Идейные истоки

Учение Мани несмотря на его определенность не было догматичным. Распространившись на обширной территории, оно отразило особенности региональных культур. Так, различают западный, приспособленный к христианству, и восточный, приспособленный к буддизму, варианты манихейства. Например, на Западе Мани называют апостолом Христа, а в восточных текстах он именуется Буддой Света, Мани-Буддой. Восточные манихеи и свои монастыри создавали по типу буддийских.

Недогматический характер манихейства во многом обусловлен тем, что Мани соединил в своем учении оригинально переработанный, достаточно яркий и впечатляющий материал разных религий и философских учений. Он отобрал из вавилонско-персидской мифологии, буддизма, гностицизма, христианства положения, призванные в синтезе обосновать теологическую систему последовательного дуализма и в этом русле определить место и роль человека в земном мире. Одним из истоков манихейской концепции дуализма был зороастризм. В учении Мани фигурировали имена зороастрийских божеств. Отсюда же заимствованы в несколько трансформированном виде космологические и эсхатологические представления. Буддизм повлиял на пессимистическое представление манихейства о земном мире как месте неизбывных страданий, а также на представления о метемпсихозе, возможно, воспринятые через гностиков.

Самое сильное воздействие на формирование манихейства оказал гностицизм – недаром эту религию иногда называют гностической. Неслучайно в манихейские общины вступали последователи гностицизма. Из гностических сочинений почерпнуты некоторые персонажи манихейского пантеона. Влияние гностицизма сказалось в резко критическом отношении к Ветхому Завету как творению злого Бога, в подозрительном отношении к Новому Завету, якобы частично подделанному людьми, захотевшими, по словам Августина, привить к христианской вере иудейский закон. Гностицизм обогатил манихейство учением об избранных духовных личностях, посланных людям Богом и несущих особое знание – гнозис. Отсюда следовала проповедь аскетизма, строгого воздержания в питании и половой жизни, а также нетрадиционная трактовка библейского сюжета о древе познания в райском саду (Адам вкушает плод с древа познания по совету Иисуса для восприятия гнозиса). В манихействе нашли отчетливое отражение также христианские идеи и образы. В Новом Завете манихеи признавали только Евангелия и послания апостола Павла, отбирая положения о противоположности света и тьмы, духа и плоти, используя в частности образ Иисуса Христа, правда, в своеобразной трактовке, а также представление о Параклете, Святом Духе, воплотившемся якобы в Мани. Из христианства же почерпнуты идея мессианства, а также некоторые элементы культа.

Согласно Мани, наличие множества религий в мире есть свидетельство искажения ими первоначальной истинной веры, которая существовала всегда и в разных формах время от времени появлялась в обществе благодаря небесным посланникам. В манихейство, чтобы отличить истинную веру от ложной, вводится понятие лжеучения, или секты. Лжеучениями Мани называл все религиозные течения, кроме манихейства, считая их инспирированными Мраком. Они суть остатки деградировавших религий, существовавших до манихейства и представлявших собой закономерно сменяющие друг друга разновидности единой истинной религии. В периоды, когда Апостолы уходят из мира, церковь под влиянием закона греха впадает в заблуждение. Очередной Апостол преодолевает лжеучения, провозглашая истинную веру. Своими предшественниками в деле постижения истины посредством божественного откровения Мани считал Будду, Заратустру и Иисуса Христа. Есть сведения о том, что Мани признавал приобщенность к учению о добре и мудрости также Адама, Еноха, Ноя, Сима, Авраама. В этом плане учение Мани является как бы прообразом современных глобальных синкретических религий типа веры бахай. Предшественники, по мнению Мани, не смогли выразить истину во всей ее полноте хотя бы потому, что проповедовали на ограниченных территориях. Мани считал, что его учение превосходит все бывшие и наличествующие религии и несет людям подлинный свет истины. Он надеялся на то, что его учение станет приемлемым для всех народов и сыграет решающую роль в космическом процессе битвы субстанций.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >