Специфика социально-психологического подхода

Как видим, сфера явлений социальной психологии очень широка. Однако по существу эта наука пытается выявить, как люди влияют друг на друга и как ведут себя в различных ситуациях, т.е. многообразные особенности социального поведения. Известно, что ряд других областей научного знания также занят исследованием определенных сторон социального поведения людей. В чем же состоит специфика именно социально-психологического анализа? Можно рассмотреть его отличие от других подходов на примере такого явления, как преступность в больших городах [255].

Социологи, экономисты, политологи и представители других общественных наук используют социетальный уровень анализа (т.е. такой, который относится к характеристикам общества как целого). При этом исследователи пытаются понять общие типы социального поведения. Например, уровень убийств, поведение избирателей или потребительские расходы. В соответствии с данным подходом социальное повеление объясняется такими факторами, как экономический спад, классовые конфликты, столкновения между конкурирующими этническими группами, неурожай в отдельных регионах, политика правительства или технологические изменения. Цель социетального анализа состоит в том, чтобы выявить связи между широкими социальными влияниями и общими типами социального поведения. Изучая насилие в городах, социологи занимаются поиском взаимосвязей между уровнем жестоких преступлений и такими факторами, как бедность, иммиграция или индустриализация общества.

Индивидуальный уровень анализа обычно используется в психологии личности и клинической психологии. Здесь поведение людей объясняется исходя из уникальной истории жизни данного человека и его психологических характеристик. В соответствии с этим подходом личностные черты и мотивы могут объяснить, почему тот или иной индивид ведет себя определенным образом и почему два человека могут реагировать совершенно по-разному в одной и той же ситуации. При индивидуальном уровне анализа проявляется тенденция объяснять жестокие преступления исходя из уникальной истории жизни преступника и его личностных черт.

Например, В. Л. Васильев подчеркивает необходимость исследования так называемых маргинальных личностей, основной характеристикой которых является внутренняя социальная нестабильность. Маргиналы (от лат. margo – край) отличаются неспособностью достаточно полно освоить культурные традиции и выработать соответствующие социальные навыки поведения в той среде, в которой они оказались. К примеру, житель сельской "глубинки", вынужденный жить и работать в большом городе, взрослый человек, переселившийся в регион, где говорят па незнакомом ему языке, и не знающий местных обычаев и традиций. Испытывая высокий уровень эмоционального стресса, маргинальная личность легко вступает в конфликт с окружающей социальной средой [25].

Социальные психологи обращаются к иному уровню анализа – интерперсональному (межличностному). Их внимание фокусируется на текущей социальной ситуации, в которой оказалась личность. Социальная ситуация включает в себя других людей в данной среде, их установки и поведение, а также их отношение к данной личности. Для понимания причин жестоких преступлений социальные психологи могут ставить вопрос так: какие виды интерперсональных ситуаций формируют агрессивные реакции, которые могут привести к возрастанию жестокого поведения? Одно из важных социально-психологических объяснений заключается в том, что состояния фрустрации вызывают у людей злобу и таким образом способствуют тенденции действовать агрессивно. Это называется гипотезой фрустрации-агрессии. В соответствии с ней предполагается, что человек, встретив препятствие на пути достижения желаемой цели, испытывает фрустрацию и гнев и в итоге может потерять контроль над своими эмоциями. Такой эффект фрустрации является одним из объяснений жестоких преступлений на интерперсональном уровне.

С помощью гипотезы фрустрации-агрессии, как полагают американские психологи, можно также объяснить, каким образом крупномасштабные экономические и социетальные факторы создают ситуации, приводящие к насилию и преступлениям. Например, неимущие люди, населяющие переполненные районы городских трущоб, несомненно, фрустрированы; они не могут получить хорошую работу, позволить себе приличное жилище, обеспечить безопасное окружение для своих детей и т.д. Фрустрация по всем этим поводам может вызывать гнев, который порой является прямой причиной жестокого преступления. Гипотеза фрустрации-агрессии сосредоточена на непосредственной социальной ситуации, чувствах и мыслях, которые данная ситуация вызывает у людей с различными социальными характеристиками, и влиянии этих субъективных реакций на поведение.

Конечно, каждый из указанных трех подходов (социетальный, индивидуальный, интерперсональный) обладает своей ценностью и является существенным, если мы хотим понять как можно более полно сложное социальное поведение. Поэтому имеется значительное совпадение в характере проводимых исследований среди указанных научных дисциплин. Данная книга вводит читателя в мир человеческого поведения, исходя из социально-психологической перспективы. Однако при этом мы должны отметить, что невозможно провести четкие демаркационные линии, отграничивающие социальную психологию от других наук. Известный французский социальный психолог С. Московичи характеризовал социальную психологию как "мост" между другими отраслями знания [228]. Он имел в виду, что социальная психология обращается к открытиям социологии, антропологии, политической науки, экономики и биологии, чтобы лучше понять, как индивид включается в большую социальную систему.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >