Подготовка свидетелей обвинения и свидетелей защиты к даче показаний в ходе прямого и перекрестного допросов

Эффективное убеждение присяжных заседателей с позиции обвинения и защиты при помощи прямого и перекрестного допросов в значительной степени зависит от подготовки прокурором и адвокатом соответственно свидетелей обвинения и свидетелей защиты к даче показаний. В содержание этой подготовки входит:

а) обсуждение со свидетелем со своей стороны структуры его выступления в суде при даче показаний, т.е. о чем он будет давать показания в каждой части его выступления. Убедительное выступление в качестве свидетеля обвинения или защиты состоит из четырех частей. В первой части свидетель должен рассказать немного о себе. Обычно он сообщает, где живет, о полученном образовании, о работе и немного о семье. Если в качестве свидетеля обвинения допрашивается специалист или эксперт, то в этой части выступления он сообщает о сфере своей деятельности и специальном образовании. Таким образом, в первой части выступления свидетель сообщает информацию о своей личности. Эта часть выступления имеет важное значение не только для формирования внутреннего убеждения судей и присяжных заседателей о степени надежности свидетеля как источника доказательственной информации, но и для психологической адаптации свидетеля к его процессуальной роли, установления и поддержания психологического контакта с ним: сообщая о привычных ему фактах, свидетель снимает с себя напряжение перед дачей показаний.

Во второй части выступления свидетель, прежде чем перейти к изложению сути показаний, объясняет, каким образом он был вовлечен в рассматриваемое дело в определенное время и место, сообщает об условиях освещения и других обстоятельствах, обеспечивших его возможность видеть происходившее. Здесь закладывается основа формирования у присяжных и судей внутреннего убеждения о компетентности свидетеля, его достаточной информированности.

Третьей частью являются "показания по событию", которые обычно целесообразно излагать в хронологическом порядке. Сначала свидетель должен в общих чертах описать главное событие – совершение преступления, а затем дополнить это описание деталями.

Четвертая часть выступления свидетеля состоит из нескольких заключительных пунктов, которые подводят итоги его показаний, усиливают впечатление убедительности и правдивости этих показаний;

  • б) определение со свидетелем со своей стороны оптимального для обоснования отстаиваемой позиции порядка изложения в каждой части выступления фактов и обстоятельств в логически последовательной манере, чтобы их изложение перед присяжными заседателями и судьями было наиболее эффективным и понятным. Для того чтобы помочь свидетелю привести в порядок свои мысли и показания, целесообразно совместно с ним подготовить наброски ключевых слов и фраз, излагающих существенные факты и обстоятельства. Наиболее важные факты должны быть представлены в начале или в конце изложения, чтобы присяжные лучше их запомнили. Выступление свидетеля целесообразно отрепетировать, чтобы он не зависел от написанного варианта и был способен свободно излагать показания перед присяжными и судьями;
  • в) постановка свидетелю предполагаемых вопросов, которые последуют за его свободным рассказом или ответами на первые вопросы, для того чтобы помочь ему сообщить и (или) уточнить существенные факты и обстоятельства. Свидетель обвинения или защиты будет чувствовать себя спокойнее, зная, что, даже если он что-то пропустит в своих показаниях, прокурор или адвокат сможет помочь ему сообщить недостающие сведения, задав соответствующие вопросы. Вопросы следует заранее записать и задавать их в том порядке, в каком они будут задаваться в ходе допроса;
  • г) обсуждение со свидетелем со своей стороны, как наиболее эффективно оформить его показания при изложении им свободного рассказа и его ответах на поставленные ему вопросы. Показания должны звучать в свойственной свидетелю речевой манере, оформлены его собственными словами. Свидетеля следует научить давать показания понятно, ясно, последовательно, точно, не преувеличивая и не приукрашивая факты, используя слова, имеющие максимальное воздействие на присяжных заседателей;
  • д) психологическая подготовка свидетеля к возможному перекрестному допросу процессуального противника. С этой целью следует отрепетировать со свидетелем жесткий перекрестный допрос по всем излагаемым им существенным фактам, обстоятельствам и задать ему все мыслимые вопросы, связанные со слабыми сторонами его показаний. При этом целесообразно обсудить со свидетелем, какого именно подхода, соответствующего правде, следует ему придерживаться при изложении проблемных мест.

В романе Дж. Гришема адвокат Драммонд "славится тем, что тренирует своих свидетелей, подвергая их жесточайшему перекрестному допросу, в ходе которого четверо или пятеро адвокатов из его команды бомбардируют свидетеля самыми неожиданными вопросами, причем все это снимается на видеокамеру. Потом Драммонд часами просиживает со свидетелем, просматривая запись, отмечая недостатки, отрабатывая правильную тактику поведения и натаскивая к предстоящему испытанию" [13. С. 470].

Представляется, что таким же образом должен тренировать прокурор свидетелей обвинения;

е) обсуждение со свидетелями со своей стороны стиля их самопрезентации, манеры поведения в ходе судебного следствия, особенно при даче показаний, своевременная корректировка их визуального имиджа. При этом следует особенно критически оценить те элементы внешнего облика и невербального поведения представителей своей стороны, которые могут не понравиться присяжным заседателям и председательствующему судье, вызвать у них раздражение, антипатию, отрицательное мнение и другие негативные реакции, предубеждающие присяжных заседателей и председательствующего судью в пользу противоположной стороны. Иногда такую негативную реакцию могут спровоцировать даже такие "мелочи", как неприятные для окружающих жесты и другие проявления "языка тела", разрушающие визуальную привлекательность личности[1]. Об этом свидетельствует следующий пример из адвокатской практики Дж. Спенса:

"Язык жестовэто слова, услышанные глазами... Однажды я видел обвиняемого, дающего показания в свою защиту. Он был одет в костюм безупречного покроя. Лицо впечатляло совершенным загаром. Дорогие туфли на его ногах были начищены до блеска и сияли. Рубашка была тщательно отутюжена, а из кармана пиджака торчал безукоризненный платок. Французские манжеты были застегнуты золотыми запонками с его инициалами, выгравированными старинным готическим шрифтом. Заняв место для свидетелей, он закинул ногу на ногу, глянул на свои ботинки, надменным щелчком отшвырнул прилипший кусочек нитки. Потом он взглянул на своего адвоката, и его нос задрался кверху в ожидании первого вопроса. Присяжные уже не нуждались в его словах и в своей предубежденности быстро с ним разделались" [35. С. 89].

При формировании первого впечатления о личности по таким позам и жестам в обыденном сознании складывается впечатление о высокомерии и других неприятных для окружающих людей чертах характера наблюдаемой личности. Как установлено социально-психологическими исследованиями, в обыденном сознании сложилось, например, мнение, что люди высокомерные чаще наклоняют корпус назад, выпячивают грудь, отбрасывая голову назад. Результаты экспериментов показали, что люди нравятся окружающим больше, если сидят на стуле свободно, наклонив корпус немного вперед. Если человек садился ровно или слегка отклонялся назад, то такие мужчины и женщины вызывали негативное отношение [31.186–187].

Государственный обвинитель и защитник должны обратить внимание каждого свидетеля со своей стороны на необходимость быть одетым должным образом и вести себя сообразно с атмосферой суда. Если какие-то элементы в его одежде или стиле поведения могут вызвать негативную реакцию присяжных заседателей и председательствующего судьи, прокурор должен обеспечить своевременную корректировку имиджа и стиля поведения своего свидетеля. К сожалению, даже опытные прокуроры и адвокаты не уделяют должного внимания этому элементу подготовки к участию в состязательном процессе, что приводит к существенному ослаблению их позиции и усилению позиции их процессуального противника. Подтверждением тому является следующий фрагмент романа Дж. Гришема, в котором дается описание образа свидетеля защиты – психиатра доктора Басса:

"На нем был его самый дорогой костюм: серой шерсти, шитый на заказ. Туго накрахмаленная белоснежная сорочка и кокетливый красный галстук-бабочка придавали ему вид чуть ли не академический... Несмотря на протесты Джека (адвоката), он надел ковбойские сапоги из кожи страуса, за которые заплатил больше тысячи долларов. Надевал он их в исключительных случаях, каких до сих пор было не больше десятка. На сапогах настоял Люсьен (бывший адвокат) еще одиннадцать лет назад, во время разбирательства первого дела, в котором они оба хотели выставить обвиняемого ненормальным. Басс внял голосу друга, и обвиняемый в полном душевном здравии отправился в Парчмэн (тюрьму).

Во втором деле Басс вновь надел их, и вновь по просьбе Люсьена. Второй обвиняемый тоже оказался в тюрьме. Люсьен почему-то считал сапоги талисманом, приносящим удачу.

Джейк был категорически против. “Но сапоги опять могут произвести впечатление на присяжных”,спорил с ним Люсьен. “Только не баснословно дорогая кожа страуса”,отвечал ему Джейк. “Они слишком тупы, чтобы понять разницу,заметил на это Люсьен.Эта деревенщина обязательно проникнется доверием к человеку в сапогах”,продолжал убеждать он. “Отлично,согласился наконец Джейк,пусть надевает запачканные грязью охотничьи сапоги, которые более привычны местному жителю”. “Но ведь они не подойдут к моему костюму!"воспротивился Басс.

Он уселся в свидетельское кресло, закинув ногу на ногу, покачивая носком сапога. Улыбнулся изящной форме носка, улыбнулся жюри. Страус, из чьей кожи сшиты сапоги, мог бы гордиться.

Подняв голову от своих записей, Джейк увидел возвышавшийся над барьером сапог Басса. Им любовался эксперт, он притягивал к себе взгляды присяжных. Джейк сделал нервное глотательное движение и предпочел заняться своими бумагами" [14. С. 544545].

Здесь реалистически показана типичная ошибка, которую допускают не только адвокаты, но и прокуроры: при подготовке к ведению прямого и перекрестного допроса в состязательном процессе они не принимают достаточных мер для формирования положительного визуального имиджа своих свидетелей. В данном случае ошибка адвоката Джейка заключалась в том, что хотя он с самого начала по достоинству оценил несуразность гардероба свидетеля защиты доктора Басса, но не сумел настоять на своем мнении и обеспечить в суде присяжных его достойную самоподачу. Невербальное поведение адвоката в виде нервного глотательного движения свидетельствует о том, что он слишком поздно понял, что присяжные заседатели навряд ли прислушаются к мнению психиатра, облаченного в такой комичный, пестрый, страусиный гардероб, ставящий под сомнение его здравомыслие.

Прокурор особое внимание должен уделить имиджу и стилю самопрезентации потерпевшего. Одежда, другие предметы внешнего оформления и манера поведения потерпевшего должны не только хорошо оттенять его процессуальное положение, но и вызывать у присяжных заседателей чувство сострадания. Например, вполне уместен и естественен траурный стиль одежды на потерпевшей, у которой подсудимый убил мужа. Однако такой стиль одежды потерпевшей будет вопиюще-кощунственно неуместен, если вдова к моменту рассмотрения дела в суде собирается вступить в новый брак или даже успела удачно выйти замуж вскоре после поминок по убитому мужу. Прокуроры должны обязательно учитывать, как эти и другие аспекты внешней самопрезентации потерпевших и подсудимых "аукнутся" в душе у присяжных заседателей.

Так, в романе Дж. Гришэма адвокат Уэндел Pop, представляя присяжным истицу Селесту Вуд, "...ухитрился дважды упомянуть слово “вдова”. На маленькой пятидесятипятилетней женщине было скромное черное платье, темные чулки, темные туфли... Она улыбалась жалостной, исполненной боли улыбкой, словно бы еще была в трауре, хотя муж ее скончался четыре года назад. Она чуть было не вышла замуж сноваУэнддел едва успел предотвратить это событие, узнав о нем в последний момент. Вы можете любить своего избранника сколько угодно, объяснил он вдове, но тихо, так, чтобы никто об этом не знал, и вам не следует выходить замуж до окончания процесса. Фактор сострадания. Вы должны выглядеть скорбящей" [12. С. 36].

Для обучения прокуроров и адвокатов корректному использованию в состязательном уголовном процессе с участием присяжных заседателей такого мощного орудия убеждающего воздействия присяжных, как перекрестный допрос, ниже приводятся образцы искусного ведения прокурором и адвокатом прямого и перекрестного допроса с позиции соответственно обвинения и защиты.

  • [1] Этот эффект социальные психологи объясняют тем, что "комплекс движений (и наблюдаемых, и осуществляемых) образует своего рода моторный гештальт, который может быть “хорошим” или “плохим”, т.е. восприниматься и ощущаться как более или менее гармоничный; это, в свою очередь, становится источником эстетических переживаний, например, нам может быть приятно за кем-то наблюдать, а другой человек своими движениями раздражает" [18. С. 171].
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >