Культ предков. Идея души и посмертного существования

Имея в виду индоевропейцев, Фюстель де Куланж писал, что "религия мертвых была самой древней из всех верований этой человеческой расы. Прежде чем представить себе и возвеличить Индру или Зевса, человек обоготворил мертвых; они внушали ему страх, к ним он обращался с молитвою. Возможно, что религиозное чувство началось именно здесь"[1]. Существование у греков религиозного чувства по отношению к умершим предкам очевидным образом являет себя уже в микенский период. Наиболее древние, шахтные гробницы Микен (XVI в. до н.э.), как и купольные гробницы, толосы, – это впечатляющие некрополи царей и знати. Их масштабное строительство, оснащение роскошной погребальной утварью и ценностями свидетельствуют о том огромном значении, которое имел в сознании ахейских греков культ предков. Разумеется, усыпальницы – это памятники прежде всего элитарной, дворцовой религии басилеев и аристократов, несомненно, однако, что и на уровне народной религии почитание предков занимало высокое положение.

Умершие и должным образом захороненные люди для греческого религиозного сознания святы. Язык античных авторов дает достаточно примеров употребления ιερός в контексте культа мертвых. Слово ιερός выражает в таких случаях идею почитания умерших и их высокого посмертного положения. Верования греков допускали, что после смерти человек становится подземным божеством, поэтому применительно к умершему нередко употреблялось слово θεός (бог). Типично для греков также восприятие умерших как демонов, обозначение мертвеца именем δαίμων – общее место античных текстов. За этими обозначениями – θεός, δαίμων – стояло восприятие покойника как существа, исполненного магической силой.

Добродетельное или дурное прижизненное поведение человека, как полагали греки, не влияло существенно на посмертное положение: и хороший, и дурной человек после смерти переходили на положение влиятельного потустороннего существа. Различие состояло в том, добрый человек становился добрым духом, злой – злым. Несравненно большее значение имел факт должного погребения мертвого тела.

Верно исполненный похоронный обряд был для греков непременным условием правильного посмертного состояния. Решающую роль играл акт погребения тела (предварительно кремированного в большинстве случаев). Похороны, насколько возможно почетные, с жертвоприношениями и тризной, были строжайшей обязанностью родственников. Невозможность предания тела земле или намеренное пренебрежение обрядом оборачивались для души и родственников страшными несчастьями. Мертвец становился несчастным скитальцем, в своих блужданиях он из мести творил злодеяния живым. Родственники, оставившие тело без погребения, навлекали на себя тяжкий позор как нарушители божественной заповеди и священного долга перед предками[2]. Более того, непогребенное тело становилось источником скверны для местности и даже страны. Лишь захоронение останков наделяло усопшего пристанищем, а посмертные жертвоприношения вином и яствами обеспечивали сытую жизнь в могиле.

В основе императивов священного долга перед умершими родственниками лежали представления о душе и посмертном существовании. У греков было два основных понятия, выражавших представления о душе – θυμός (дыхание, дух, сердце) и ψυχή. Душа-Θυμός связана прежде всего с дыханием, грудной клеткой, сердцем, мыслью и чувством; она действует, пока человек жив. Душа-ψυχή – это духовная субстанция личности, локализованная в голове. Она – бессмертное начало жизни. Душа-ψυχή оставляет тело после смерти и в образе тени переходит в потусторонний мир. Согласно другому воззрению, отделяющаяся от тела душа птицеподобна.

Тексты классической эпохи свидетельствуют, что в этот период идея бессмертной души подвергалась в среде верующих большим сомнениям. Платон в "Федоне" говорит о том, что "большинство людей" верит, что душа, выйдя из тела, рассеивается подобно воздуху или дыму и погибает[3]. Однако рядом с этими скептическими воззрениями продолжали существовать восходящие к архаическим верованиям представления о жизни души после смерти.

В вопросе о том, где и как пребывает душа после смерти, у греков никогда не было единого мнения. На идею о жизни души в могильном склепе накладывались воззрения об Аиде, подземном мире, а также о неких "островах блаженных". Вера в посмертное существование служила основанием развившейся в античной Греции идеи воздаяния. В Аиде происходит суд над душами, худшие из них отправляются в тартар – самый нижний ярус подземного царства. Подробную разработку идея воздаяния получает в одном из религиозных течений – орфизме. К V–VI вв. до н.э. идея посмертных кар получает массовое распространение и сопрягается с образом ада – мрачного узилища для преступных и святотатственных душ.

Грекам была хорошо известна идея переселения души. В контексте учения о метемпсихозе Аид выступал местом упокоения души после странствий по циклам перерождений. Сюда, в сообщество богов, попадали лишь лучшие, чистые души (у Платона – души философов), другие по закону воздаяния получали новый удел в человеческом или животном теле.

Связь между живыми и перешедшими в подземный мир родственниками не прерывается: вместе они составляют одну общину, где живые связаны обязательствами перед умершими. Угождение насельникам Аида правильным выполнением семейного и общественного долга было одним из важнейших мотивов поведения грека. В социальном плане культ предков, идеи бессмертия души и посмертного воздаяния содействовали сплочению семейных и полисных общин, выступали действенными регуляторами нравственного сознания.

  • [1] Coulanges F. La cite antique. Paris, 1893. P. 22.
  • [2] Софокл. Антигона. 70–79.
  • [3] Платон. Федон. 70а, 80е. Поли. собр. соч. Т. 2. М., 1993.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >