Физиологический аффект (аффект, вызванный единичным психотравмирующим воздействием поведения потерпевшего)

1. Первая фазадоаффективная

Основные признаки:

  • 1.1. Субъективная неожиданность экстремального психотравмирующего воздействия.
  • 1.2. Субъективная внезапность возникновения аффективного взрыва.

Дополнительные признаки:

  • 1.3. Ощущение субъективной безвыходности сложившейся ситуации.
  • 1.4. Неблагоприятное психофизиологическое состояние (переутомление, недосыпание, соматическое заболевание и пр.).
  • 2. Вторая фазааффективного взрыва

Основные признаки:

  • 2.1. Взрывной характер эмоциональной реакции.
  • 2.2. Частичное сужение сознания.
  • 2.2.1. Фрагментарность и неполнота восприятия (симультанная и сукцессивная). Фрагментарность симультанного восприятия – неполное восприятие ситуации в отдельный момент времени. Фрагментарность сукцессивного восприятия – неполное восприятие динамики ситуации, действий потерпевшего и своих действий во времени.
  • 2.3. Нарушения произвольной регуляции деятельности.
  • 2.3.1. Расстройство опосредованности действий.
  • 2.3.2. Расстройство контроля действий.
  • 2.3.3. Снижение способности к прогнозу результатов действий.
  • 2.3.4. Отсутствие прогноза отдаленных последствий действий.

Дополнительные признаки:

  • 2.2. Относящиеся к частичному сужению сознания.
  • 2.2.1. Заполненность сознания переживаниями, связанными с психотравмирующим воздействием.
  • 2.2.2. Элементы искаженного (иллюзорного) восприятия.
  • 2.2.3. Элементы утраты чувства реальности окружающего.
  • 2.2.4. Элементы ощущения отчуждения своих действий.
  • 2.3. Относящиеся к нарушениям произвольной регуляции деятельности.
  • 2.3.1. Двигательные автоматизмы (стереотипии).
  • 2.3.2. Нарушения речевой деятельности.
  • 2.3.3. Несоответствие агрессивных действий обвиняемого его ценностно-смысловой сфере, направленности личности или типичным для него способам реагирования.
  • 2.4. Резкое изменение вазомоторных и иных вегетативных проявлений.
  • 3. Третья фазапостаффективная

Основные признаки:

  • 3.1. Физическая астения (истощение).
  • 3.2. Психическая астения (истощение).

Дополнительные признаки:

  • 3.3. Дезорганизация психической деятельности.
  • 3.4. Неполное осознание (недопонимание) случившегося.

Условием диагностики аффекта, наряду с типичной для аффектов трехфазностью возникновения и течения эмоциональной реакции, является установление высокой степени эмоционального возбуждения, возникающего после психотравмирующего воздействия, которое сопровождается частичным сужением сознания и препятствует полному осознанию своих действий и их произвольной регуляции.

Субъективно аффект ощущается человеком как совершение чуждых ему действий, а одним из дополнительных критериев, отражающих снижение уровня регуляции поведения, является несоответствие действий обвиняемого его ценностно-смысловой сфере и нетипичность его действий по отношению к привычным способам реагирования.

При физиологическом аффекте ограничение произвольной регуляции поведения обусловлено высоким уровнем эмоционального возбуждения.

Кумулятивный аффект (аффект, вызванный длительной психотравмирующей ситуацией, связанной с поведением потерпевшею)

1. Первая фаза – доаффективная

Основные признаки:

  • 1.1. Кумуляция (накопление) эмоциональной напряженности.
  • 1.2. Субъективная внезапность возникновения аффективного взрыва или выраженного эмоционального напряжения в ответ на очередное психотравмирующее воздействие (реальное, условное, ассоциативно связанное с длительной психотравмирующей ситуацией).

Дополнительные признаки:

  • 1.3. Ощущение субъективной беспомощности.
  • 1.4. Ощущение безысходности сложившейся ситуации.
  • 1.5. Неудачные попытки совладающего поведения – наличие фрустраций, связанных с поиском выхода из психотравмирующей ситуации.
  • 1.6. Формирование психологических защит, снижающих степень психотравмирующего воздействия.
  • 1.7. Неблагоприятное психофизиологическое состояние (переутомление, недосыпание и пр.).
  • 2. Вторая фаза – аффективного взрыва или кульминации эмоционального напряжения

Основные признаки:

  • 2.1. Частичное сужение сознания.
  • 2.1.1. Фрагментарность и неполнота восприятия (симультанная и сукцессивная).
  • 2.1.2. Заполненность сознания переживаниями, связанными с психотравмирующим воздействием.
  • 2.2. Нарушения произвольной регуляции деятельности.
  • 2.2.1. Расстройство опосредованности действий.
  • 2.2.2. Расстройство контроля действий.
  • 2.2.3. Снижение способности к прогнозу результатов действий.
  • 2.2.4. Отсутствие прогноза отдаленных последствий действий.

Дополнительные признаки:

  • 2.3. Относящиеся к частичному сужению сознания.
  • 2.3.1. Элементы искаженного (иллюзорного) восприятия.
  • 2.3.2. Элементы утраты чувства реальности окружающего.
  • 2.3.3. Элементы ощущения отчужденности своих действий.
  • 2.4. Относящиеся к нарушениям произвольной регуляции деятельности.
  • 2.4.1. Двигательные автоматизмы (стереотипии).
  • 2.4.2. Нарушения речевой деятельности.
  • 2.4.3. Резкое изменение вазомоторных и иных вегетативных проявлений.
  • 3. Третья фаза – постаффективная

Основные признаки:

  • 3.1.1. Физическая астения (истощение).
  • 3.1.2. Психическая астения (истощение).

Дополнительные признаки:

  • 3.2.1. Дезорганизация психической деятельности.
  • 3.2.2. Неполное осознание (недопонимание) случившегося.
  • 3.2.3. Субъективное переживание облегчения, разрядки напряжения, разрешения психотравмирующей ситуации.

Для личностной структуры подобных обвиняемых характерны высокий самоконтроль, склонность к обдумыванию своих действий, низкий уровень агрессивности. Интенсивность агрессивного побуждения в момент совершения преступления обусловлена высоким уровнем эмоциональной напряженности, развившейся у них в длительной психотравмирующей ситуации. До разрядки напряжения для обвиняемых характерен перебор вариантов поведения, направленных на снижение этой напряженности. После исчерпания всех стратегий поведения и психологических защит, направленных на изменение ситуации, эмоционально обусловленный выбор агрессивного действия (возникающего обычно в ответ па очередную психогению по типу "последней капли") оказывается импульсивным и безальтернативным.

Если при физиологическом аффекте как непосредственной реакции на разовое психотравмирующее воздействие выбор действия является первым и единственным, то при кумулятивном аффекте агрессия – субъективно последний и единственный выход из психотравмирующей ситуации. Ниже приводится пример пациента с данным вариантом физиологического аффекта.

Подэкспертный Н., 37 лет. Анамнестические данные. Наследственность хроническими психическими заболеваниями не отягощена. В раннем детстве испытуемый болел простудными заболеваниями, отитом, по поводу чего лечился стационарно. Обучение в школе начал с 7 лет, учился удовлетворительно. В средние школьные годы перенес черепномозговую травму, стационарно не лечился. В старших классах занимался боксом, спортивного разряда не имел. После 10 классов средней школы окончил ПТУ по специальности "электрогазосварщик". С 17 лет состоит в браке, имеет двух дочерей. В возрасте 19 лет привлекался к уголовной ответственности по обвинению в грабеже, отбывал 3 года в местах лишения свободы. В дальнейшем работал по специальности, одновременно закончил заочное отделение геологоразведочного техникума. В течение последнего времени работал в жилищно-эксплуатационном управлении (ЖЭУ) газосварщиком. Согласно производственной характеристике "проявил себя как грамотный, квалифицированный специалист. Характер властный, обладает организаторскими способностями, но в то же время вспыльчив, на него периодически возлагались обязанности бригадира. Спиртными напитками не злоупотреблял". Свидетели отмечали, что Н. эмоциональный, вспыльчивый, но отходчивый, справедливый, трудолюбивый, мастер своего дела. По характеру спокойный, но если допущена какая-то несправедливость, то он бывает вспыльчивым, болезненно реагирует на это. Он всегда мог сказать правду в лицо, открыто критиковал людей, невзирая на должности. По показаниям свидетелей, после того как в ЖЭУ появился новый начальник С., "людей лихорадило и невозможно было работать", "С. практически преследовал Н., применял к нему всевозможные придирки", у "С. были личные требования к Н.".

Со слов испытуемого, новый начальник сразу же предложил ему прекратить лечение после полученного на производстве ожога и выйти на работу, поставил ему три прогула, лишил приработка. В тот период, в возрасте 36 лет, Н. предпринимал суицидальную попытку – хотел отравиться лекарствами из аптечки, ему оказывалась медицинская помощь. Бригадой "скорой медицинской помощи" был установлен диагноз: "Острое отравление медикаментами. Реакция на ситуацию, суицид". В дальнейшем, наблюдая несправедливое, по его мнению, отношение С. к другим работникам, он высказывался об этом на производственных собраниях, из-за чего С. "выискивал несуществующие погрешности" в его работе.

Протокол производственного собрания, где председательствовал Н. и в ходе обсуждения было вынесено недоверие начальнику, был передан в вышестоящую организацию. С. посте этого собрания написал заявление об увольнении, но потом заявление забрал. Вскоре после этого в отдел кадров поступил приказ об увольнении Н. за прогулы, изданный на основании докладных о его систематическом отсутствии на работе. На учете у психиатра и нарколога испытуемый не состоял. Как известно из материалов дела, к Н. домой пришел председатель профкома и принес приказ о его увольнении. На следующий день утром Н. пришел в ЖЭУ с намерением поговорить с начальником. Когда Н. вошел в его кабинет, С. приказал ему выйти и ждать в приемной, а затем пытался вытолкнуть из кабинета, после чего между испытуемым и С. завязалась драка, в ходе которой Н. достал перочинный нож и нанес несколько ударов С., от которых тот скончался.

Испытуемый был задержан через 1,5–2 часа после убийства сотрудниками милиции. При задержании был взволнован, свою вину не отрицал, сообщил, что все произошло неожиданно, так как был в сильно возбужденном состоянии, плохо помнит происшедшее. В дальнейшем проходил повторные судебные психолого-психиатрические экспертизы, которые давали противоречивые заключения о психическом состоянии Н. в момент совершения правонарушения. В связи с этим был направлен для прохождения комплексной стационарной судебной психологопсихиатрической экспертизы. Ко времени обследования находился под стражей уже около двух лет.

При освидетельствовании было установлено следующее. Сомито- неврологическое состояние. Со стороны внутренних органов без патологии. Заключение невропатолога: "Органические изменения ЦНС, возможно последствия повторных черепно-мозговых травм". Психическое состояние. Испытуемый в ясном сознании. Правильно ориентируется в месте, времени и собственной личности, понимает цель проводимого ему обследования. Охотно вступает в беседу, активен. Речь правильная, последовательная, эмоциональная. Мимика живая, адекватная. Считает себя психически здоровым человеком, при общем расспросе спонтанно предъявляет умеренно выраженные жалобы на головные боли и жалобы общеастенического характера (ощущения слабости, вялости, "разбитости"). С напором, возмущенно рассказывает о сложившейся в ЖЭУ конфликтной ситуации. Говорит, что всячески старался избегать открытых конфликтов с начальником, так как из-за служебной жилплощади не мог уволиться. Однако пытался изменить ситуацию с помощью производственных собраний, на которых высказывалась критика в адрес руководства. Негодует, что после критического выступления начальник находил поводы для наказания "неугодных". Получив известие о своем увольнении, был удивлен, возмущен, разгневан, так как в указанные дни выполнял текущую работу, ходил по участку. Подробно рассказывает о том, что собирался обратиться в суд для восстановления на работе, пришел в ЖЭУ в тот день, чтобы подписать обходной лист, среди инструментов обнаружил перочинный нож, сразу же решил, что вскроет себе вены в присутствии начальника и инженера, но чьей докладной был издан приказ об увольнении. Разговор с начальником сразу же начался в повышенных тонах, так как тот не хотел его слушать, пытался вытолкать из кабинета. Признает, что ударил его локтем, не видел куда, сам в это время доставал из кармана и раскладывал нож. Заметил боковым зрением неестественное положение стула, видел "боковые поверхности его ножек", пытался перехватить удар. Не чувствовал боли, "только какая-то темнота, мрак, все стало в черном цвете, фрагментарно, как панорамная съемка", не помнит, как нанес удары ножом. Пришел в себя от женского крика. После этого увидел разбитое стекло, поломанный стул, пятна на полу. В кабинете никого не было, пошел по этим пятнам, увидел С., который стоял, опершись на входную дверь, и что-то говорил или кричал на улицу, на его рубашке было темное пятно, но тогда не понял, что это была кровь. Ударил его кулаком и вышел. Сразу же "резко включились очень яркие цвета, деревья были зеленые, асфальт голубой". Шел куда-то без определенной цели, "перед глазами стояла розово-красная пелена, что-то шумело, как листья на ветру, но шум исходил изнутри и выходил из меня". После сообщения о смерти С. от встреченных знакомых лиц пришел в мастерскую, попросил водки, выпил полбутылки самогона, "не чувствовал его действия". Плохо помнит, о чем говорил с окружающими, говорит, что в следственном изоляторе сразу же уснул и спал до утра. Излагает события эмоционально, взволнованно. Выраженной эмоциональной подавленности у испытуемого не выявляется, однако после бесед на значимые для него темы расстраивается, выражение лица становится грустным, замыкается в себе.

Тепло рассказывает о семье, говорит, что ничего не пожалеет для своих близких, не может представить, чтобы они остались без жилья, без средств к существованию, работал для этого днем и ночью, готов был умереть, только чтобы они не пострадали. Обеспокоен исходом дела, сожалеет о случившемся, говорит, что очень тяготится создавшейся ситуацией. При целенаправленном расспросе сообщает о том, что постоянно думает о произошедшем, мысленно вновь и вновь "прокручивая" ситуацию правонарушения и события ему предшествовавшие, причем эти воспоминания всплывают в сознании помимо его воли. Мышление испытуемого в обычном темпе, последовательное. Интеллектуально- мнестического снижения не определяется. Критичен к своему состоянию и ситуации в целом. В отделении общителен, лидировал в палате, охотно помогал персоналу.

При экспериментально-психологическом исследовании обнаруживается доступность испытуемому осуществления основных мыслительных операций с использованием практически значимых признаков объектов. Уровень обобщения невысокий с тенденцией к конкретности и обстоятельности мышления. Объем памяти в границах нормы. Выявляется просоциальная личностная направленность испытуемого, активность жизненной позиции, высокая мотивация достижения, уверенность в себе, потребность в самоуважении и уважении со стороны окружающих. Ему свойственны общительность, легкость установления социальных контактов, потребность в сотрудничестве с тенденцией к доминированию с чувством ответственности за судьбы других людей, независимость, самостоятельность в принятии решений, упорство в отстаивании своих позиций, стремление к противодействию давлению внешних факторов. В личностно значимых ситуациях проявляются ранимость, сензитивность испытуемого, обостренное чувство справедливости, непереносимость несправедливого отношения к себе и к другим, склонность к фиксации на негативных переживаниях, вспыльчивость, эмоциональная неустойчивость со склонностью к непосредственным формам реагирования, возможностью аффективных вспышек, пониженный самоконтроль поведения. Отмечается ситуационная напряженность, фиксированность испытуемого на сложившейся ситуации, трудности переключения со значимых тем на другие, преобладание аффективной логики суждений при разговоре о случившемся.

Комплексная психолого-психиатрическая экспертная комиссия пришла к заключению, что Н. каким-либо психическим расстройством не страдает и не страдал. В момент совершения инкриминируемых ему деяний Н. не обнаруживал и признаков какого-либо временного болезненного расстройства психической деятельности, а находился в состоянии физиологического аффекта.

В данном клиническом наблюдении психически здоровый субъект находится в условиях длительной психотравмирующей ситуации. Предпосылками к развитию острой психогенной реакции следует считать личностные особенности пациента в виде обостренного чувства справедливости, повышенной ранимости, черт аффективной ригидности и склонности к внешним формам реагирования. Нельзя не отметить наличие субклинических признаков резидуально-органического поражения головного мозга (последствия черепно-мозговых травм), что способствовало формированию черт аффективной ригидности и кумуляции аффекта. В условиях хронического психологического стресса происходит постепенное накопление эмоционального напряжения с переживанием чувства обиды, унижения и навязчивыми размышлениями об актуальной конфликтной ситуации. В момент совершения подэкспертным агрессивных действий у него развилось состояние физиологического аффекта с типичным трехфазным течением в виде предшествовавшей фазы кумуляции эмоционального возбуждения, фазы аффективного взрыва с изменениями восприятия и вегетативными проявлениями и последующей фазы постаффективной астении с явлениями вялости, усталости, апатии, опустошенности.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >