ПСИХОЛОГИЯ РЕЛИГИИ

В результате изучения главы 7 студент должен:

знать

  • • время становления психологии религии;
  • • предмет и основные методы психологии религии;
  • • место психологии религии в системе наук;
  • • основные направления в психологии религии, ее главных представителей, их фундаментальные идеи;
  • • основные этапы развития отечественной психологии религии и ее современное состояние;

уметь

  • • раскрывать соотношение рационального и иррационального, сознательного и бессознательного в психологии верующих людей;
  • • выявлять психологические корни религии;
  • • анализировать природу религиозных потребностей и религиозного опыта;

владеть

  • • методикой анализа и психологической интерпретации фактов в психологии верующих;
  • • способами классификации типов религиозного опыта;
  • • приемами типологизации верующих индивидов.

Предмет

Первоначально – в период, когда психология религии только формировалась как дисциплина, – преобладало представление, что предмет ее составляет субъективный опыт верующего: его эмоции, восприятия, волевые акты, состояния, переживания и т.п.

Ярким представителем этой точки зрения был Уильям Джеймс (1842–1910). Его работа "Многообразие религиозного опыта" как раз и была призвана собрать и систематизировать данные о разных видах переживаний верующих, причем, как указывает У. Джеймс, речь должна была идти об опыте "гениев в религиозной жизни", т.е. о наиболее ярких, наиболее характерных и убедительных свидетельствах из области религиозного переживания (не случайно исследователи говорят о том, что У. Джеймс использует метод анализа "крайних состояний"), У. Джеймс настойчиво подчеркивал, что именно личная, субъективная область религии должна быть в центре внимания психолога. "...Я намерен, – писал он, – совсем оставить в стороне тот вид религии, который воплощается в определенных внешне формах; я не буду говорить о церкви и постараюсь обращаться возможно меньше к теоретическому богословию и идеям о самом Божестве. Я хочу, насколько мне это доступно, всецело сосредоточиться на личной религии"[1].

Данный подход тесно связан с определенной концепцией религии, а именно; с представлением о том, что во всем комплексе религиозной жизни субъективный (причем преимущественно спонтанный) опыт является первичным и генетически, и функционально, в то время как все остальные компоненты религиозного "целого" – организация, культ, официальное вероучение – являются вторичными, т.е. производными от опыта. Это означает, что религиозный опыт выступает и источником религии как таковой, и главным звеном в цепи взаимосвязей и элементов, составляющих религию. Сторонников данного подхода было особенно много в конце XIX – первой половине XX в. Однако у этой точки зрения было и множество оппонентов, и, коль скоро на сцене появлялась другая концепция религии, возникало и иное представление о предмете (а заодно и об объекте) психологии религии.

Данные взгляды на религию в большинстве своем не разделяли конфессиональные психологи. Представители различных религиозных традиций предпочитали связывать возникновение своей веры не с опытом, а с Откровением. К опыту же, по большей части, они относились (и относятся) с опаской и недоверием. Соответственно, во главу угла конфессиональные исследователи ставили не столько опыт, сколько общую природу души человека, понимавшегося изначально как homo religious. Психология религии выступала у них как часть религиозной антропологии. Влияние религиозных психологов было особенно велико на этапе становления психологии религии, поскольку последняя, как и психология вообще, "выросла под крылом" теологии и философии и, даже отделившись от них, долго еще сохраняла следы первоначального родства.

Но "наступление" на религиозный опыт велось и с принципиально иных позиций. Очень характерно, например, что в рамках психологии бихевиоризма появлялись исследования в области религии, авторы которых придерживались не просто других, но радикально противоположных взглядов на предмет своего исследования. Бихевиоризм в принципе отрицает как возможность, так и необходимость исследовать субъективные состояния религиозных индивидов. Внимания исследователя достойно только поведение субъекта, и в области религии психолог может изучать только культ или другие формы религиозного поведения индивида в его соотношении со средой, выявляя такие компоненты, как "стимул" и "реакция", по возможности более полно абстрагируясь от веры, убеждений, эмоций и прочих переживании субъекта.

Однако не только бихевиоризм выступил с иным представлением об объекте (и, как следствие, о предмете) психологии религии. Сдвиги в отношении объекта (т.е. в вопросе о том, какие стороны религиозной жизни могут представлять интерес для психолога) происходили по мере того, как различные школы общей и социальной психологии накапливали опыт и инструментарий, позволявшие расширить спектр изучаемых объектов.

Ученые обратили внимание на то, что граница между "внутренней" и "внешней" сторонами религии прочерчена далеко не так четко и однозначно, как это представлялось У. Джеймсу и его единомышленникам. Существует значительный пласт религиозных явлений, которые носят интерсубъективный характер и тем самым образуют большую (и очерченную достаточно неопределенно) пограничную область между "внутренним" и "внешним". К ним относятся в первую очередь вероучение и система религиозной социализации. Вероучение имеет объективную составляющую, которая зафиксирована в текстах или устной традиции и сохраняется (или развивается) усилиями религиозной организации. Для каждого нового адепта оно первоначально существует вне и независимо от него, от его воли и сознания, существует как данность общественной жизни и осваивается им как его "объект" наряду с другими объектами. Однако будучи интериоризировано, т.е. воспринято верующим с большей или меньшей степенью доверия, оно встраивается в общую систему мировоззрения субъекта, воспринимается им как система своих, внутренних ценностей и ориентиров и в этом качестве составляет систему его внутренней религиозности. Вероучение, таким образом, приобретает и ярко выраженный субъективный аспект.

Аналогично обстоит дело и с системой религиозной социализации. Система религиозного обучения и воспитания существует, с одной стороны, объективно: она использует объективированные, т.е. так или иначе социально закрепленные стандарты (методы воспитания и обучения, учебники, эталоны поведения, авторитеты и т.п.). Но с другой стороны, она предназначена для того, чтобы формировать определенные стереотипы внутренней религиозности индивида – его религиозного переживания, религиозного мышления, религиозно направленного волевого акта. Их выработка является конечной задачей системы, и потому они выступают как формирующий ее существенный принцип.

Психология обратилась к исследованию вероучений и текстов различных религий во всем их объеме. В настоящее время психологические исследования религиозных текстов разного рода представляют собой одну из наиболее обширных глав в психологии религии (в нее входит и так называемая психологическая экзегетика – изучение текстов Священного Писания в рамках конфессиональной психологии).

Аналогичным образом, расширение подхода к объекту исследования (с включением объективных компонентов) произошло и в отношении системы религиозной социализации. В области церковного образования и воспитания психология религии оказалась востребованной более, чем где бы то ни было. Существование социального заказа (а соответственно, административная поддержка и финансирование) резко выделило эту область из других областей психологии религии и обеспечило ей преимущественное развитие. Конечно, главным образом речь шла о конфессиональной психологии, однако с определенного момента (для протестантских конфессий этот момент наступает после

Второй мировой войны, а для католицизма – после Второго Ватиканского Собора) церковные ученые начинают активно заимствовать парадигмы и методы светской психологии, успешно адаптируя их для решения своих задач. Особенно активно привлекались здесь данные социальной психологии, в результате чего в поле зрения психологии религии оказались и совсем уже "внешние" стороны религиозного "организма" – церковные и монастырские общины, церковная иерархия, отношения внутри религиозных групп и между ними и т.п.

Таким образом, развитие психологии религии на протяжении первого века ее существования как науки, т.е. XX в., привело к отказу сводить ее объект только к тому, что "является субъекту" в качестве его собственного переживания, и расширить круг интересов психолога настолько, чтобы включить в него (по крайней мере, потенциально) весь спектр явлений религиозной жизни, не делая никаких исключений. В состав объекта психологии религии стали включать все те позиции, которые охватывает определение религии вообще; во всех явлениях религиозной жизни есть такая сторона, которая заинтересует психолога. Ныне предмет психологии религии составляют психологические аспекты и закономерности всех религиозных явлений.

  • [1] Джеймс У. Многообразие религиозного опыта. СПб., 1992. С. 39.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >