Основные черты права Франции

Источники права

Особенностью Франции было то, что вплоть до ликвидации феодализма она не знала единой правовой ситемы.

В зависимости от источников права страна делилась на две части: 1) к югу от реки Луары – "страна писаного права", так как там действовало римское право, приспособленное под влиянием обычаев к новым условиям; 2) север Франции, считавшийся "страной обычного права", поскольку там основным источником были местные обычаи – кутюмы.

Важнейшим источником, придававшим праву особую пестроту, был правовой обычай. В IX–XI вв. во Франции установился принцип территориального действия права, сложившегося на территории проживания населения. К X в. во Франции практически перестали действовать Салическая правда и другие варварские обычаи, которые применялись по персональному принципу. На смену им в условиях феодальной раздробленности пришли территориальные правовые обычаи (кутюмы) отдельных регионов, сеньорий и даже общин. Обычаи складывались в устной форме на основе обыкновений, признававшихся из поколения в поколение на какой-либо определенной территории местного или регионального масштаба. Для признания обычаев в судах было необходимо, чтобы они были известны по крайней мере 40 лет.

Начиная с XII в. отдельные кутюмы стали записываться. В 1255 г. в Нормандии был составлен сборник обычного права – "Большой кутюм Нормандии", который использовался в судебной практике. В 1296 г. были записаны кутюмы Тулузы, в 1330 г. – "Древний кутюм Бретани". Особым авторитетом в судах пользовался сборник "Большой кутюм Франции", составленный в 1389 г.

Наиболее известным и популярным в средневековой Франции стал сборник обычаев "Кутюмы Бовези" (около 1283), автором которого был королевский бальи Филипп де Бомануар. Хотя этот сборник опирался, прежде всего, на запись кутюмов одного из судебных округов графства Клермонта (на северо-западе Франции), Бомануар дал в своем сочинении широкий обзор обычного права со ссылками на кутюмы других судебных округов и с добавлением ряда положений канонического и римского права. Сборник включал пролог и 70 глав, описывающих большое количество кутюмов по различным вопросам права (организация суда и процесс, правовой статус разных категорий лиц, юридический режим земельных владений и т.д.), хотя и не давал системного и цельного изложения правового материала. "Кутюмы Бовези" подтверждали обязательность правовых обычаев не только для граждан, но и для государственной власти: "Король должен сам соблюдать обычаи и заставлять других соблюдать эти обычаи".

Поскольку частные сборники обычного права не отличались полнотой, проблема доказывания кутюмов в судах оставалась сложной. Если какой-нибудь обычай вызывал сомнения или оспаривался, судья проводил специальное расследование с допросом 10 местных знатоков обычного права, которые должны были единогласно подтвердить существование кутюма и его содержание.

В 1454 г. специальный ордонанс Карла VII предписал всем бальи свести в единые сборники кутюмы их бальяжей и направить для обобщения в Парижский парламент. В соответствии с этим предписанием были составлены, а в XVI в. отредактированы 60 сборников "больших" кутюмов и около 200 сборников "малых" кутюмов.

Источником, вносившим единообразие, было римское право, которое на юге выступало в качестве основного источника права, а на севере восполняло пробелы обычного права. На всей территории Франции римское право воспринималось как источник "писаного разума".

Римское право постепенно стало на юге Франции важнейшим источником права. Французские юристы, комментирующие памятники римского права, развернули свою деятельность еще до создания знаменитой итальянской школы глоссаторов. Настоящий ренессанс римского права во Франции начался с XIII в., что было связано прежде всего с активной деятельностью школы глоссаторов. Плацетин, один из видных представителей этой школы организовал в начале XIII в. преподавание римского права (прежде всего Дигест Юстиниана) в университете Монтпелье. Затем юридические факультеты стали открываться и в других университетах Франции.

Отношение королевской власти к римскому праву во Франции сначала было двойственным. Признав доктринальное значение римского права, французские короли ограничивали его практическое применение. Людовик Святой в XIII в. постановил, что римское право не является обязательным во французском королевстве. Филипп Смелый запретил практикующим юристам использовать римское право в стране обычного права. Хотя здесь римское право рассматривалось лишь в качестве писаного разума и дополнительного источника права, оно оказывало заметное влияние на кутюмы в ходе их редактирования и записи. Что же касается юга, то здесь был найден своеобразный выход, заключающийся в том, что королевская власть признала римское право как своего рода вид "писаного обычая".

К числу важных источников, действовавших в равной мере на территории всей страны, относились также нормы канонического права, которое достигло наибольшего влияния в XII– XIII вв., когда компетенция церковных трибуналов существенным образом расширила свою юрисдикцию в отношении светского населения. В последующие века сфера действия канонического права во Франции начала сужаться. Королевский ордонанс 1539 г. запретил церковным судам рассматривать дела, касающиеся не клириков, а светских лиц. К этому времени утвердилось положение, согласно которому король один осуществляет власть в королевстве, а поэтому декреталии римских пап и постановления церковных соборов не являются обязательными для французов. В отношении старого канонического права, выработанного в период Средневековья и включенного в свод канонического права, действовала презумпция, согласно которой оно молчаливо признавалось королевской властью. Нормы канонического права, принятые церковью уже после утверждения свода канонического законодательства (1582), требовали специальной королевской санкции. Фактически королевские суды стали принимать во внимание лишь те акты церковных соборов и римских пап, которые сопровождались специальными королевскими грамотами, означавшими их официальную промульгацию. Более того, такие грамоты подлежали регистрации в парламентах, что означало их верификацию. Так, Болонский конкордат 1516 г., опубликованный в виде папской буллы, приобрел во Франции обязательную силу лишь после того, как к его тексту были составлены специальные королевские грамоты, зарегистрированные в Парижском парламенте.

Городское право во Франции в период Средневековья имело большое значение, хотя и рассматривалось как своего рода обычное право. Оно отличалось значительным разнообразием, но ему были присущи и общие черты. Основным источником этого права являлись городские хартии, имевшие нормативный характер и отражавшие компромисс городского населения с королем или отдельными сеньорами. В хартиях и основанных на них внутренних регламентах городов предусматривалось поддержание мира и порядка, признавались важные права и свободы граждан, не защищенные обычным феодальным правом (право на жизнь и имущество горожан, неприкосновенность жилища и т.п.), регламентировалась торгово-ремесленная деятельность.

С XII в. для регулирования отношений между купцами начинают использоваться нормы международного морского и торгового права, позаимствованные из сборников морских обычаев и торговых обыкновений, записанных в итальянских и испанских городах. Со временем такие сборники стали составляться и во Франции. Наибольшую известность среди них получил "Реестр торговых и морских обыкновений", составленный в Олероне в XIII в.

По мере усиления королевской власти все более важное место среди источников права занимали законодательные акты королей: установления, ордонансы, эдикты, приказы, декларации и др. Начиная с Филиппа Красивого (конец XIII – начало XIV в.) королевские акты чаще всего именовались ордонансами.

Вплоть до второй половины XVII в. королевское законодательство нс отличалось систематизацией и классификацией содержащегося в нем материала. Нередко ордонансы были многопрофильные, как, например, Ордонанс Мулена 1566 г., включавший в себя нормы, относящиеся к ипотекам, судебным доказательствам, полномочиям губернаторов провинций. К середине XVI в. королевских ордонансов накопилось так много, что Генеральные штаты неоднократно требовали от короля их кодификации с целью устранения путаницы и противоречий в законодательстве. На основе действующего королевского законодательства известным юристом Бриссоном была подготовлена обширная компиляция под названием "Кодекс Генриха III", которая в 1587 г. была опубликована как частное произведение, но пользовалась большим авторитетом в судах.

Во второй половине XVII и в XVIII в. кодификационные работы поднялись на более высокую ступень. Под руководством Кольбера был создан специальный Совет но реформе законодательства. В это время издавалась серия королевских ордонансов, которые кодифицировали правовые нормы в области уголовного права и процесса, торгового и морского права, завещаний и т.д.

В 1673 г. был издан королевский ордонанс о торговле, известный как Кодекс Савари, а в 1681 г. – ордонанс о морской торговле. Эти законы определяли правовой статус купцов, порядок образования торговых товариществ, содержали нормы, регулирующие выдач}' и оплату векселей, банкротство, страхование и т.д. Таким образом, в законодательстве Франции наряду с общими нормами гражданского права, регулирующими имущественный оборот, выделилась группа обособленных норм торгового права. В последующем это привело к закреплению дуализма частного права.

В качестве дополнительного и сравнительно менее значимого источника французского средневекового права выступала судебная практика парламентов, особенно Парижского парламента. По многим вопросам, в частности связанным с применением кутюмов, решения парламентов, вынесенные по отдельным делам, приобретали обязательную силу.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >