждый данный момент"[3].

Конституция 1936 г. по-новому определяет социальную основу советской власти, что проявляется в изменении наименования Советов. Теперь это Советы депутатов трудящихся (ст. 2), чем подчеркнут бесклассовый характер советского общества. Отдельная 10 глава посвящалась правам и обязанностям советских граждан. Закреплялось равноправие граждан независимо от пола, национальности и расы во всех областях государственной, хозяйственной, культурной и общественно-политической жизни. Провозглашалась свобода совести, под которой подразумевалась свобода отправления религиозных культов в сочетании со свободой атеистической пропаганды. Закреплялись свобода слова, свобода печати, свобода собраний и митингов, уличных шествий и демонстраций для трудящихся и их организаций. Трудящимся гарантировалось и право объединения в общественные организации: профессиональные союзы, кооперативные объединения, организации молодежи, спортивные и оборонные организации, культурные, технические и научные общества. Приведенный в Конституции перечень организаций рассматривался на практике как исчерпывающий. ВКП(б) была единственной политической партией, названной Конституцией в числе других общественных организаций, но она в Конституции названа "передовым отрядом" и "руководящим ядром" всех организаций трудящихся (ст. 126). Все политические права и свободы предоставлялись только в соответствии с интересами трудящихся и в целях укрепления социалистического строя. Особое место занимает право на труд, который одновременно рассматривается как обязанность и дело чести каждого способного к труду гражданина по принципу "кто не работает, тот не ест" (ст. 12) и как право на получение гарантированной работы с оплатой труда в соответствии с его количеством и качеством (ст. 118). К числу других социально-экономических прав, закрепление которых было очевидным достижением первой Конституции социалистического общества, относились право на отдых, на материальное обеспечение в старости, в случае болезни и потери трудоспособности, а также право на бесплатное образование. Основными обязанностями советских граждан кроме обязанности трудиться были соблюдение законов, сбережение социалистической собственности и защита отечества.

Конституция СССР определила и новые принципы избирательного права. Все граждане СССР, достигшие 18 лет, за исключением умалишенных, имели право участвовать в выборах и быть избранными. Все граждане СССР участвовали в выборах на равных основаниях, имея один голос. Во все Советы депутатов трудящихся выборы производились прямым тайным голосованием. Каждый депутат обязан был отчитываться перед избирателями о своей работе и мог быть в любое время отозван по решению большинства избирателей. Таким образом, в Конституции 1936 г. была использована конституционно-правовая конструкция императивного мандата. Право отзыва достаточно активно использовалась для устранения из Советов депутатов, недостаточно четко проводящих линию партии.

Несмотря на отсутствие указаний на то закона, практика сразу же пошла по пути безальтернативных выборов. То же самое следует сказать об участии в выборах: по закону оно было свободным, тогда как на практике гражданская активность внимательно отслеживалась, равно как и случаи голосования против кандидатов блока коммунистов и беспартийных.

На поверку в Конституции СССР 1936 г. закреплялось право суда лишать избирательных прав лиц, осужденных за тяжкие преступления (ст. 135), а лица, покушающиеся на общественную, социалистическую собственность, объявлялись врагами народа (ст. 131). Провозглашенные ст. 127, 128 неприкосновенность личности, жилища и тайна переписки грубо нарушались в годы репрессий. Кроме того, некоторые социально-экономические права на деле были гарантированы только рабочим и служащим: так, право граждан СССР на материальное обеспечение в старости гарантировалось "широким развитием социального страхования рабочих и служащих за счет государства" (ст. 120). И действительно, первые трудовые пенсии от государства колхозники стали получать только в начале 1960-х гг.

Отдельного упоминания заслуживает свобода передвижения. В 1932 г. была начата паспортизация населения. Были введены паспорт единого общесоюзного образца для граждан СССР и институт обязательной прописки граждан в территориальных органах милиции. Первоначально паспортная система вводилась в городах, затем в стокилометровых зонах вокруг крупных городов. Под предлогом паспортизации проводилась чистка городского населения. Каждая кандидатура для этого обсуждалась в трудовых коллективах или в коллективах по месту жительства. К 1940 г. было завершено введение паспортов во всех городах и поселках городского типа. Прописка позволила установить жесткий административный надзор за всеми гражданами. Большинство крестьян даже для краткосрочной отлучки с места постоянного жительства по-прежнему вынуждены были брать справку- разрешение в колхозе или сельсовете. Многие крестьяне получили паспорта, необходимые для свободного передвижения и смены места жительства, лишь к середине и даже к концу 1970-х гг.

  • [1] Итоги первой пятилетки: Доклад 7 января 1933 г. на объединенном пленуме ЦК и ЦИК ВКП(б) // Сталин И. В. Собр. соч. М., 1951. С. 179, 190, 199.
  • [2] Цит. по: Нерсесянц В. С. Наш путь к праву: от социализма к цивилизму. М., 1992. С. 210.
  • [3] Каганович Л. М. Двенадцать лет строительства советского государства и борьба с оппортунизмом // Советское государство и революция права. 1930. № 1. С. 9.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >