Незаконный оборот оружия

Незаконный оборот оружия по степени национальной и международной опасности, масштабам сети нелегальных каналов его доставки "потребителю", организационным формам преступных формирований, разделению их функций, а также по своей сверхприбыльности и числу жертв близок к незаконному обороту наркотиков. Этот вид транснациональной организованной преступности вызывает не меньшую тревогу, чем наркоторговля.

В 1982 г. вступила в силу Европейская конвенция о контроле за приобретением и хранением огнестрельного оружия частными лицами. Россия подписала ее в 1999 г., но до сих пор не ратифицировала. Надо заметить, что до 90-х годов XX в. вопрос о борьбе с незаконным оборотом оружия решался в общем плане противодействия преступности.

На Восьмом конгрессе ООН (Гавана, 1990 г.) о контрабанде оружия речь шла лишь в связи с обсуждением общей темы борьбы с организованной преступностью и терроризмом. Однако уже при подготовке к Девятому конгрессу ООН этот вопрос был поставлен на ряде региональных подготовительных совещаний. В резолюции Азиатско-Тихоокеанского регионального совещания (Бангкок, 1994 г.) содержался аргументированный призыв к государствам- членам содействовать установлению надлежащего контроля над огнестрельным и другим представляющим большую опасность

Основные каналы поставок наркотических средств в мире

Рис. 28.8. Основные каналы поставок наркотических средств в мире

оружием как путем принятия и исполнения нормативных актов, так и правоохранительной деятельности в целях снижения уровня насильственной преступности.

В декабре 1994 г. Япония представила проект резолюции "Контроль над огнестрельным оружием" и Декларации о контроле над огнестрельным оружием (приложение) для Девятого конгресса ООН (Каир, 1995 г.). В результате Конгресс принял резолюцию "Регулирование оборота огнестрельного оружия для целей предупреждения преступности и обеспечения общественной безопасности", в которой Комиссии по предупреждению преступности и уголовному правосудию рекомендовалось безотлагательно рассмотреть меры по регулированию оборота огнестрельного оружия и предупреждению незаконной транснациональной торговли огнестрельным оружием[1]. Резолюции Конгресса были утверждены Генеральной Ассамблеей ООН.

На Десятом конгрессе ООН (Вена, 2000 г.) тема контрабанды оружия специально не обсуждалась, но п. 15 единственной декларации Конгресса гласит: "Мы также обязуемся укреплять международное сотрудничество и взаимную правовую помощь в целях пресечения незаконного изготовления и оборота огнестрельного оружия, его составных частей и компонентов, а также боеприпасов к нему и мы определяем 2005 год как год, когда будет обеспечено значительное уменьшение числа таких случаев во всем мире"[2]. Конечно же, этой цели достичь не удалось, хотя отдельными странами и международными организациями были приняты серьезные меры по борьбе с незаконным оборотом оружия.

Как уже было сказано ранее, работа над третьим дополнительным протоколом (против незаконного производства и торговли огнестрельным оружием) к Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности была завершена в 2001 г. Тогда впервые в международном нормативном акте незаконное изготовление, незаконный оборот огнестрельного оружия, его составных частей, компонентов и боеприпасов были объявлены преступлениями.

Объективно проблема незаконного оборота оружия возникла раньше проблемы незаконного оборота наркотиков. Судя по всему, за контрабандой оружия стоят более могущественные силы, чем за наркоторговлей. Субъектами такого оборота прямо или косвенно в значительной мере являются государства. Несмотря на то что средства массовой информации наводнены сообщениями о фактах незаконного оборота оружия и об активном участии в нем национальной и транснациональной организованной преступности, по этим видам преступлений нет системной международной статистики.

Наибольшее распространение незаконного оборота оружия отмечается в регионах вооруженных конфликтов: на Ближнем Востоке, Балканах, в Восточной и Западной Африке, Западной и Средней Азии, Ираке, Иране и Афганистане, а также на постсоветском пространстве, особенно на Кавказе.

Спровоцированный внутренними и внешними силами распад СССР привел к распаду Вооруженных Сил страны и прекращению действия Варшавского договора, к спешному и необдуманному выводу войск из бывших соцстран Восточной Европы, Прибалтики, Молдавии, Украины, закавказских и среднеазиатских республик. Учет оружия и его контроль были до предела ослаблены. В некоторых регионах осталась масса бесхозного вооружения, на которое претендовали (и растаскивали его) националистические силы в одночасье ставших самостоятельными бывших республик Союза. Грузинские и молдавские власти до сих пор делают попытки завладеть российским и украинским вооружением, находящимся на их территориях.

Преступное отношение к хранению оружия повсеместно наблюдалось и в самой России. Например, при выводе войск из Чечни в начале 1990-х годов было оставлено боевой техники и вооружения на сумму более 1 млрд руб.[3] Кроме того, вооруженные формирования Дудаева захватили около 200 самолетов, 50 танков, 80 единиц бронетехники, 2 тыс. орудий и минометов и до 50 тыс. единиц стрелкового оружия[4]. Поражает и другой факт: во время восстановления конституционного порядка в Чечне и проведения там антитеррористических операций улиц из незаконных вооруженных формирований неоднократно обнаруживали новейшие виды иностранного и отечественного оружия, которых не было еще в российских войсках. Это свидетельствует о поставках оружия бандитам и террористам российскими организованными преступниками.

Системной и полной информации о разворованном оружии и его незаконном обороте на территории бывшего СССР нет. В книге "Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции", вышедшей в 2005 г., в § 5 "Вооруженное насилие" главы 10 "Насильственная преступность" и главе 15 "Преступность в межнациональных конфликтах" приводятся обобщенные данные о хищениях и других формах незаконного оборота оружия на территории России и бывшего СССР.

Следует отметить, что грань между незаконными и законными поставками оружия не всегда возможно четко определить. Установление ее чаще всего связано не с самим товаром, а с конечными потребителями и их целями. В частности, потребителями могут быть агрессивное государство, изолированное международным сообществом, этническая сепаратистская или террористическая группа, пытающиеся обойти эмбарго на поставки оружия.

Незаконные поставки оружия и боеприпасов оказывают существенное влияние на местные и региональные конфликты (Грузия, Абхазия, Южная Осетия, Чечня, Хорватия, Босния и Герцеговина и др.), а также на возможности террористических групп. Организованная преступность, участвуя в незаконной торговле оружием и подрывной деятельности, вносит свою лепту в политические беспорядки, перевороты, происходящие в различных странах мира. Поставщики оружия могут специально организовывать беспорядки, чтобы отвлечь правоохранительные органы от своей преступной деятельности. Контрабанда оружия стимулирует рост общей преступности с применением оружия и насилия.

  • [1] Доклад Девятого конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. Каир, Египет, 29.04–08.05.1995. A/CONF. 169/16. 1995. 12 мая. С. 37–39.
  • [2] Венская декларация о преступности и правосудии: ответы на вызовы XXI века. A/CONF.187/4 rev.3.
  • [3] См.: Возженников А. В. Национальная безопасность: теория, политика, стратегия. М., 2000. С. 215.
  • [4] См.: Российская газета. 1994; Белая книга российских спецслужб. М., 1996. С. 120; Репецкая А. Л. Транснациональная организованная преступность: характеристика, причины, стратегия контроля. С. 72.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >