Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политэкономия arrow История экономических учений

Различия в становлении английской и континентальной систем политической экономии: В. Петти и П. Буагильбер

Несмотря на то что на протяжении всего XVII в. Англия все еще оставалась преимущественно аграрной страной, в ней значительное развитие получила шерстяная промышленность, начали развиваться железоделательная, каменноугольная и лесная отрасли производства. Капиталистические отношения проникли в земледелие. Неуклонное развитие капиталистического производства в стране и рост влияния промышленной и сельскохозяйственной буржуазии были причиной того, что государственная политика, проводимая в интересах торговой буржуазии, вступила в противоречие с требованиями буржуазии промышленной. Меркантилистическая политика, которая в Англии характеризовалась гегемоний торговых монополий в экономике страны, стала подвергаться критике со стороны оппозиции. Новая государственная экономическая политика должна была получить свое теоретическое обоснование. Наиболее успешная критика теорий меркантилизма была представлена в работах У. Петти, П. Буагильбера и А. Смита. Именно последний довел критику до создания альтернативной теории, служащей вплоть до настоящего времени отправной точкой современной экономической науки.

"Трактат о налогах и сборах" У. Петти отделяет от "Исследования о природе и причинах богатства народов" А. Смита ровно 100 лет. Именно столько времени понадобилось промышленному капитализму в Англии, чтобы произошли необратимые процессы и созрели идеи о закате эпохи торгового капитализма.

Уильям Петти (1623–1687) – один из основателей английской классической школы политической экономии. Он родился в семье скупщика и с 15 лет начал заниматься торговым делом. Одновременно Петти изучат естественные науки, математику и медицину. Служил врачом в ирландской армии Кромвеля, оккупировавшей Ирландию. Проявив значительный интерес к устройству конфискованных у ирландцев земель, Уильям Петти представил в 1641 г. проект нового кадастра земель, конфискованных у ирландской аристократии. Получив значительную сумму денег, он использовал ее на скупку земельных наделов и стал крупным землевладельцем. В то же время он занимался лесной торговлей. В 1668 г. Петти был избран членом парламента. После того как в Англии пала республика, Уильям Петти примкнул к реставрации, ревностно служил династии Стюартов, получил звание пэра и пост главного управляющего государственными землями. Все теоретические произведения Петти были написаны в форме памфлетов, докладов и речей в период парламентской деятельности и являлись злободневными. Современные историки-экономисты относят Петти не только к родоначальникам современной экономической науки, но и к родоначальникам статистики и демографии. Наиболее известные произведения Петти: "Политическая арифметика" (1676), "Трактат о двойной пропорции" (1674), "Трактат о налогах и сборах" (1662), "Слово мудрым" (1664), "Политическая анатомия Ирландии" (1672), "Разное о деньгах" (1682).

Под политической арифметикой Петти понимал "приложение арифметических подсчетов к политическим предметам и явлениям, таким как общественные доходы, число жителей, площадь и стоимость земли, цены, ремесла, торговля, мануфактура, – словом, ко всему, что относится к власти, силе, богатствам и т.п. какой-либо нации или государства". В "Трактате о налогах и сборах" Петти рассматривал проблемы взимания налогов, формирования доходов государства за счет акцизов, таможенных и других пошлин, путем повышения достоинства монет, доходов от лотерей и прочими способами.

Следует иметь в виду, что под политической экономией того времени все еще понимались наука о государственных финансах, хотя Петти делает много верных замечаний о том, что финансы вторичны по отношению к развитию производительных сил страны. В этом состоит его главная заслуга как представителя политической экономии в широком смысле слова. С именем У. Петти связано применение в политической экономии нового метода, принципиально отличного от традиционного метода меркантилистов. Последние ограничивались лишь описанием явлений в том виде, в каком они выступали на поверхности общества. Петти же пытался проникнуть вглубь явлений и объяснить их. Он интересовался прежде всего количественной стороной хозяйственных явлений, что объяснялось влиянием естествознания на общественные науки в его эпоху.

Петти стремился раскрыть основу экономических закономерностей, найти за поверхностью явлений их скрытую сущность. Применительно к сути стоимости вещей и услуг это означало, что за рыночной ценой, которую Петти называл "политической ценой", он искал скрытую основу или, по его терминологии, "естественную цену".

Петти писал, что если одну унцию серебра можно добыть и доставить в Лондон из перуанских рудников с такой же затратой времени, какая необходима для производства одного бушеля хлеба, то первый из этих продуктов будет составлять естественную цену второго; и если вследствие открытия новых, более богатых рудников две унции серебра можно будет добывать так же легко, как теперь одну, то caeteris paribus хлеб будет так же дешев при цене в 10 шиллингов за бушель, как теперь при цене в 5 шиллингов.

В приведенном примере Петти проводит мысль о том, что стоимость, выраженная в деньгах, измеряется затраченным трудом и что она зависит от производительности труда. Скрытая сущность стоимости проявляется у Петти в процессе обмена на деньги. Здесь все еще сказывалось влияние меркантилистов. Однако Петти идет дальше и пытается исследовать внутреннюю зависимость рассматриваемых им экономических явлений. Его интересуют закономерности, которые лежат в основе приравнивания определенной массы товаров к определенному количеству денег. Переходя к разрешению этого вопроса, Петти выделяет труд по добыванию золота и серебра и рассматривает его в качестве труда, создающего "денежную" стоимость. Данному конкретному труду противостоят все другие виды труда, которые, по мнению Петти, непосредственно денежную (меновую) стоимость не создают.

Во всех этих высказываниях ценным является понимание того, что труд производит не просто вещи и услуги, а "естественную стоимость", обладающую способностью быть обмененной на другие товары через посредство денег. Петти пытался измерить естественную стоимость двумя мерами – землей и трудом: "труд есть отец – активный принцип богатства, а земля его мать". Именно труд, как активный принцип богатства, наиболее сложен в измерении. Прирост богатства от плодородия земли Петти определял годичной рентой участка, помноженной на 21. Почему 21? Это была средняя продолжительность жизни англичан того времени с момента рождения. Ее существенно снижала высокая детская смертность.

Петти не видит тесной экономической связи между рентой и процентом, хотя пытается количественно определить величину процента земельной рентой. Для него это не вопрос политической экономии, а скорее добровольного соглашения, поскольку на заре капитализма слой денежных рантье был еще незначителен. В условиях господства наличного монетного обращения банки того времени еще не эмитировали банкноты (кредитные деньги), и процентные бумаги существовали в основном в форме долговых расписок и торговых векселей. Но существовали арендные отношения и долги помещиков перед государством, за которые можно было лишиться имения. Именно в таком виде Петти рассматривает происхождение процента. С одной стороны, он определяет величину процента величиной ренты с участка, купленного за сумму, равную сумме займа (или недоимки, т.е. того же долга государству). С другой стороны, он говорит о том, что цена самого участка равна годовой ренте, помноженной на 21 (величина средней продолжительности жизни). Поскольку годовая рента на разных участках одинаковой площади разная, то Петти рассматривает величину "сверхренты" и грабительских процентов как рост цен на продовольствие в годы войны и голода. Это "не естественная" цена, но она существует в реальности, как и "политическая цена". В общем, Петти не объясняет ростовщический процент как необходимый атрибут функционирования экономики. Отношения заемщика и кредитора – их личное дело, какой процент их устраивает, тот и будет "естественным".

Совсем иначе он рассматривает начисления на задолженность неплательщиков государственных податей, особенно земельными собственниками. Как идеолог промышленного капитала Петти всячески отстаивал неприкосновенность не наследственной, а "благоприобретенной" собственности. Как выходец из торгово- купеческого сословия, он является противником аристократии и оправдывает любые способы ее разорения. Что же касается противоположности богатства и бедности, то, по мнению Петти, это вечный кругооборот, восхождение на "Олимп богатства" одних и падение других, это – неумолимый и неустранимый закон общественной жизни.

Рассматривая противоположность между богатством и бедностью в качестве незыблемого закона общественной жизни, он был в то же время ревностным индепендентом, сторонником протестантской аскезы, т.е. противником роскоши на одном полюсе и крайней бедности на другом. Петти яростно выступал против роскоши, которую якобы оправдывал католицизм. Он ратует за экономный хозяйственный режим, что должно выразиться в удешевлении государственного аппарата. Петти вообще считал, что сфера материального производства должна быть расширена за счет так называемого нематериального производства.

Рассуждения Петти подчинены основной идее: Англия должна стать первоклассной капиталистической державой, снабжающей своими товарами весь мир. С этой точки зрения подходит Петти и к ирландскому вопросу. Он советовал ирландцам "превратиться в англичан", "отказаться от своего языка", "удовлетворять своим послушанием, видеть и знать тех, от чьих забот и поведения зависит их благополучие и кто может распоряжаться их землями и владениями". По его мнению, англичане принесли в Ирландию "искусство, цивилизацию и свободу". Таков язык завоевателя- колонизатора. Петти выдвинул план колонизации Ирландии, который должен был превратить ее в аграрно-сырьевой придаток метрополии. Он мыслил будущее капиталистической системы без обнищания народных масс в условиях "порядка" в экономике страны, причем совершенно правильным, нормальным и "естественным" Петти считал, что такой порядок обеспечивает рабочим лишь низший предел заработной платы.

Общепризнанным основателем классической школы экономической мысли во Франции является Пьер Буагильбер. В период его жизни и деятельности государственные мануфактуры во Франции достигли своего наибольшего развития. Ставя своей важнейшей задачей обогащение государственной казны, государственный интендант финансов Ж.-Б. Кольбер подчинил ей внутреннюю и внешнюю экономическую политику. Кольбер был выходцем из купцов и благодаря протекции кардинала Мазарини занял первенствующее положение в правительстве, став, по сути, правителем государства. Экономическая политика Кольбера – кольберизм – является одним из вариантов меркантилизма, важнейшей целью которого Кольбер считал достижение активного торгового баланса. Для достижения этой цели принимались энергичные меры по форсированию экспорта французских товаров и ограничению импорта иностранных изделий. Королевские мануфактуры пользовались особыми привилегиями и получали государственные субсидии в больших масштабах. Но все эти льготы были связаны с огромными финансовыми затратами, покрывавшимися за счет налогов, которые ложились тяжелым бременем на крестьянство. Крестьянское хозяйство разорялось. Этому способствовали и постоянные войны, которые, благодаря той же политике кольберизма, Франция вела весьма успешно. Франция в этот период приобрела огромные заморские колонии, ее военный флот конкурировал с флотом Англии. Обратной стороной успехов Франции как колониальной державы, доминирующей к тому же на европейском континенте, стали огромные расходы на поддержание военной мощи. Усиливалась эксплуатация крестьян дворянами, чиновниками и ростовщиками. Сельское хозяйство пришло в состояние полного упадка, чему способствовали также политика низких цен на хлеб и запрет его вывоза за границу. Эти особенности экономики того периода не могли не сказаться на развитии экономической мысли Франции. Наиболее обоснованная критика системы государственного меркантилизма была представлена в работах Буагильбера.

Пьер Буагильбер (1646–1714) родился в семье дворянина, получил юридическое образование. С 1677 по 1689 г. он занимал должность судьи, а затем генерального начальника судебного округа Руана. Обладая пытливым умом, а также испытывая сострадание к бедным, он решил разобраться в причинах низкого уровня жизни населения Франции. Решению этой проблемы была посвящена его анонимно изданная работа "Подробное описание положения Франции" (1696), в которой содержалась резкая критика государственной экономической политики, проводившейся Кольбером.

В своих последующих работах "Обвинение Франции" в двух томах (1707) и "Трактат о природе богатства" (1709) Буагильбер дает характеристику кризисной ситуации в экономике Франции. Книги были запрещены из-за содержащейся в них резкой критики в адрес правительства. Автор за их публикацию был выслан в провинцию. В дальнейшем Буагильберу удалось трижды переиздавать свой труд (изъяв из него выпады против правительства).

Буагильбер обосновал необходимость развития сельскохозяйственного производства и проведения экономических реформ. Предлагаемые Буагильбером реформы были направлены на повышение благосостояния народа ("с Францией правительство обращается как с завоеванной страной") и сводились к следующему: изменение налоговой системы – введение пропорциональной или прогрессивной шкалы налогообложения взамен регрессивной ("плоской"); освобождение внутренней торговли от таможенных застав и расширение на этой основе емкости внутреннего рынка; введение свободного рынка зерна, отказ от поддержания государством искусственно низких цен на зерно. Теоретическое обоснование этих предложений соответствовали интересам крестьянства, т.е. основной массы населения Франции.

Буагильбер отстаивал идею о том, что богатство страны заключается не в денежной массе, а в массе материальных ценностей, удовлетворяющих потребности населения (прежде всего в продуктах сельского хозяйства), иными словами, богатство страны находит свое выражение во все возрастающем удовлетворении потребностей населения.

Заслугой Буагильбера является также обоснование труда как меры стоимости. Он считал, что труд можно измерять рабочим временем, потраченным на создание полезных вещей и услуг. При этом он проводил различие между рыночной ценой (по которой товары реализуются) и имеющей часто случайный характер, и "истинной стоимостью", которая определяется количеством труда, затраченного на производство данного товара. В отличие от Петти, считающего деньги "посредниками" в обмене разных стоимостей, Буагильбер усматривал в деньгах основное зло и в их упразднении видел возможность ликвидации несправедливого обмена, организации обмена по "истинной стоимости", которая ликвидирует источники бедствия народа.

Таким образом, французская классическая экономическая школа еще при своем зарождении существенным образом отличалась от английской. Среди этих отличий было то, что она стремилась осмыслить благо государства в целом, полагая, что государство не должно становиться на сторону каких-либо господствующих, но враждующих между собой классов. Главной заботой государства должно быть обеспечение условий для развития производительных сил страны, под которыми понималось прежде всего народное, т.е. крестьянское, хозяйство ("домохозяйство – основной производитель и потребитель благ и услуг"). Вплоть до настоящего времени политическая экономия во Франции является частью социальной науки.

Вторым существенным отличием французской политической экономии от английской было то, что она еще на заре своего образования явилась теоретическим обоснованием Великой французской революции, в то время как английская политическая экономия верно служила господствующему классу. И в дальнейшем французский утопический социализм черпал свои идеи из политической экономии, а политическая экономия пыталась обосновать возможность не только социального партнерства, но и социального равенства. Политическая экономия во Франции благожелательно относится к идеям социализма и критически к идеям, содержащим апологетику капитализма. Она, как уже было сказано, еще при своем зарождении во многом вобрала в себя идеи французского Просвещения. Их необходимо рассмотреть более подробно, поскольку они вышли далеко за пределы Франции и оказали значительное влияние на философскую и экономическую мысль России.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы