Характеристика основных элементов убедительной обвинительной речи

[1]

Эффективное убеждающее воздействие обвинительной речи, особенно при наличии спора между сторонами по основным вопросам о фактической стороне дела и виновности, зависит от качественной разработки следующих основных элементов обвинительной речи:

Изложение фактических обстоятельств дела (фабулы дела), которые с точки зрения прокурора установлены в ходе судебного следствия

По простым, одноэпизодным делам обстоятельства дела целесообразно излагать в той последовательности, как они устанавливались в ходе предварительного и судебного следствия.

По сложным, многоэпизодный и многосоставным уголовным делам с участием нескольких подсудимых применяются три способа изложения обстоятельства дела: хронологический, систематический и смешанный. При хронологическом способе обстоятельства дела по каждому преступлению либо эпизоду преступления излагаются в той последовательности, в какой они имели место в действительности, с описанием роли каждого из подсудимых, участвовавшего в том или ином преступлении.

При систематическом способе изложения обстоятельств дела выделяется преступная деятельность каждого из подсудимых. Внимание сначала акцентируется на преступлениях какого-то одного из подсудимых и показывается его роль в каждом инкриминируемом ему преступлении, эпизоде. Далее аналогичным образом описывается преступная деятельность других подсудимых [33. С. 88].

Смешанный способ изложения обстоятельств дела, сочетающий элементы как систематического, так и хронологического способов, применяется по особо сложным, многосоставным и многоэпизодный делам. Если по делу к ответственности привлекаются несколько человек, изложение целесообразно начинать с общих для всех подсудимых обстоятельств совершения преступления, а затем осветить преступные эпизоды каждого из них в отдельности, группируя их в хронологическом или систематическом порядке (как удобнее) [27. С. 106].

Анализ и оценка доказательств, исследованных в ходе судебного следствия

Центральная и основная часть обвинительной речи – анализ и оценка исследованных в суде доказательств и их источников в целях убеждения присяжных заседателей и председательствующего судьи в законности и обоснованности обвинения. При выступлении перед присяжными заседателями оценка доказательств должна включать в себя установление таких их свойств, как относимость, достоверность и достаточность доказательств. Как уже отмечалось, допустимость доказательств исследуется в отсутствии присяжных заседателей. Поэтому это свойство доказательств не подлежит оценке в присутствии присяжных заседателей.

Неправильно поступают те прокуроры, которые под предлогом "ясности" дела и "очевидности" виновности подсудимого уклоняются от анализа и оценки доказательств, заменяют их стандартными, банальными утверждениями о том, что "виновность подсудимого полностью доказана исследованными в суде доказательствами", либо о том, что "хотя подсудимый виновным в предъявленном обвинении себя не признал, однако его виновность бесспорно установлена материалами судебного следствия – показаниями таких-то свидетелей и потерпевшего, заключениями таких-то экспертов и имеющимися в деле вещественными доказательствами".

Между тем никакая "очевидность" виновности не освобождает государственного обвинителя от обязанности проанализировать доказательства в обвинительной речи, поскольку то, что представляется ясным, бесспорным прокурору, знающему обстоятельства дела во всех его деталях, может оказаться недостаточно убедительным для присяжных заседателей, судей, для лиц, присутствующих в зале судебного заседания. Поэтому в своей речи государственный обвинитель должен не только указать на источники доказательств, но и раскрыть их содержание, т.е. проанализировать имеющиеся в них фактические данные.

Наличие противоречивых доказательств обязывает прокурора провести анализ каждого доказательства и убедить присяжных заседателей и председательствующего судью в достоверности тех доказательств, на основе которых построено обвинение, и ложности тех доказательств, которые ставят его по сомнение.

Таким образом, анализ и оценка доказательств не могут быть односторонними. Государственный обвинитель должен анализировать и оценивать не только доказательства, подтверждающие обвинение, но и те, которые колеблют обвинение, смягчают ответственность подсудимого.

От государственного обвинителя требуется в каждом случае обосновать, почему он доверяет одним доказательствам и не доверяет другим, почему он считает одни доказательства существенными и бесспорными, а другие – не имеющими значения по делу.

При наличии противоречивых доказательств государственный обвинитель обязан проанализировать и оценить эти доказательства и, опираясь на другие, достоверные доказательства, убедить суд и иных участников судебного разбирательства в истинности доказательств, на которых основано обвинение, и ложности тех, которые ставят его под сомнение. Такой объективный подход к анализу и оценке доказательств повышает убедительность обвинительной речи.

Объективный подход к анализу и оценке доказательств проявляется в том, что прокурор публично отказывается от сомнительных обвинительных доказательств. Это вызывает доверие у присяжных заседателей и председательствующего судьи, потому что они видят в обвинителе судебного оратора, во-первых, не собирающегося пользоваться "передержками" и "натяжками", а во-вторых, уверенного в том, что при помощи других имеющихся в деле доказательств он сможет надлежащим образом поддержать обвинение, оставаясь на позициях добросовестности и справедливости. Если этого не сделать, защита, даже не располагая достаточно сильной аргументацией, сосредоточит огонь своей критики именно на подробном разборе сомнительных доказательств, создавая тем самым впечатление, что все обвинение – это "карточный домик". Эти слабые стороны обвинения, использованные сильной защитой, сплошь и рядом в подобных случаях вынуждают обвинителя пользоваться репликой, повторяя на этот раз только изложение доказательств, не вызывающих сомнение.

Начинать анализ и оценку доказательств почти во всех случаях полезно с анализа и оценки отношения подсудимого к обвинению, т.е. с его показаний. Если показания подсудимого в суде разошлись с его же показаниями, данными в ходе предварительного следствия (а закон позволяет в этом случае огласить ранее данные подсудимым показания – п. 1 ч. 1 ст. 276 УПК РФ), обвинитель, объяснив причину этого, сразу может перейти к соответствующему опровержению, излагая показания потерпевшего, свидетелей, заключения экспертов и другие материалы, исследованные в стадии судебного разбирательства.

А. Ф. Кони рекомендует, оценивая показания подсудимого, показать его "внутренний мир", его характер, его способность к тем или иным действиям; тот же самый прием может быть использован и в отношении потерпевшего. Такой подход позволяет выявить, совместима ли натура подсудимого (или потерпевшего, если подсудимый пытается переложить на него свою вину) с действиями, о которых шла речь [1.С. 17].

В этой части обвинительной речи большое значение имеет умелое сопоставление показаний и других доказательств: письменных, вещественных, заключений экспертов. Только на основе таких сопоставлений допустима оценка каждого доказательства и факта.

Для обеспечения эффективного убеждающего воздействия на присяжных заседателей особенно важное значение имеет группировка доказательств и объяснение их доказательственного значения. Весь имеющийся по делу доказательственный материал систематизируется, группируется, анализируется и оценивается: а) в отношении каждого подсудимого; б) в отношении каждого эпизода преступления; в) в отношении каждого пункта обвинения. Если преступления совершены группами разной численности и неодинакового состава участников, доказательства целесообразно объединять по группам участников конкретного преступного деяния. Такое расположение доказательств позже позволит обвинителю легко определить объем обвинения в отношении каждого из подсудимых.

На важное значение правильной группировки и интерпретации в судебной речи обвинительных доказательств обращал внимание А. М. Бобрищев-Пушкин:

"Группировка доказательств связывает их (источники достоверности) в одно и превращает в плотную массу, составляющую основу судебного приговора... такие группировки могут делать и стороны... и присяжные; тогда вывод стороны о доказанности виновности, если его разделят или сами сделают присяжные, станет доказательством, хотя проф. Владимиров и называет его “объяснением”. Действительно, такое объяснение стороны, если оно принято присяжными, а там более самостоятельно создалось в уме присяжных, как вывод, очевидно становится одной из “основ судебного приговора”" [4. С. 192].

Группировка и интерпретация прокурором обвинительных прямых и косвенных доказательств позволяет государственному обвинителю направлять мысли присяжных заседателей и председательствующего судьи в нужную для дела сторону, особенно, когда обвинение построено в основном на косвенных доказательствах (уликах) и подсудимый отрицает свою виновность. По таким делам тактически и психологически грамотная группировка и интепретация (объяснение) косвенных доказательств государственным обвинителем позволяет нейтрализовать у присяжных заседателей и председательствующего судьи один из главных психологических барьеров для формирования их внутреннего убеждения по вопросам о виновности, на который указывал А. Жиряев:

"Не недостаток в основаниях убеждения, но раздробленность их в сознании судящего производит то, что для него трудно решиться произнести обвинение по одним уликам... большее колебание, большая нерешительность, большая, так сказать, робость судьи при применении доказательства уликами происходит не от недостатка или нетвердости оснований убеждения, но от трудности представить их себе вдруг, слить их в сознании в нераздельную силу, которая одним сокрушительным ударом уничтожила все сомнения насчет вины подсудимого" [8. С. 212, 108–109].

Тактически и психологически грамотная группировка и интерпретация косвенных доказательств в обвинительной речи помогает преодолеть раздробленность в сознании присяжных заседателей и председательствующего судьи улик, представить объективную причинно-следственную и пространственно-временную взаимосвязь между ними и рассматриваемым в суде присяжных деянием, действиями причастных к нему лиц и, таким образом, направить мысли присяжных и судьи в нужную для дела сторону (с позиции обвинения), преодолеть их сомнения в виновности подсудимого.

По таким делам следует разобрать все возможные в данном случае версии, сопоставить их поочередно со всеми доказательствами, сделать из этого анализа логические выводы и показать, что ни одна из версий, кроме версии обвинения, не подтверждается.

При анализе обвинительных доказательств опытные прокуроры нередко используют различные средства наглядности: схемы, фотографии, видеозаписи и т.п. Например, для изобличения взяточников прокурор в обвинительной речи использовал составленную им схему-график телефонных переговоров проходящих по делу лиц. В необходимых случаях в обвинительной речи при анализе доказательств могут быть использованы специально подготовленные модели для наглядного изображения обстановки совершения определенного преступления, взаимного расположения потерпевших и обвиняемых и других существенных обстоятельств рассматриваемого дела.

  • [1] При подготовке данного раздела использованы работы: [17. С. 31–43; 6. С. 163–190].
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >