Курс на ускорение социально-экономического развития и реформы управления экономикой

В самом начале перестройки целостная концепция экономической реформы отсутствовала, однако партией был взят на вооружение лозунг ускорения социально-экономического развития советского общества. Господствующие в течение десятилетий в СССР принципы управления определили административно-командную стратегию ускорения. На первый план выдвигались задачи интенсификации производства и использования достижений научно-технического прогресса. По старой советской традиции ставка делалась на машиностроение и соответствующий импорт. Основные капиталовложения должны были делаться именно в эти отрасли, чтобы увеличить темпы их развития, перейти на производство новых поколений машин и оборудования. В планах состоявшегося в феврале 1986 г. XXVII съезда КПСС значилось удвоение к 2000 г. экономического потенциала страны, повышение в 2,5 раза производительности труда. Но решать эти задачи предполагалось не изменением основополагающих принципов управления экономикой, а путем подъема ответственности кадров, организованности и дисциплины. Административные меры рассматривались как важный способ подъема экономики.

Ярким примером того, как экономику пытались стимулировать административными методами, стала госприемка. Важной задачей провозглашалось повышение конкурентоспособности производимой промышленной продукции за счет повышения ее качества. В соответствии с законом о госприемке вводился институт государственных инспекторов по контролю за качеством продукции. Сам по себе институт госприемки не был новым. В гражданских секторах экономики попытались применять методы управления, которые уже давно использовались на военных предприятиях. Военную продукцию принимали офицеры Министерства обороны СССР, независимые от администраций предприятий. Теперь же по всей стране была создана структура государственной приемки. Государственные инспекторы получили право приемки или выбраковки продукции по мере схождения ее с конвейера. К 1 января 1987 г. такие инспекторы появились па всех крупных предприятиях. Таким образом, вместо потребителя качество продукции стал определять чиновник, которого чаего связывали с предприятием "неделовые" отношения. Тем не менее госприемка обнаружила массовые нарушения стандартов качества. Это сильно задело материальные интересы предприятий, рабочие стали лишаться премий и различных надбавок. В итоге через два года госприемку ликвидировали.

Борьба с пьянством и суровые наказания за употребление спиртного на работе были частью кампании по наведению порядка и укреплению трудовой дисциплины, начатой еще по инициативе Ю. В. Андропова. Ни у кого не вызывала сомнений необходимость лечения этой застарелой социальной болезни. Однако и эту задачу пытались решать не созданием альтернативных форм досуга и повышением общей культуры населения, а чисто административным путем. В начале перестройки было принято постановление ЦК КПСС от 17 мая 1985 г. "О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма". В стране стали резко сокращаться производство и продажа спиртных напитков. Правда, в документе было написано о необходимости увеличения производства виноградных сухих вин и пива. На деле же было поспешно сокращено количество торгующих спиртным магазинов, производство стеклянной посуды для алкогольных напитков, вырубались виноградники. Некоторые участники команды реформаторов указывали на бессмысленность проводимой таким образом кампании и несомненный риск недополучения денег в бюджет. Однако по расчетам их противников сокращение потерь от пьянства на производстве должно было минимизировать бюджетные потери от постепенного сокращения продажи алкоголя. В итоге, несмотря на некоторый положительный эффект (сокращение травматизма, снижение уровня смертности, потерь рабочего времени, разводов по причине пьянства), эксперименты в борьбе с алкоголизмом способствовали раскручиванию инфляции и нарастанию бюджетного и товарного дефицита. Резкое сокращение продажи государственного алкоголя привело к стремительному росту самогоноварения. В магазинах стали исчезать сахар, дешевые конфеты, томатная паста и другие продукты, которые население перерабатывало в самогон. Все это вызывало недовольство населения. В результате антиалкогольная кампания к 1988 г. сошла на нет. В 1989 г. доход от торговли спиртным превысил уровень 1984 г.

Среди попыток реформирования экономики следует особо упомянуть обращение к опыту нэпа. В рамках этих начинаний произошла формальная легализация индивидуальной трудовой деятельности. В августе 1986 г. Совмин издал постановление, которое разрешало организовывать кооперативы по сбору и переработке вторичного сырья при местных советах. 20 министерств и около 60 предприятий получили право самостоятельно выходить на внешний рынок. Законом 19 ноября 1986 г. "Об индивидуальной трудовой деятельности" частная трудовая деятельность была легализована в 30 видах производства товаров и услуг. В январе 1987 г. разрешается создание и деятельность на территории СССР совместных с зарубежными фирмами предприятий. Но готовности менять экономическую основу строя не было. Поэтому одновременно появляется указ о борьбе с нетрудовыми доходами, что сразу ограничивает сферу частного предпринимательства. К тому же частников облагают неподъемными налогами, поэтому при отсутствии кредита заниматься производством было невозможно. В результате частный сектор стал заниматься не столько производством, сколько посредническими операциями, а также широко использовался для отмывания денег.

В июне 1987 г. состоялся Пленум ЦК КПСС, специально посвященный экономической концепции перестройки. В подготовке этой концепции участвовали видные экономисты А. Г. Аганбегян, Л. И. Абалкин, Н. Я. Петраков, Г. X. Попов и др. Суть их предложений состояла в повышении экономической самостоятельности предприятий, расширении сферы деятельности частного сектора. В том же году был принят закон о государственном предприятии (объединении). В его развитие издается 11 совместных постановлений ЦК КПСС и Совмина СССР (о Совмине, о Госснабе, Госплане, Минфине, республиканских органах управления, о реформе ценообразования, банковской системе). Предусматривалось расширение границ самостоятельности предприятий, перевод их на хозрасчет, установление прямой зависимости доходов коллектива от эффективности производства. С этой целью составление планов производства, выбор ассортимента выпускаемой продукции переходили в ведение самих предприятий. Планы должны были составляться на основе государственных заказов и прямых договоров с предприятиями и торговыми организациями. Все текущие затраты (оплата труда, реконструкция, социальное развитие) покрывались за счет предприятия, вносившего только платежи в бюджет за производственные фонды, землю, воду и т.д. Оставшиеся средства оставались в распоряжении предприятий. Закон предоставлял предприятиям большую свободу распоряжаться своей прибылью: вкладывать ее в развитие производства, повышать заработную плату работникам и т.д. Предусматривалось избрание руководителей предприятий, создание советов трудовых коллективов.

Министерства должны были руководить предприятиями не директивно, а с помощью экономических рычагов – системы цен, госзаказов, кредитов и т.д. Таким образом, принятие Закона о государственном предприятии означало начало коренной перестройки руководства экономикой. Результатом введения элементов рыночного регулирования хозяйственных отношений должно было стать прекращение производства не пользующейся спросом продукции, повышение ее качества и даже прекращение деятельности убыточных предприятий (ст. 23). Однако необходимых условий для осуществления реформы создано не было: руководство предприятий нс имело опыта реализации продукции, а посреднические конторы и биржи пока отсутствовали. Связи между предприятиями принимали форму натурального обмена (бартера) и не имели никакого отношения к рынку. Несмотря на то что госзаказ составлял в 1988 г. около 85%, предприятия требовали его увеличения. Выборность директоров далеко не всегда способствовала тому, что на этих должностях оказывались профессионалы. Правительство тогда не шло и на закрытие убыточных предприятий, опасаясь роста безработицы и проявлений социального недовольства. Был избран мягкий вариант бюджетной политики, когда предприятия в любом случае могли получать государственные средства на покрытие убытков, не прилагая при этом усилий для повышения эффективности производства с учетом рыночного спроса. Многие предприятия пошли по пути повышения заработной платы и цен на изделия, сокращая выпуск дешевой продукции.

Не смогло оздоровить экономику и законодательство в поддержку кооперации. В мае 1988 г. в СССР были приняты законы, которыми поощрялась частная инициатива в разных видах производственной деятельности. Наибольшее значение придавалось Закону от 26 мая 1988 г. № 8998-XI "О кооперации в СССР"[1]. В стране началось бурное развитие кооперативов, и спустя два года в них было занято около миллиона человек. Однако кооперативы не смогли насытить рынок товарами и услугами. Льготы позволяли кооператорам закупать сырье по низким государственным ценам, а продукцию реализовывать по коммерческим, обеспечивая сотрудникам значительно более высокую, чем в государственном секторе, зарплату. В итоге руководители многих государственных предприятий создавали при них кооперативы, пользуясь бесконтрольностью. В других случаях кооператоры брали в аренду госпредприятия, сдавали в качестве арендной платы тот объем выручки, который предприятие ранее имело, а прибыль получали за счет повышения цен. В результате материально-техническая база производства не увеличивалась, и вместо роста производства товаров получился рост цен и снижение качества продукции все тех же государственных предприятий. С помощью кооперации был легализован большой сектор теневой экономики, увеличивались социальные диспропорции.

К числу многообещающих начинаний рассматриваемого периода следует отнести развитие арендных отношений. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 апреля 1989 г. № 10277-XI "Об аренде и арендных отношениях в СССР"[2] трудовой коллектив мог взять в аренду у государства свое предприятие, чтобы в дальнейшем приватизировать его путем выкупа по чисто символическим ценам. Арендный сектор стал быстро развиваться, к началу 1992 г. на сданных в аренду российских предприятиях было занято 8% всех работающих в стране. Заводы и фабрики различных министерств теперь могли объединяться в акционерные общества и выпускать акции. В 1989–1991 гг. широкое распространение получили новые формы производственных объединений – концерны, корпорации.

Аналогичные преобразования были проведены в сельском хозяйстве. Провозглашалось равноправие всех форм собственности и развитие на селе арендных отношений. Как и в промышленности, в сельском хозяйстве вводился государственный заказ. Все, что производилось сверх госзаказа, могло реализовываться по договорным ценам.

Считается, что одной из главных причин неудач хозяйственных реформ стала недооценка финансовых рычагов, задержка ценовой и денежной реформ. Эти реформы были подготовлены уже к началу 1988 г., однако руководство побоялось тогда же запустить их. К середине 1990-х гг. в окружении Н. И. Рыжкова разрабатываются два варианта комплексных мероприятий по переходу к рынку ("Основные направления", разработанные под руководством академика Л. И. Абалкина, и "500 дней" С. С. Шаталина и Г. А. Явлинского). Лишь 22 января 1991 г. в стране была проведена очередная денежная реформа по конфискационному образцу, уже хорошо известному старшему поколению. Так пытались приостановить инфляцию и падение доходов населения. Указом М. С. Горбачева обращение 50- и 100-рублевых купюр образца 1961 г. в стране было прекращено, а выдача наличности с вкладов граждан была ограничена 500 руб. Обмен денег проводился в очень сжатые сроки, и в сберкассах моментально выстроились огромные очереди. Вслед за обменом денег последовало решение о повышении в несколько раз розничных цен. Через несколько месяцев вклады были разморожены, правительство стало проводить и компенсацию роста цен путем денежных выплат населению, но все равно эти меры воспринимались как антинародные. В экономику хлынул поток ничем не обеспеченных денег, что еще больше подорвало доверие к национальной валюте. Кроме того, президент М. С. Горбачев дал разрешение органам МВД и КГБ вмешиваться в хозяйственную деятельность предприятий, в том числе и совместных, что привело к резкому сокращению инвестиционной и торговой активности иностранного капитала на территории Советского Союза.

  • [1] Ведомости Верховного Совета СССР. 1988. № 22. Ст. 355.
  • [2] Ведомости Верховного Совета СССР. 1989. № 15. Ст. 105.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >