Зоороастризм в государствах Древнего Ирана

Спустя некоторое время после своего возникновения зороастризм начал распространяться в Мидию, Персию и другие страны иранского мира. Есть предположение, что в первом крупном иранском государстве древности – Мидийской державе – в период правления последнего ее царя зороастризм уже стал официальной религией.

С приходом в середине VI в. до н.э. к власти в Иране персидского рода Ахеменидов и созданием ими обширной мировой империи эволюция религиозных верований иранцев продолжилась. Окончательно сложившуюся в период Ахеменидов (VI–IV вв. до н.э.) религию раннеклассового общества можно условно назвать маздеизмом: в ней прежде всего почитался Ахура-Мазда, осознававшийся как демиург, воплощение и носитель блага. Выступал он, однако, в окружении других божеств, весьма недифференцированных по функциям и месту в аморфной иерархии. Резко усилился в маздеизме дуализм – и сюжетный, и ролевой, и этический: дурному противопоставлялось благое (божество, деяние), тьме – огонь (храмы огня стали основным местом культа), злу (социальный и природный беспорядок) – добро (вода, земледелие, город; справедливость). Наследственные жрецы-маги (магу – мидийское племя, фактически монополизировавшее при Ахеменидах отправление культа) старательно закрепляли сословный характер вероучения маздеизма.

При Ахеменидах зороастризм сосуществовал с религиозными традициями персидского и других иранских народов, религией жреческой касты магов, а также религиями и культами многочисленных народов, покоренных персидскими царями, от египтян и греков на западе до индийцев на востоке. Персы ахеменидской эпохи продолжали поклоняться древним индоиранским божествам природы – Митре (бог Солнца и света), Анахите (богиня воды и плодородия) и др., т.е. тем самым, которых в свое время отверг Заратуштра. Вероятно, персы так и не приняли зороастризм до конца царствования Ахеменидов.

Что касается магов, составлявших влиятельную жреческую корпорацию, то, по сообщениям многих античных авторов, они были учениками и последователями Заратуштры. Некоторые современные ученые полагают, однако, что маги были принуждены Лхеменидами принять зороастризм, но впоследствии исказили его, введя культ дэвов, запрещенный Заратуштрой. Другие историки считают, что распространение культов Анахиты и Митры при поздних Ахеменидах было результатом влияния религиозных представлений персидского и других иранских народов, продолжавших поклоняться своим древним божествам. При этом первенствующее положение Ахура-Мазды в царском пантеоне сохранялось.

В IV в. до н.э. началась доктринальная обработка зороастрийского учения о борьбе добра и зла. При этом сложилась доктрина зерванизма, согласно которой добрый дух Ахура-Мазда и злой дух Анхра-Майнью являются сыновьями-близнецами Бесконечного времени – бога времени Зрвана. Каждый из этих духов обладает равной силой и правит миром по три тысячи лет, после чего в течение следующих трех тысяч лет между ними будет происходить борьба.

Зороастрийские жрецы разработали эсхатологическую доктрину, согласно которой мировая история длится 12 тысяч лет. Первые три тысячи лет были "золотым веком", когда не было ни холода, ни зноя, ни болезней, ни смерти, ни старости. Земля была обильна и плодородна, по ней ходили тучные стада. То был период господства Ахура-Мазды. С окончанием "золотого века" Анхра- Майнью навел на землю голод, болезни, смерть. Но в мир явится спаситель из рода Заратуштры, и в конечном счете добро одержит полную победу над злом, возникнет вечное царство справедливости, и Ахура-Мазда станет господином Вселенной.

По мнению ряда исследователей, учение зороастрийских жрецов о конце мира и воскрешении мертвых, о грядущем спасителе и последнем суде стало одним из источников подобных же представлений в иудаизме, христианстве, исламе и других религиях. Некоторые положения зороастрийского учения могли быть восприняты и древнегреческими философами. Во всяком случае это учение было им в общих чертах известно. О нем писали Аристотель, Плутарх, Диоген Лаэртский (конец II – начало III в.).

Если раннему зороастризму было чуждо идолопоклонство (в гатах Ахура-Мазда выступает как существо абстрактное, бестелесное), то при Ахеменидах в нем появился элемент антропоморфизма. М. А. Дандамаев так объясняет это нововведение персидских царей: "Они должны были показать своего бога десяткам и сотням подвластных им народов. Символом верховного бога Ахура-Мазды был выбран символ верховного бога ассирийцев – Ашшура. Здесь даже не требовались серьезные иконографические изменения: на позднеассирийских цилиндрах Ашшур изображался в виде фигуры царя между двух распахнутых крыльев, в солнечном диске, а на эламских цилиндрах – почти так, как позже у Ахеменидов, – в зубчатой короне. <...> Порталы дворцов Персеполя, главные сцены на лестницах венчало изображение солнечного диска с крыльями – символа, широко распространенного в Египте, но, вероятно, истолкованного как символ Ахура-Мазды. <...> В Персеполе раскопано много печатей, на которых изображен крылатый Ахура-Мазда в солнечном диске"[1].

Разгром Ахеменидов и захват их империи Александром Македонским, последовавшие за его смертью в 323 г. до н.э. междоусобные войны его преемников-диадохов и возникновение в Азии эллинистической державы Селевкидов способствовали тесному взаимопроникновению там греческих и местных культур и верований. Пантеон богов, которым поклонялись в разных частях эллинизированной Азии, заметно увеличился. Зороастризм утратил положение государственной религии, хотя его традиция и сохранилась.

В середине III в. до н.э. власть в Иране перешла к местной династии Аршакидов, происходившей из Парфии. Парфянское царство Аршакидов просуществовало до первой половины III в. н.э. и долгое время было крупнейшей державой, соперничавшей с Римом за гегемонию в Западной Азии.

В парфянскую эпоху в разных частях империи продолжали сохраняться эллинистические традиции и культы греческих богов, имели хождение также иудаизм, раннее христианство и другие религии. Древние иранские божества нередко отождествлялись с греческими и римскими: Зевс воспринимался как Ахура-Мазда, Митра как Аполлон и т.п. В самой Парфии Ахура-Мазда был включен в круг других иранских богов, таких как Митра и Анахита. Некоторые данные указывают на то, что сохранился и зороастрийский культ, существовали храмы огня и зороастрийский календарь.

При Аршакидах действовал совет иранских жрецов-магов, предпринимались попытки кодификации Авесты и редактирования некоторых ее разделов, хотя главной оставалась устная традиция.

Наиболее полного развития зороастризм достиг в эпоху Сасанидов, иранской династии, пришедшей на смену Аршакидам и правившей с 224 г. до завоевания Ирана арабами в VII в. Сасаниды, происходившие, как и их далекие предшественники Ахемениды, из Парса, считали себя законными наследниками древнеперсидских парей и покровительствовали возрождению иранских традиций. При них зороастризм стал государственной религией, а корпорация зороастрийских жрецов приобрела исключительное влияние. Возглавлял жреческую касту магупат (глава магов). Позднее появился титул магупатан-магупат (в более позднем звучании – мобедан-мобед), т.е. "маг магов" – по аналогии с древним царским титулом "царь царей". Верховный жрец стал считаться вторым лицом в государстве после царя. Зороастрийскими жрецами разрабатывались вероучение, обрядность, различные ритуалы. По мере укрепления государственной религии усиливалась нетерпимость к иноверцам.

В условиях обострения социальных противоречий и углублявшегося кризиса античного сознания в сасанидской империи, как и в некоторых соседних странах, появлялись многочисленные новые вероучения, нередко эклектические. Самым влиятельным из них было манихейство, вобравшее в себя элементы зороастризма, христианства, гностицизма, буддизма.

В конце V в. в сасанидском Иране развернулось массовое общественно-религиозное движение маздакитов, в основе идеологии которого было учение секты зарадуштакан (возникла еще в середине II в.), претендовавшее на знание истинного первоначального смысла зороастризма, позднее якобы искаженного жрецами. Маздакитское движение приобрело столь мощный размах, что сам царь Кавад примкнул к числу приверженцев Маздака и взял его под свое покровительство. Это явилось одной из причин заговора против царя, организованного жрецами и знатью. Кавад был заточен в замок, но вскоре бежал оттуда и сумел вернуть себе власть, хотя и был вынужден отказаться от прямой поддержки Маздака, оставаясь его единомышленником. Позднее царь, заподозрив Маздака и его ближайших сподвижников в заговоре, казнил их.

При сыне и преемнике Кавада Хосрове I разгром маздакитов был завершен, и положение официального зороастризма упрочилось. Было продолжено составление и редактирование канонического текста Авесты, сопровождавшееся изъятием некоторых частей и добавлением произведений на среднеперсидском языке. Анонимный автор зороастрийского сочинения Денкарт, написанного в IX в., сообщал, что при Сасанидах Авеста состояла из 21 части. Дошедшая до нас Авеста состоит из трех главных книг: Ясна, Яшта и Видевдат. Кроме того, в сасанидское время был составлен сборник извлечений из Авесты, в основном молитв, названных Малой Авестой (Хурд Авеста). Из 21 книги, существовавшей при Сасанидах, полностью сохранилась лишь одна – Видевдат. Это прежде всего свод законов о ритуальной чистоте, о дозволенном и запретном и т.п.

  • [1] Данда.чаев М. А., Луконин В. Г. Культура и экономика Древнего Ирана. М., 1980. С. 326-327
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >