Установление объема обвинения в отношении каждого из подсудимых

Данный элемент обвинительной речи характерен для групповых дел со многими эпизодами преступной деятельности, в которой соучастники проявляли неодинаковую активность. Эта часть обвинительной речи может быть начата словами: "Проведенный анализ и оценка доказательств позволяют определить объем обвинения в отношении каждого из подсудимых отдельно. Обвинение считает доказанным, что подсудимый (имярек) совершил следующие преступления (или участвовал в совершении следующих преступлений). Конкретно им совершены следующие деяния..." И далее идет перечень этих действий подсудимого. Затем излагается обвинение в отношении каждого из остальных подсудимых.

При этом важно не забывать, что должна быть проведена четкая градация, установленная ст. 33 УК РФ: кто из соучастников является исполнителем, непосредственно совершившим преступление, кто – организатором, подстрекателем, пособником. Должны быть раскрыты все стороны деятельности каждого из соучастников по каждому преступлению. Может случиться так, что роль соучастника будет меняться: подстрекатель в одном преступлении может оказаться организатором или исполнителем в другом преступлении. Труднее всего выявить организатора. Члены преступного сообщества могут заранее сговариваться, кого они назовут организатором, чтобы скрыть действительного организатора. В группе взрослых и несовершеннолетних обычно стремятся указать на несовершеннолетнего как на организатора или на соучастника, ранее не судимого. Нередко уговорами, угрозами или иным способом заставляют одного из членов группировки взять на себя ответственность за организацию совершения преступления.

Задача обвинителя состоит в том, чтобы помочь суду правильно разобраться в степени вовлеченности каждого из подсудимых в преступную деятельность [6. С. 189–190].

Характеристика личности подсудимого и потерпевшего

Как известно, в суде выясняются не только обстоятельства преступления и причастность к нему определенных лиц, но и те причины, которые вызвали его совершение, т.е. объективные и субъективные факторы, побудившие человека нарушить закон, стать на путь преступления. Для правильного и справедливого разрешения уголовного дела, назначения подсудимому справедливого наказания суд должен знать, является ли преступление закономерным результатом проявления стабильных личных качеств подсудимого, его "злой воли" или нет. В этом разделе речи обвинитель должен раскрыть психологический механизм совершенного, показать те черты и качества подсудимого и потерпевшего, которые отразились в преступлении, обусловили его и имеют значение для правильного и справедливого разрешения уголовного дела.

Характеристика подсудимого и потерпевшего должна быть объективной, подтверждаться доказательствами по делу и вытекать из его материалов. Государственный обвинитель не должен умалчивать о противоправных, аморальных действиях потерпевшего в момент совершения преступления.

Отрицательная характеристика подсудимого и потерпевшего должна быть корректной и обоснованной. Государственный обвинитель обязан быть сдержанным в выборе слов и выражений. Он не вправе прибегать к насмешкам, издевательскому тону и другим резким выпадам, унижающим подсудимого и потерпевшего, оскорбляющим их честь и достоинство.

С этической точки зрения, видимо, самый сложный и ответственный элемент речи – характеристика подсудимого. Прокурор обязан учитывать, что он говорит о человеке, который еще не признан судом преступником. Субъективный подход к оценке личности подсудимого должен быть исключен, иначе в обвинительной речи он перерастает в обвинительный уклон, в стремление прокурора обвинять во что бы то ни стало, что приводит к необъективности прокурора. Недопустимо и безнравственно что-либо голословно утверждать, игнорировать положительные стороны, обращать достоинства подсудимого в недостатки, оглашать порочащие его данные, не имеющие отношения к делу.

В юридической литературе выделяется и такой раздел обвинительной речи, как анализ причин и условий, способствовавших совершению преступления. Представляется, что в условиях действия УПК РФ, предусматривающего установление только обстоятельств, способствовавших совершению преступления (ч. 2 ст. 73), эти обстоятельства целесообразно анализировать в первом и втором разделах обвинительной речи – при анализе элементов состава преступления, к которым они относятся, и соответствующих доказательств. Например, при анализе субъективной стороны преступления надо показать условия возникновения умысла, факторы, способствовавшие его появлению и реализации. При доказывании объективной стороны преступления прокурор должен раскрыть обстоятельства, которые облегчили, а по некоторым делам и прямо спровоцировали лицо на совершение преступления, и т.п.

В заключение следует выделить еще один важный элемент, который должен обязательно присутствовать в обвинительной речи, независимо от того, есть ли спор между обвинением и защитой по основным вопросам о виновности подсудимого. Речь идет об общественной оценке преступного деяния, совершенного подсудимым. Общественная оценка государственным обвинителем совершенного подсудимым деяния направлена прежде всего на убеждение присяжных заседателей в общественной опасности рассматриваемого преступления, правильности и справедливости привлечения подсудимого к уголовной ответственности.

Оценка общественной опасности преступления должна исходить не только из характера совершенного деяния, но также из динамики преступности и отдельных видов преступлений.

Этот элемент обвинительной речи может содержаться и во вступлении, и в главной части – при анализе обстоятельств дела, и в заключительной части обвинительной речи.

Например, в речи государственного обвинителя начальника отдела государственных обвинителей прокуратуры Ульяновской области Т. В. Причаловой по делу Колотушкина С. В., обвинявшегося в разбойном нападении и убийстве, сопряженном с разбоем, оценка общественной опасности этих преступлений была дана не только в начале, но и в конце речи [6. С. 165–167].

Начало речи: "15 ноября 1998 г. в 13 ч 30 мин за прикрытой дверью буфета, расположенного в доме № 66 по ул. Московская г. Димитровграда, жильцы дома услышали раздирающий душу женский крик: “Не убивайте!”.

Через несколько минут две женщины, заглянув в помещение буфета, увидели прятавшегося за прилавком человека в рыжей меховой шапке. Его спросили: “Что вы делаете?”. В ответ он встал и пошел в их сторону. Испугавшись, женщины выбежали из буфета, но успели заметить, как этот человек (высокий мужчина в рыжей шапке и зеленой куртке-пуховике) вышел из здания и пошел по улице.

Женщины вернулись и в подсобном помещении буфета на полу в луже крови обнаружили почти бездыханное тело продавщицы буфета двадцатилетней Лукьяновой Елены с множеством ножевых ранений в области груди, живота, спины, шеи и на руках. Через несколько минут ее сердце перестало биться.

Чудовищное, ничем не объяснимое по своей жестокости убийство молодой женщины, которую всего несколько минут назад здоровой и веселой видели десятки людейее покупатели, потрясло жителей округи.

По факту убийства было возбуждено уголовное дело. Органы следствия стали искать убийцу по приметам, указанным свидетелями: высокий, худой мужчина, одетый в куртку-пуховик темного грязно-зеленого цвета, в меховой рыжей шапке. Поиски преступника по горячим следам с помощью розыскной собаки результатов не дали. У автобусной остановки следы обрывались, упираясь в следы протекторов автомашин. Позднее стало известно, что Колотушкин, которому и было предъявлено обвинение в убийстве Лукьяновой, в этом месте сел в маршрутное такси и уехал на другой конец города.

Доказательства, исследованные в вашем присутствии, дают мне право с полной уверенностью и убежденностью говорить о том, что именно Колотушкин виновен в этом изуверском убийстве, что Колотушкинубийца".

Конец речи: "Когда-то писатель Ромен Ролан сказал мудрые слова: “Жалость к палачуэто жестокость по отношению к его жертве”.

Наблюдая поведение Колотушкина в суде, я думаю, вы, уважаемые присяжные заседатели, убедились в том, что даже сейчаспо прошествии времениподсудимый не осознал глубину горя, которое он причинил семье убитой им женщины.

Решая вопрос о снисхождении, вспомните молодую женщину Лукьянову Лену, для которой жизнь оборвалась в 20 лет. Вспомните ее отца, постаревшего и поседевшего раньше времени, вспомните не просыхающие слезы ее матери. Родители потеряли единственную дочь! Вспомните двухлетнего малыша, который никогда больше ее не увидит и не произнесет главное слово: “Мама”. Я уверена и в том, что вы надолго запомните лицо мужа погибшей женщины, на котором застыла глубокая скорбь.

Подумайте об этом, вынося свое решение.

Я надеюсь, что ваш жизненный опыт, ваша человеческая мудрость позволят вам принять единственно правильное и справедливое решение.

Сейчас только от вас зависит, будет ли наказано зло, восторжествует ли справедливость.

Благодарю за внимание".

Таким образом, общественная оценка государственным обвинителем совершенного подсудимым деяния включает в себя и его нравственную оценку. О значении нравственной оценки преступления в судебной речи очень хорошо сказал А. Ф. Кони:

"Судебная речь должна заключать в себе нравственную оценку преступления, соответствующую высшему мировоззрению современного общества. Но нравственные воззрения общества не так устойчивы и консервативны, как писанные законы. На них влияет процесс то медленной и постепенной, то резкой и неожиданной переоценки ценностей. Поэтому оратор имеет выбор между двумя ролями: он может быть послушным и уверенным выразителем господствующих воззрений, солидарным с большинством общества; он может, наоборот, выступить в качестве изобличителя распространенных заблуждений, предрассудков, косности или слепоты общества и идти против течения, отстаивая свои собственные новые взгляды и убеждения" [11. С. 96].

В процессе оценки опасности преступления и его нравственной оценки реализуется такой ораторский прием, как "общие места", в том числе с использованием "крылатых" слов и выражений, цитированием философско-нравственных источников, содержащих отрицательную характеристику преступления, в котором обвиняется подсудимый.

Итак, общественная оценка прокурором совершенного подсудимым преступления включает в себя два основных компонента: 1) оценку общественной опасности преступления; 2) нравственную оценку этого преступления, соответствующую мировоззрению современного общества.

Оценивая общественную опасность совершенного подсудимым преступления и давая ему нравственную оценку, прокурор, как отмечал П. С. Пороховщиков, должен избегать шаблона.

"Между тем одно из любимых вступлений наших обвинителейэто указание на небывалый ужас преступления. “Даже среди кровавого кошмара наших дней настоящее дело превосходит все то, что мы до сих пор переживали, по коварству замысла и жестокости исполнения”. Оратор не может сознавать, что и в прошлом, и в будущем, и в настоящем есть и будут многие более ужасные преступления. И присяжные знают это. К чему же эти пустые слова?" [29. С. 304].

Этот недостаток нередко проявляется и в выступлениях современных государственных обвинителей, которые проявляют беспомощность в попытке связать бытие жизни с событием преступления и не умеют уяснить, в чем необычность данного преступления и данного дела. В. В. Гаврилов приводит типичные примеры шаблонной общественной оценки преступления в начале обвинительной речи.

"...многие из слышанных нами обвинительных речей своим началом поразительно сходны. В разных вариантах, но основная мысль одна: “Россия вступила на путь преобразований и реформ...” Этот штампсвидетельство беспомощности в попытке связать бытие жизни с событием преступления!

...Или, скажем, рассматривается уголовное дело о посягательстве на частную собственность или государственную собственность, оратор сосредоточивается на том, что действующая Конституция защищает все формы собственности.

Дело об убийстве: и тут же готовый штампсамое дорогое, что есть у человека, это жизнь.

Дело о хулиганстве: соблюдение общественного порядка есть святая обязанность каждого гражданина...

А ведь в первом случае надо было сказать, какое сейчас значение имеет право собственности, что это одна из основ жизни человека или существования государства.

Во втором: общество лишилось достойного, способного, талантливого человека. Убит не только погибшийэто драма для его близких, трагедия для жены и родителей. Нож убийцы достал детей убитого, как-то сложится их судьба? И так далее, и тому подобное. Конечно, вдумчивый читатель сможет по конкретному делу найти и еще более яркие краски и версии.

В суде с участием присяжных заседателей рассматривалось дело по обвинению работника правоохранительных органов в получении взятки. В начале своего выступления государственный обвинитель обратил внимание присяжных на то, что преступления подобного рода раскрывать тяжело, так как при получении взятки свидетелей, как правило, не бывает. Увы, такое вступление можно было сделать и по делу об ограбленииэто преступление тоже стремятся совершить, когда нет свидетелей. И квартирные кражи происходят, как правило, когда дома никого нет. А ведь совершенное мздоимство происходило на общем фоне коррупции, потрясающей наше общество.

Чиновник обязан бороться со всеми видами преступлений. На чью неподкупность может рассчитывать честный гражданин? Какой удар наносится по доверию к органам правопорядка, служители которых сами с легкостью этот порядок нарушают.

Своим выступлением государственный обвинитель не вызвал и не пытался вызвать гнева против лихоимства.

Настоящий судебный оратор обязан почувствовать приевшийся до оскомины штамп, отвергнуть его и поразмышлять, чем его можно заменить.

Указанного штампа можно легко избежать, если обвинитель, приступая к подготовке обвинительной речи, постарается для себя уяснить: в чем необычность данного преступления и данного дела. Работник филармонии, артист, заблаговременно оставил незакрытым окно, ночью залез через него внутрь и похитил аудиосистему. В суде обвинитель говорит, что охрана государственного достоянияодна из важнейших задач правоохранительных органов. Он никак не оценил, что хищение совершено лицом, которое по своему призванию и профессиональным интересам несет культуру и нравственность в общественное сознание. Благодарный материал для оценки двойного подхода подсудимого к своей профессии: одна моральна вечернем представлении со сцены, другаятемной ночью, спустя всего два-три часа после того, как публика разошлась и коллеги разъехались по домам" [6. С. 172-174].

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >