Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политэкономия arrow История экономических учений

Физиократия как экономическое учение о единстве человека и природы

В обстановке кризиса абсолютизма и роста влияния торгово- промышленного класса, а также под влиянием просветительской философии, пытающейся построить науки об обществе по образцу естествознания, во Франции возникло учение физиократов. Признавая объективную реальность внешнего мира, физиократы представляли себе общество как природное, или "физическое", явление, развитие которого происходит в соответствии с законами "естественного" порядка. Эти законы, установленные Богом в момент творения окружающего мира, не даны людям ни непосредственно, ни через церковь. Однако Бог наделил людей разумом, чтобы они могли их познать и вернуться в "Эдем" – райское состояние, которого они были лишены в момент грехопадения (совершенного под влиянием незнания законов, установленных Богом для всего "тварного", т.е. сотворенного им природного мира). Через законы, познанные философами, – "положительные законы" верховная государственная власть может воспроизвести на земле райские условия жизни, при которых труд не будет Божьим проклятием человечества ("в поте лица твоего будешь есть хлеб"), а станет физическим упражнением для поддержания телесной красоты. Это деистическое по своей сути учение преследовалось католической церковью как сектантское направление, поэтому в историкоэкономической литературе можно встретить определение физиократов как "секты экономистов".

Физиократия (от греч. physis – природа и kratos – сила, власть, господство) – направление классической политической экономии, возникшее во Франции в середине XVIII в. Его видными представителями были Ф. Кенэ, А. Р. Тюрго, В. Мирабо, Г. Летрон, П. Мерсъе де ла Ривьер, Л. Дюпон де Немур. Подвергнув критике меркантилизм, физиократы считали, что внимание правительства должно быть обращено не на развитие торговли и накопление денег, а на создание изобилия "произведений земли", в чем, по их мнению, заключается подлинное благоденствие нации. Их заслуга состоит в том, что они перенесли исследование о росте экономических благ из сферы обращения в сферу производства и этим заложили основу для нового анализа экономики.

Богоугодным трудом они считали лишь крестьянский труд, труд на земле. Эти взгляды происходили не только потому, что они жили в условиях аграрной экономики, но и потому, что плоды земли являлись Божьим даром: зерно, посеянное в почву приносило 10–20 зерен, а в животноводстве скот давал "приплод". Если же брать другие сферы деятельности, особенно торговлю и ростовщичество, то там "приплод" для одного человека оборачивался потерей для другого. Ремесло, хоть оно и не связано с мошенничеством, тоже не дает "приплода", поскольку лишь преобразует кожу, произведенную в крестьянском хозяйстве, в сапоги. Богатства, созидаемые промышленным трудом, – писал, например, Ф. Кенэ, – возникают при помощи доходов, даваемых землей, и являются сами по себе богатством бесплодным. Они лишь потребляют сельскохозяйственное сырье и воспроизводят в новой форме доходы, уже полученные от земельных угодий.

Излишек произведенных благ над потребленными, физиократы называли "чистым продуктом". Исходя из натуральной трактовки "чистого продукта", физиократы в то же время допускали его денежную оценку, поскольку не могли определить универсального показателя для различных видов "даров природы". Эту двойственность в анализе "чистого продукта", выводя его из природы и отношения к земле, они толковали как категорию, освобожденную от общественных отношений.

Основываясь на положении, что производителен только труд, создающий новые блага, они подразделяли общество на три класса: "производительный" класс, представители которого создают "чистый продукт" (включает только работников земледелия); класс земельных собственников – "непроизводительный" класс получателей земельной ренты (включает землевладельцев, государя и всех получателей десятины) и "бесплодный" класс, в который входят граждане, занятые различного рода услугами. Надо отдать должное Ф. Кенэ, который, сам будучи врачом, не придумал для своей профессии более почетную градацию, чем "бесплодный" класс. Кантильон в этом отношении, при характеристике предпринимательства не был беспристрастным, но он ведь и не был философом по образу мышления, как Кенэ.

Существенной заслугой физиократов был анализ "ежегодных авансов" (включают издержки на семена, труд), затрачиваемые каждый год, и "первоначальных авансов" (издержки на сельскохозяйственные машины, постройки и рабочий скот), представляющие собой фонд организации земледельческого хозяйства и затрачиваемые сразу на много лет вперед. Физиократы полагали, что "первоначальные авансы" обращаются в течение 10 лет, соответственно включая в ежегодные издержки производства 1/10 часть всех первоначальных авансов. Деление на авансы физиократы допускали только для производительного класса.

Деньги физиократы не причисляли ни к одному из видов авансов. Для них не существовало понятия денежного капитала. В противоположность меркантилистам, видевшим богатство в деньгах, физиократы, в частности Ф. Кенэ, считали, что "...деньги не являются богатством, в котором люди нуждаются для удовлетворения своих потребностей. Только блага, необходимые для жизни и для ежегодного воспроизводства этих же самых благ, являются такими, к обладанию которыми нужно стремиться". Они утверждали, что деньги сами по себе "бесплодны" и признавали лишь посредническую функцию денег как средства обращения. Накопление денег считали занятием вредным для общества, поскольку оно изымает деньги из обращения и лишает их единственной полезной функции – служить обмену товаров.

Физиократы признавали возможность использования денег как средства платежа при расчетах по сделкам, совершенным в кредит. Применение кредита они ограничивали сферой торговли, признавая за ней посредническую функцию. Исследуя вопрос о количестве денег в обращении, они отмечали, что денежная масса должна возрастать только пропорционально росту производства. Увеличение массы денег сверх этих размеров может нанести урон ежегодному воспроизводству, привести его к сокращению: "а уменьшение воспроизводства в свою очередь повлекло бы за собой немедленно и неизбежно уменьшение массы денег и обеднение всей нации".

Физиократы требовали свободы торговли, но это требование исходило из ликвидации внутренних таможен и препятствий для внешней торговли зерном и другими сырьевыми продуктами, так как внешняя торговля, согласно идеям физиократов, способствуя вывозу, ускоряет развитие сельского хозяйства и тем самым способствует процветанию крестьянства и "домашних" промыслов.

Большое внимание физиократы уделяли вопросам ценообразования. Исходя из интересов "производительного класса", они утверждали, что низкая цена сырьевых продуктов сделала бы торговлю невыгодной для нации. Как представители нарождающейся буржуазии физиократы пытались выдать классовые интересы за интересы всего народа и утверждали, что "дешевизна съестных припасов не выгодна для бедных слоев населения", поскольку плата за труд устанавливается, по их мнению, в соответствии с ценой хлеба. Дороговизна хлеба, по утверждению физиократов, выгодна для всех классов общества, поскольку способствует увеличению прибыли земледельцев, росту доходов собственников, росту налогов, а следовательно, и благоденствию государства.

Учение физиократов не обладало стройностью и единством. В их произведениях можно встретить взаимоисключающие утверждения. Тем не менее главная их заслуга, и в частности Ф. Кенэ, заключается в том, что они впервые предприняли попытку провести анализ общественного воспроизводства в масштабе всего народного хозяйства. В "Экономической таблице" Ф. Кенэ поставил перед собой задачу наглядно показать, каким образом совокупный годовой продукт какой-либо страны (фактически речь шла о Франции) распределяется посредством процесса обращения между тремя классами: "производительным" классом, классом земельных собственников и "бесплодным" классом, чтобы процесс производства мог быть возобновлен в прежнем масштабе, т.е. чтобы могло совершиться простое воспроизводство этого продукта.

Кенэ следующим образом представлял обращение годового продукта. До начала процесса обращения крестьяне уплачивают землевладельцам ренту – "чистый продукт", в сумме 2 млрд ливров. Само обращение состоит из пяти актов: 1) класс землевладельцев покупает у крестьян (включая арендаторов-фермеров) средства питания на 1 млрд ливров. Вследствие этого к крестьянам и фермерам возвращается 1 млрд ливров и 1/5 годового продукта выходит из обращения; 2) класс землевладельцев на 2-й млрд ливров полученной ренты покупает у "бесплодного" класса промышленные изделия; 3) класс "бесплодных" на полученный за свои товары 1 млрд ливров покупает у крестьян и фермеров продукты питания. Таким образом, в сельскохозяйственное производство возвращается 2-й млрд ливров и 2/5 части продукта выходят из обращения; 4) крестьяне и фермеры покупают у "бесплодного" класса на 1 млрд ливров промышленных изделий, идущих на восстановление инструментов и материалов, стоимость которых вошла в стоимость произведенного годового продукта; 5) класс "бесплодных" на этот 1 млрд ливров закупает сырье у крестьян и фермеров.

Завершившееся на этом обращение годового продукта обеспечивает возмещение использованных фондов сельского хозяйства и промышленности как предпосылку возобновления нового оборота производства.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы