Причины и противодействие организованной преступности

Как содержание мотивации, так и причинность организованной преступности, а следовательно, и характер мер по противодействию ей сложны, многоаспектны и неоднозначны. Установить единые причины организованной преступности и меры по борьбе с ней и ее предупреждению невозможно, ибо потребуется рассматривать все аспекты насильственных, корыстных, коррупционных, террористических, экстремистских и других умышленных преступлений, поскольку оргпреступность всеядна. В сферу деятельности организованной преступной группы могут входить любые деяния, которые дают высокую прибыль (сверхприбыль), власть, собственность и т.д. Более того, абсолютное большинство деяний, которые совершают организованные преступники, уже были рассмотрены.

Кроме того, исследование различных вопросов настоящей главы было бы невозможно без анализа причинности. Не анализировалась лишь причинность криминальной организованности и ее предупреждение. Поэтому необходимо сосредоточится не на изучении причинности различных видов деяний, совершаемых организованными преступниками, а на анализе личности, причин и противодействия организованности криминала.

Групповая преступность существует с древних времен, что позволяет говорить о естественном стремлении личности к объединению с другими личностями ("гуртованию"). Таким образом преступная группа становится более успешной и более защищенной. Однако это стремление не было широко распространенным и жестоко сдерживалось властями, особенно в советское время. Генерализация организованной преступности стартовала в период развала страны и ее правоохранительной системы, о чем подробно говорилось в предыдущих главах Курса.

Основные причины появления и разрастания организованной преступности в СССР и России в 80-е годы истекшего столетия связаны со специфическими проблемами, которые возникли в условиях неудавшейся перестройки социалистической системы экономики и управления страной, когда прежние политические, экономические, организационные, правовые и нравственные устои рухнули, а ничего нового современно-адекватного создано не было. Почти безграничная свобода действий, к которой человечество стремилось на протяжении всей своей истории, оказалась не свободой как "познанной необходимостью в рамках права и ответственности", а "свободой дикой природы", где каждая тварь абсолютно свободна до тех пор, пока другая более сильная тварь не съест ее. Именно в это время бесправия и безнаказанности активизировались наиболее сильные и безнравственные субъекты и созданные ими группировки. Таким образом, основные детерминанты организованной преступности – это политические, социально-экономические и правовые причины. Некоторые зарубежные исследователи склонны считать, что газовая война в январе 2009 г. с Украиной и Европой также связана с транснациональной организованной преступностью[1].

С этой главной причиной организованной преступности тесно связано отсутствие правовой базы для противодействия организованному криминалу. Долгое время тормозилось принятие адекватных уголовно-правовых решений, до сих пор не прият закон о борьбе с организованной преступностью в стране, а необходимые изменения и дополнения в оперативное, процессуальное и уголовное законодательство вносятся медленно и с большим опозданием, что способствует становлению и укреплению оргпреступности.

Другая причина – это слабость правоохранительной системы. Безоглядная критика репрессий 1930-х годов была не без умысла опрокинута определенными слоями общества на действующие органы правопорядка. Честные и квалифицированные сотрудники вынуждены были покинуть органы, а государственное обеспечение последних сведено к минимуму. Правоохранительные органы не только стали бездействовать в рамках закона, некоторые из них постепенно сливались с организованной преступностью.

Коррупция властей, в том числе и в системе уголовной юстиции, помогала организованным преступникам избежать привлечения к уголовной ответственности. Они почувствовали полную безнаказанность, что лишь укрепило их преступную деятельность.

Отсутствие у граждан достаточных средств к существованию, развал промышленности и сельского хозяйства толкали их на любые авантюры.

Продолжать перечень тех причин и условий, которые предопределили становление и развитие организованной преступности, нет необходимости. Она захватила властные структуры, подчинила себе многих сотрудников "государственной машины" и стала практически неуязвимой автономной системой, конкурирующей с самим государством. Автор, как и другие криминологи, пришел к выводу, что для борьбы с этим злом не было главного – политической воли руководства страны[2].

Конгломерат коррумпированной власти и организованной преступности все еще не разрушен. Федеральный закон "О противодействии коррупции", несомненно, в какой-то степени сможет оздоровить обстановку, но заметных сдвигов пока не наблюдается. На региональном уровне борьба с организованной преступностью чиновников ведется более активно, но не дошла до криминальнокоррупционных фигур институционально-федеральной высоты.

При анализе причин преступности вообще и организованной в частности в условиях глобализации мира следует иметь в виду, что организованная преступность обусловливается не только негативными явлениями и процессами. Экономически позитивные процессы (в целом) также могут способствовать разрастанию транснациональной и национальной преступности. В их числе:

  • 1. Улучшение внутригосударственных и международных отношений, расширение экономических и социальных связей, повышение прозрачности границ, упрощение поездок за границу, развитие международной торговли, появление новых рынков сбыта, рост объема международных перевозок существенно облегчают жизнь людей, но в то же время автоматизированная система электронных платежей создала целый комплекс возможностей для активной деятельности транснациональной преступности, отмывания денег, укрытия их в практически недоступных финансовых убежищах[3].
  • 2. Развитие международных финансовых сетей, позволяющих осуществлять перевод денег электронным путем, с одной стороны, серьезно затрудняет процесс регулирования и контроля денежных потоков государствами, а с другой – облегчает сокрытие денег, полученных преступным путем, и их отмывание в тех странах, где это возможно и безопасно. Даже некоторые цивилизованные страны типа Великобритании содержат для этого офшоры.
  • 3. Усиливающийся процесс миграции населения и образование в различных странах диаспор успешно используются организованными преступниками для создания национальных группировок, которые отличаются сплоченностью. Национальная солидарность, а иногда и родственные связи, языковой и культурный барьеры надежно защищают такие группировки от проникновения в них посторонних лиц, в том числе и агентов спецслужб. Расширение миграционных процессов "распахнуло двери" для торговли людьми, использования дешевого рабского труда, сексуальной эксплуатации женщин и детей, убийства мигрантов в целях получения донорских органов для трансплантации.
  • 4. Существенные расхождения в уголовном законодательстве и судебной практике различных стран, позволяющие решать свои национальные проблемы, умело используются преступными сообществами для более безопасного совершения тех или иных операций: отмывания денег в странах, где нет ответственности за эти действия; ухода от налогов в так называемых налоговых убежищах (офшоры, свободные зоны) и в странах с низким налоговым бременем; незаконных поставок товаров и услуг в регионы со слабым правовым регулированием данной коммерческой деятельности; выбора места пребывания базовой преступной организации на территориях с неразвитым уголовным законодательством в отношении организованной преступности и т.д.
  • 5. Окончание холодной войны, падение железного занавеса и разрушение прежнего социального контроля над людьми в постсоциалистических странах открыли возможности не только для честного, но и для преступного предпринимательства. Эти страны широко используются в качестве транзитных территорий и новых рынков сбыта незаконных товаров и услуг, а также как источники поставок различных контрабандных товаров, особенно химических и радиоактивных веществ.
  • 6. Многонациональные мегаполисы, такие, например, как Москва, являющиеся центрами деловой активности и узловыми элементами мировой экономической системы и выполняющие важную роль в перемещении денежных средств и законных товаров, умело используются в качестве баз для запрещенных товаров и финансовых расчетов организованных преступников, проследить деятельность которых на фоне огромных товарных и денежных потоков становится практически невозможно.
  • 7. Демократические преобразования, происходящие во многих странах и часто связанные с разрушением прежних систем контроля и медленным становлением адекватного демократического регулирования, с суверенизацией и автономизацией регионов, политической и экономической нестабильностью, как правило, коррелируют со значительным ослаблением борьбы с преступностью вообще и с транснациональной в особенности, что умело используется международными преступниками.
  • 8. Расширение международных контактов, торговли, коммуникаций, приобщение людей к культуре других народов способствует и распространению "чужих", в том числе криминальных, стандартов жизни, порочных потребностей, разрушению самобытных многовековых национальных традиций, а затем и созданию новых рынков сбыта незаконных товаров и услуг (наркотики, оружие, азартные игры, секс-бизнес и т.д.), входящих в сферу деятельности преступных организаций.
  • 9. Появление новых товаров и услуг, рост потребления, утверждение психологии общества потребления и философии жизни одним днем, коммерциализация жизни и "окорыствование" общественных отношений способствуют в странах с низким уровнем жизни распространению комплексов социальной несправедливости и неполноценности, а также продажности государственных служащих (одно из условий выживания транснациональной преступности и социальная база для организаторов террора).
  • 10. Либерализация политической и экономической деятельности, расширение прав и свобод граждан, обоснованная и особая забота о правах лиц, попадающих в орбиту системы уголовной юстиции, и другие демократические гарантии распространяются на всех граждан той или иной страны, включая лиц с криминальным поведением. В условиях отсутствия ювелирного юридически прописанного соотношения свободы и необходимости, свободы и ответственности, прав и обязанностей, строжайшего соблюдения прав человека и социально-правового контроля противоправного поведения безнаказанное совершение преступлений становится обычным явлением[4].

Этот перечень позитивных изменений в мире, которые в условиях глобализации без необходимого правового регулирования приобретают исключительную криминогенность, можно было бы продолжить. Их следует развивать, но в строгих рамках международного и национального права. Более того, данный список с усилением глобализации в различных сферах будет расширяться.

К аналогичным выводам пришла А. Л. Репецкая. Среди позитивных явлений и процессов, обладающих криминогенностью, она называет: 1) растущую интернационализацию экономики; 2) развитие международной торговли; 3) прозрачность государственных границ; 4) расширение международных финансовых сетей; 5) усиление процессов миграции; 6) развитие новых рынков потребления и современных систем коммуникации; 7) опережение развития финансовой системы темпов законотворчества; 8) фактор "международного неравновесия"; 9) различия систем уголовного правосудия и правоохранительных органов разных стран; 10) фактор сравнительной дезорганизации правоохранительных структур[5]. Эти общие факторы она дополняет обстоятельствами, действующими на национальном уровне, которые уже рассматривались.

Что касается противодействия транснациональной организованной преступности, то многие причины внутреннего и особенно международного характера невозможно устранить, поскольку они нам неподвластны, да и не являются негативными в целом. Экономические, политические и международные процессы, которые способствуют или облегчают деятельность национальной и транснациональной организованной преступности, имеют и позитивные стороны. Поэтому указанные процессы следует лишь учитывать при планировании противодействия организованной преступности.

Решение экономических, социальных, политических, организационных, нравственных, правовых, уголовно-правовых и криминологических проблем в стране, естественно, будет способствовать утверждению незыблемых принципов социальной справедливости, что является действенной общесоциальной мерой борьбы с преступностью вообще и организованной в частности.

Специально-криминологические меры противодействия организованной преступности в условиях нашей стратегической беспомощности приобретают решающее (хотя и тактическое) значение.

Организованная преступность действует в цепочке "деньги – власть – деньги" и "собственность – власть – собственность". Экономический и финансовый подрыв ее деятельности является самым эффективным инструментом борьбы с организованной преступностью. Поэтому основное место в структуре возможных мер занимает экономический, социальный, финансовый государственный и общественный контроль, а также другие виды контроля. К указанным мерам следует отнести:

  • 1) наведение четкого порядка в учете и контроле собственности и денежных средств в стране, ведомствах, регионах и на предприятиях;
  • 2) установление строгого учета и государственной регистрации недвижимости граждан;
  • 3) установление системного контроля над имуществом, доходами и расходами государственных и муниципальных служащих;
  • 4) создание необходимых условий по вытеснению теневой экономики и "выведению ее на свет божий";
  • 5) решительная борьба с отмыванием преступных доходов;
  • 6) бескомпромиссность системы уголовной юстиции в привлечении к уголовной ответственности за легализацию преступных или теневых доходов и осуждении виновных лиц независимо от их служебного и финансового положения;
  • 7) организация необходимого контроля в таможенной и налоговой службах и т.д.

Немалое значение имеют меры оперативно-разведывательного характера в целях: выявления преступных формирований, противодействия и пресечения их деятельности; выявления лидеров преступных формирований; пресечения проникновения организованных преступников во властные структуры; установления необходимого контроля за коррупционными связями между чиновниками и представителями организованного преступного мира; принятие необходимых мер по защите свидетелей, потерпевших, а также работников системы уголовной юстиции, присяжных заседателей и т.д.

Написано множество работ по криминологии, в которых предлагаются эффективные меры по противодействию организованной преступности, разрабатываются серьезные концепции борьбы с организованной преступностью в России и в мире[6].

Организованных преступников нельзя остановить уговорами, разъяснением правовых устоев, апеллировать к их совести бесполезно. Они нередко более образованы, чем сотрудники системы уголовной юстиции. Их не устраивает тюрьма и конфискация преступно нажитого имущества (чего в нашей стране для VIP-персон и не предусмотрено). Абсолютное большинство из них и сейчас (а не только во времена Ельцина) недосягаемы для системы уголовной ответственности, конфискации собственности и иного имущества, которым они неправомерно завладели. Особую тревогу вызывает необоснованная ликвидация в 2008 г. Департамента по борьбе с организованной преступностью и соответствующих управлений в регионах и образование вместо него Департамента по борьбе с экстремизмом. Сейчас это признается серьезной политической и криминологической ошибкой, ставится вопрос о восстановлении ликвидированного Департамента, хотя осуществить это будет довольно трудно.

  • [1] The Role of Russian Organized Crime in the Gas War of January 2009 // jamestown.org/single/?no_cache=1&tx_ttnews%5Btt_news%5D=34416.
  • [2] Автор еще в 1996 г. в статье "Организованная преступность в России: осознание, истоки, тенденции" писал: "Все, кто не на словах, а на деле заинтересован в развитии цивилизованной рыночной экономики и укреплении российской государственности, должны объединить свои усилия в установлении надежного контроля над мафией. Суть его триедина: 1) криминализация организованной общественно опасной деятельности, 2) перекрытие каналов легализации преступных доходов, 3) законообусловленный подрыв экономического могущества преступных сообществ. Конкретные нормы для решения этих задач есть в международных документах, законодательных актах демократических стран, в давно подготовленных российских законопроектах, прошедших международную экспертизу. Для этого нужна лишь политическая воля политических сил" (Государство и право. 1996. № 4. С 109; Его же. Патологическая анатомия организованной преступности // Уголовное право. 1999. № 2. С. 101–106; Его же. Организованная преступность: государство в государстве // Президент. Парламент. Правительство. 1999. № 2. С. 55–56).
  • [3] Финансовые убежища, банковская тайна и отмывание денег : пер. с англ. / ООН. Нью-Йорк, 1999; Коттке К. "Грязные" деньги : пер. с нем. 7-е изд., перераб. М., 1998; Делягин М. Г. Мировой кризис: общая теория глобализации. М., 2003 и другие работы.
  • [4] Лунеев В. В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2005. С. 604–605; Его же. Эпоха глобализации и преступность. М., 2007. С. 42–47.
  • [5] Репецкая А. Л. Указ. соч. С. 146–156.
  • [6] См.: Организованная преступность, терроризм и коррупция. Криминологический ежеквартальный альманах. 2003. № 1–4; Абадинский Г. Организованная преступность: пер. с англ. СПб., 2002; ЛоДато Э. Антимафиозная культурная революция в Палермо // Организованная преступность, терроризм и коррупция. 2003. № 1; Мухин А. А. Российская организованная преступность и власть. М., 2003; Ерохина Л. Д., Буряк М. Ю. Торговля женщинами и детьми в целях сексуальной эксплуатации в социальной и криминологической перспективе. М., 2003; Международноправовые основы борьбы с незаконной миграцией и торговлей людьми : сб. док. / сост. В. С. Овчинский. М., 2004.; Эминов В. Е. Концепция борьбы с организованной преступностью в России. М., 2007; Russian Organized Crime / Center for Strategic and International Studies. Washington, 1997; Russian Organized Crime and Corruption: Putin Challenge / Center for Strategic and International Studies. Washington, 2000; Albini J. L. The American Mafia / Genesis of Legend. New York, 1971; Luman M. D., Potter G. W. Organized Crime. 2 ed. New Jersey, 1999.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >