Особенности меркантилизма в России: Ю. Крижанич, В. Л. Ордин-Нащокин, И. Т. Посошков

Меркантилизм связан с обширной заморской торговлей. Идеи меркантилизма не могли появиться в России раньше, чем у нее появились пригодные для круглогодичного судоходства порты. Однако, как писал Юрий Крижанич о России в середине XVII столетия: "Сие православное государство, будучи так широко и безмерно долго, от всех стран есть заперто по торгованию. От севера нас опоясывают Студеное море и пустые земли. От востока и полудня окружают дивные народы, с коими никаково торгования быть не может... Торгование азовское и черноморское, как бы сей земле наиприбыльное не было, держат во владении крымцы... И тако нам остаются токмо три слободна торговища: по суху – Новгород и Псков, а на воде Архангельская пристань. Но от последней нам мало выгоды – к тому месту путь есть неизмерно предалек и труден".

Крижанич Юрий (1618–1683), хорватский мыслитель, получил богословское образование в Загребе, Болонье, Риме. Был католическим священником-миссионером. Страстный пропагандист идеи "славянского единства". Главную роль в сплочении славян отводил Русскому государству, которое посетил впервые в 1647 г. Прибыл в 1659 г. в Москву и по неизвестной причине был арестован и сослан в 1661 г. в Тобольск. В Тобольске он написал несколько произведений, пытался вести миссионерскую деятельность. Скорее всего его вначале приняли за иезуита – папского шпиона, но, наведя справки, извинились, и в 1676 г. Крижанич получил разрешение на вольное проживание. Однако далее следы его теряются. Возможно, он вернулся на родину.

В своем главном произведении "Политичны думы" (опубликовано не полностью) Крижанич изложил свои философские, общественно-политические и экономические идеи. Он был оригинальным представителем философии просветителей, признавая материальность мира, рассматривал Бога в качестве первопричины Вселенной и развивал естественно-правовую концепцию. Крижанич поставил перед собой задачу выяснить, "что такое общественное богатство, откуда оно возникает и как увеличивается", каковы причины, которые "постоянно обеспечивают изобилие в государстве". Однако ряд выдвинутых им вопросов он оставил без ответа. Крижанич исходил из тезиса, что только то государство богато, в котором богат народ. В отличие от западноевропейских меркантилистов, Крижанич богатство государства видел в товарах, а источником его считал труд. Хотя Крижанич не ставил проблему стоимости, все же он стремился провести различие между рыночной ценой и стоимостью, указывая, что при большом предложении "за много товара и труда вручат столько же, сколько за меньшее их количество", т.е. цена упадет ниже трудовых затрат. Он указывал также на зависимость цены (стоимости) от производительности труда. Деньги Крижанич рассматривал как результат товарного обращения, критиковал практиковавшуюся тогда порчу монеты и требовал, чтобы во внешнеторговом обороте казна принимала полноценные деньги, учитывая, по какой цене "идет золото и серебро в других странах".

В противоположность взглядам западноевропейских меркантилистов, Крижанич признавал получение прибыли внутри страны ("из пашей земли"), но столкнулся с затруднением в ее объяснении и, по существу, определял в этом случае цену уже не трудом, а издержками производства, к которым причислял заранее установленную прибыль. Он оставлял открытым вопрос и об источнике ссудного процента, но, в отличие от торговой прибыли, не ограничивал его уровня.

Выдвигая программу преобразования России, Крижанич доказывал необходимость развития товарооборота внутри страны на основе роста промышленности, сельского хозяйства и расширения внешней торговли, разъяснял важность обеспечения "обилия и дешевизны" товаров, в связи с чем высказывался за "наемное содержание" "всяких товарных и художественных производств". Он стоял за налоговую политику, учитывающую имущественное состояние налогоплательщика, и требовал использования казны на нужды народного хозяйства.

Крижанич пришел к выводу, что осуществление преобразовательной программы невозможно без "истинной свободы", где "каждому можно пользоваться своим трудом и имуществом". Крижанич был сторонником сильной централизованной власти, но считал, что народ имеет право низвергнуть тиранию.

Итак, как отмечал выше Крижанич, Россия "заперта отовсюду", надо искать более удобного места для незамерзающего порта, чем архангельский. Эту задачу решил Петр I. Сначала он пытался отвоевать Азов у турок, но в конечном счете эта проблема была решена в Северной войне со Швецией. Во времена Петра I слово меркантилизм не было в ходу. Но с идеями меркантилизма (кольберизма) Петр I был знаком уже с юности. Как пишет один из первых биографов Петра I И. И. Голиков, после отстранения от власти царевны Софьи в 1689 г. экономическую программу действий для 17-летнего Петра предложил близкий к нему обитатель Немецкой слободы в Москве женевец Франц Лефорт (его родной брат Ами Лефорт был синдиком Женевы, т.е. крупным банкиром, которому община доверила преумножение своих средств). Ссылаясь на некоторых иностранных авторов, Голиков так излагает основные мысли Лефорта: "Ваши владения граничат с пятью морями, но ни на котором из них не имеете Вы флота и ниже порядочной пристани корабельной. Купечество (коммерция) Ваших подданных заключается столь в тесных пределах, что не может оное ни Государства обогатить, ни доходов Ваших умножить... Известно же, что доходы Государственные существенно почитаются такие только, которые получаются отвне и которые дают свободнейший в государстве ход и оборот. Средством же к приобретению таковых доходов есть торговля".

Одновременно Лефорт советовал с помощью кадровых офицеров реорганизовать и усилить войско, чтобы "заставить уважать купцов Ваших вне Государства", посылать за границу способных молодых людей для изучения "нужнейших наук, художеств и торговли", а также иметь в просвещенных державах российских послов-резидентов и (торговых) агентов. В этих советах содержалась та "государственная идея", которая овладела Петром I. Последняя же совмещала двойной интерес: пополнение государственной казны и развитие производительных сил страны.

Однако для проведения политики меркантилизма нужны были товары для вывоза, причем товары, как сказали бы современные экономисты, с добавленной стоимостью. Россия все еще оставалась преимущественно аграрной страной, в то время как Голландия и Англия благодаря политике колониализма достигли наибольшего подъема своей промышленности. Западноевропейские государства стремились превратить Россию в рынок сбыта своих промышленных товаров (в Лондоне для этой цели была образована по образцу Ост-Индийской торгово-промышленной компании Московская компания), а также овладеть вывозом русского сырья. Учитывая возросшее влияние отечественного купеческого капитала, в целях улучшения своего финансового положения правительство России встало на путь меркантилистской политики. В 1667 г. был утвержден Новоторговый устав, направленный на защиту интересов российского купечества путем высоких таможенных пошлин. При этом западноевропейские купцы могли торговать оптом только в Архангельске и в пограничных пунктах, а в Москве и в других городах им запрещалось вести розничную торговлю. Исключение делалось для восточных торговцев, которые могли приезжать в Москву и в другие города. Автором Новоторгового устава был Ордин-Нащокин.

Ордин-Нащокин Афанасий Лаврентьевич (ок. 1605–1681). Думный боярин, государственный деятель, реформатор, экономист.

А. Л. Ордин-Нащокин был одним из немногих представителей наших соотечественников XVII столетия, чья деятельность нашла свое отражение в исторических документах. Это был реформатор и видный государственный деятель, послуживший развитию русской промышленности и торговли, успешный и тонкий дипломат, имеющий также немалые военные заслуги, выдающийся мыслитель и гуманист, один из родоначальников "западнического" движения в русской экономической мысли.

Ордин-Нащокин не оставил после себя конкретных работ, которые можно было бы теоретически анализировать. Все, что до нас дошло, это его высказывания по различным вопросам в письмах и донесениях к царю, составленные проекты законов и уставов, а также сведения о различных практических начинаниях. В частности, известно, что в 1665–1666 гг., будучи воеводой в Пскове, Ордин-Нащокин провел ряд реформ в городском хозяйстве. Однако неуступчивый характер, а возможно, и политическая недальновидность положили конец его реформаторской деятельности. Ордин-Нащокин полагал необходимым строго придерживаться условий мирного договора с Польшей, что означало в тех условиях угрозу потери Киева. Царь Алексей Михайлович "милостиво отпустил его, и от всей мирской суеты освободил явно". В 1672 г. Ордин-Нащокин был удален в Крыпецкий монастырь, где умер на 75-м году жизни.

Одним из наиболее перспективных нововведений явилось создание городского самоуправления, которое формировалось на выборной основе. При этом часть своих полномочий воеводы Ордин-Нащокин передал выборным из числа посадских людей. Следует отметить, что ранее исполнительные органы власти были всего лишь проводниками данных сверху "наказов". Ордин-Нащокин требовал от хозяйственных субъектов простора и свободы действий: "не во всем дожидаться государева указа... где глаз видит и ухо слышит, тут и надо промысел держать неотложно".

"Промыслом" Ордин-Нащокин называл созидательную деятельность, основанную на сообразительности и инициативе субъекта. Сюда можно отнести и частные усилия субъектов экономики, т.е. то, что современная экономическая теория называет "предпринимательской способностью". Отмечая важность этой производительной силы для развития государства, Ордин-Нащокин писал: "Дело в промысле, а не в том, что людей много; и много людей, да промышленника нет, так ничего и не выйдет; вот швед всех соседних государей безлюднее, а промыслом над всеми верх берет; у него никто не смеет воли отнять у промышленника; половину холопов продать, а промышленника купить – и то будет выгоднее".

В предложениях по организации государственной деятельности Ордин-Нащокин исходил из того, что народное хозяйство страны представляет собой единое целое, и его отрасли находятся в тесной взаимосвязи. Такими же широкими являлись и его взгляды на экономическую роль государства. В то время народное хозяйство рассматривалось лишь как источник пополнения казны. Ордин- Нащокин считал такой подход узким. Он рассматривал экономику не как средство достижения целей, а как один из основных предметов государственной заботы и управления.

Для достижения стратегической цели государства Ордин-Нащокин намечал целую систему мер, в том числе: не стеснять частную инициативу и создать "рамочные" условия для промышленного сословия, с тем расчетом, чтобы они могли трудиться производительнее; освободить промышленников от "гнета приказной администрации" (задача, которая остается актуальной и по сей день); ввести свободную торговлю (в отмене привилегий, которые ранее предоставлялись некоторым категориям торговцев); провести меры, которые могли препятствовать честной конкуренции.

Ордин-Нащокин считал, что слабость русской торговли кроется в недостатке капитала и наличии нездоровой конкуренции между русскими купцами, в их неумении организоваться. Он предполагал объединить торговых людей и остановить борьбу между ними путем создания торговых компаний на комиссионных началах. По его проекту мелкие и средние купцы, не имеющие достаточного капитала, прикреплялись к крупным купцам "по знакомству и по свойству", становясь, по существу, их агентами и получая за это часть прибыли. На отечественные товары надо было, по мнению Ордина-Нащокина, назначать единую "уставную" цену, чтобы русские товары не скупались по низкой цене. Эту цену должны были определять выборные посадские люди. Он считал необходимым для ликвидации кредитного дефицита привлекать торговый капитал иностранцев на выгодных условиях.

Получив в 1667 г. в свое ведение Посольский приказ, Ордин- Нащокин воплотил эти идеи в Новоторговом уставе – документе, в котором были сформулированы основные принципы новой торговой политики. В процессе разработки положений Устава А. Л. Ордин-Нащокин сделал еще один шаг: он провел идею об особом приказе, который ведал бы делами купцов и служил им защитой от воеводских притеснений. Этот Приказ купецких дел в итоге стал предшественником учрежденной Петром I Московской ратуши, или Бурмистерской палаты, ведавшей всем городским торгово-промышленным населением государства.

Меркантилистская политика Петра I находила поддержку у русского купечества. Наиболее полно ее выразил Иван Тихонович Посошков.

Посошков Иван Тихонович (1652–1726), экономист, общественный деятель. Родился в подмосковном селе Покровское. И. Т. Посошков по происхождению – московский крестьянин, но еще отец и дед его занимались ремеслом.

Интересы И. Т. Посошкова были весьма широки: он занимался оружейным делом, изобретательством, имел винокуренные заводы, стал купцом и предпринимателем, был энергичным хозяйственником и общественным деятелем. Им были написаны глубокие экономические и философские работы: "Книга о скудости и богатстве", "Зерцало очевидное", "Завещание отеческое", "Письмо о денежном деле", "О ратном поведении", "Донесение о новоначинающихся деньгах". В своих сочинениях он выступал как идеолог нарождающейся буржуазии эпохи петровских преобразований. Но основная специальность И. Т. Посошкова – денежное дело.

Посошков жил и работал в эпоху радикальных преобразований на рубеже XVII–XVIII вв. "Книга о скудости и богатстве" (1724 г., издана в 1842 г.) – главный экономический труд Посошкова. В нем содержится множество идей, которые были оригинальными и пионерскими не только для того периода, но и 100 лет спустя, когда научная общественность смогла познакомиться с этим произведением. Более того, многие идеи остаются актуальными и для нашего времени, а научные подходы входят в инструментарий институционального и неоинституционального направлений в экономической теории.

Посошков был искренним сторонником мер, проводимых Петром I. Он так же, как император, видел пороки традиционного устройства российского общества, не раболепствовал перед седой стариной и предлагал "самые крутые меры для истребления застарелого зла". Но в отличие от своих современников Посошков искал глубинные причины современной ему неустроенности и пути реформирования российского общества и экономики. Ряд экономических вопросов и проблем поднимались и обсуждались современниками Посошкова, но он первым представил их в виде цельной системы и объемного научного трактата. Своеобразие и широта мышления позволили Посошкову объективно оценить последствия петровских преобразований. Его удручало, что заимствованные рецепты из опыта западных стран оказывались подчас не только бесполезными, но и вредными, поскольку уводили реформы в сторону от истинных путей.

Посошков был обеспокоен слишком быстрым и резким изменением институтов в период петровских реформ. Желание достичь быстрого результата приводило к использованию недопустимо грубых средств реализации благих намерений. Посошков отмечал, что Петр I был горяч, порывист и почти всегда действовал прямолинейно, грубо, "силой власти, а не духа", заботясь более о великости дел, чем о безмерном величии и самоценности каждого человека. Это приводило к тому, что у него было мало единомышленников, и даже самые скромные начинания стоили ему огромных усилий и неоправданных жертв.

Первым опытом рассмотрения Посошковым экономических государственных вопросов было "Завещание отеческое к сыну" (1715–1719), написанное для его сына Николая. Это произведение занимает промежуточное положение между "Зерцалом" и "Книгой о скудости и богатстве". В нем присутствует еще много рассуждений богословского характера, но уже поставлены вопросы управления, военного дела, хозяйствования, судопроизводства. С этого времени внимание Посошкова обращено преимущественно на экономические и хозяйственные проблемы, вопросы государственного благоустройства.

Главный вопрос его учения – государственное хозяйство. За полвека до появления известного сочинения А. Смита "Исследование о природе и причинах богатства народов" (1776) Посошков, как и другие русские экономисты, не отождествляет богатство с деньгами, подобно западным меркантилистам. Богатство государства Посошков связывает с созданием таких условий в стране, при которых путем обогащения всего народа будет обеспечен непрерывный рост государственных доходов. Не обогащение господствующих классов, а повышение материального благосостояния всего народа создает прочную экономическую основу государства.

Заслуга Посошкова состоит в том, что он правильно понял основные задачи современной ему эпохи и боролся за осуществление этих задач в России.

Эпилог. Философско-экономическое наследие древних греков и римлян стало основой европейской культуры и науки. Благодаря эмпирическим обобщениям и абстрактно-теоретическому мышлению Античности произошло выделение экономических знаний из философии, которая особое развитие получила у древних греков. Экономическая мысль Средневековья вобрала в себя не только философские построения, но и христианскую этику.

Русские книжники развивали экономические знания в поучениях о гармонии "властей", "благе" и "благолепии" в ведении хозяйства. В период становления централизованного государства русская экономическая мысль акцентировала свое внимание на проблемах государственного, монастырского и крестьянского хозяйства. Первыми западными теориями, проникнувшими в Россию, были теории меркантилизма. Они имели национальные особенности. Особенности теорий меркантилизма в России отражены в работах Ю. Крижанича, В. Л. Ордин-Нащокина, И. Т. Посошкова и др.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >