Идеи классической политэкономии в русской экономической науке XVIII – первой половины XIX в.

С середины XVIII в. Россия знакомится с классической политической экономией. В первую очередь это учение физиократов, переводчиком которого был посол России во Франции Д. Голицын. Екатерина II тоже вначале увлекалась этим учением, и с ее благословения в Петербурге в 1765 г. появилось Вольное экономическое общество, по аналогии с клубом "экономистов" (физиократов) в Париже. Правда, теоретическая сторона учения физиократов в то время в России особого внимания не привлекла, и Вольное экономическое общество занималось преимущественно практическими проблемами сельского хозяйства, а идеи Кенэ о "производительном классе" трансформировались в работах членов этого общества в тезис о необходимости управления поместьями со стороны дворян и иметь для этого экономические знания.

Более весомой по сравнению с физиократами фигурой, оказавшей влияние на российскую экономическую науку, был А. Смит. Интересно, что когда Смит еще не имел мировой славы и преподавал философию в университете Глазго, у него было два студента из России – И. Третьяков и С. Десницкий. Вернувшись домой и став профессорами Московского университета, они пропагандировали его идеи. В частности, работа Третьякова "Рассуждения о причинах изобилия и медлительного обогащения государства как у древних, так и у нынешних народов" (1772), вышедшая на четыре года раньше основного труда Смита "Богатство народов", знакомила российских читателей с теориями раннего Смита. Но конечно, реальное влияние теории А. Смита началось в России, как и во всем мире на рубеже XVIII и XIX вв.

В 1802–1806 гг. "Богатство народов" А. Смита было издано на русском языке, причем за государственный счет. Это было связано с тем, что с начала XIX в. политическая экономия стала преподаваться в качестве самостоятельного предмета, а в России именно в это время был открыт в дополнение к Московскому ряд новых университетов, и во всех начали преподавать политическую экономию "по Смиту". Правда, поскольку преподаватели приезжали в основном из германских государств, где до XIX в. экономические проблемы рассматривались в курсе камералистики (учения о государственном управлении), то и классическая экономия преподавалась ими с большим уклоном на роль государства в экономике, что, впрочем, соответствовало и российской действительности.

Среди первых профессоров политической экономии можно выделить X. Шлецера, профессора Московского университета и автора учебника политэкономии, первым переведенного на русский язык; Л. Якоба, профессора Харьковского университета, писавшего работы по экономике России; М. Балугьянского, уроженца австро-венгерской Галиции, первого ректора Петербургского университета и помощника М. Сперанского при подготовке финансовых реформ, но наибольшее внимание привлекает Г. Шторх, первый российский академик по политической экономии и статистике. Шторх был не только преподавателем политэкономии, но и достаточно оригинальным теоретиком, внесшим вклад в развитие классической политической экономии. Его основной труд "Курс политической экономии" (1815) принес ему европейскую известность.

В первой половине XIX в. теоретическая и практическая экономическая мысль в России развивалась в несколько разных плоскостях. Теоретическая, университетская наука следовала за передовыми образцами классической политической экономии, представленными теориями английских и французских экономистов. (В таком же положении была теоретическая экономическая наука во всех остальных, кроме Англии и Франции, европейских странах и в США.)

В этих теориях главным предметом изучения была сфера промышленного производства в условиях свободной конкуренции. Относительно роли государства в экономике провозглашалась концепция экономического либерализма в целом и концепция фритредерства во внешней торговле в частности. Это соответствовало реальным экономическим отношениям Англии и Франции и не соответствовало экономике России. Поэтому другое направление российской экономической мысли, представленное в основном практическими проектами социально-экономических реформ, использовало скорее либеральный дух, чем содержание классической политэкономии, и поднимало не вопросы эпохи промышленного капитализма, а вопросы "эпохи первоначального накопления капитала", т.е. проблемы денежного обращения, кредита, финансов, внешней торговли, государственного регулирования экономики, а также проблему хозяйственных прав отдельных социальных слоев (дворянства, купечества, крестьянства и др.).

Среди российских экономистов, занимавшихся прикладными проблемами, можно выделить, начиная с конца XVIII в., М. Чул- кова, А. Радищева, Н. Тургенева, Н. Мордвинова и М. Орлова. Что касается теоретической линии российской экономической науки, то в 20-е гг. XIX в. Смит, бывший главным авторитетом для российской профессуры, стал постепенно отодвигаться на некую высоту как символ общего направления, а на первый план вышел Ж.-Б. Сэй, в меньшей степени Т. Р. Мальтус и еще в меньшей степени Д. Рикардо. Использовались также работы менее крупных западных экономистов. В последующие годы в западной экономической литературе начинается поляризация мнений о характере капиталистической экономики: с одной стороны, все громче стали звучать голоса критиков капитализма, с другой – стала усиливаться апологетическая защита его как "гармонического общества".

Постепенно эти веяния доходили и до России, хотя пока вопрос о природе капитализма здесь носил скорее академический характер. В частности, после выхода в 1847 г. трехтомного учебника "Опыт о народном богатстве или о началах политической экономии", впервые не переведенного, а написанного на русском языке А. Бутовским, который был близок к школе Сэя, на него откликнулся критическими рецензиями М. Милютин. Он критиковал буржуазную политическую экономию и ее апологетов, но в то же время не разделял ни романтического консерватизма Сисмонди и его последователей, ни радикальных рекомендаций социалистов. Милютин выступал за совершенствование капитализма путем реформ. Можно сказать, что до известной степени он был предшественником Дж. Ст. Милля, основная работа которого вышла в 1848 г. Близкими к позиции Милютина были взгляды В. Майкова.

Новый этап в развитии экономической науки в России начался со второй половины 50-х гг. XIX в. Реформы Александра II стимулировали развитие капитализма, и уже в начале 1860-х гг. его анализ стал для российских экономистов вопросом не только теоретическим, но и практическим. Две плоскости, в которых развивалась российская экономическая наука в первой половине XIX в., соединились.

Университетские профессора активно занялись практическими вопросами развития капиталистического производства в России. Здесь следует назвать прежде всего И. Вернадского, И. Горлова, И. Бабста и В. Безобразова. Несколько позже к этой когорте эко- номистов-либералов присоединился Н. Бунге, основатель "киевской школы" политэкономии и будущий министр финансов. Они выступали за развитие капиталистической промышленности и фермерский путь развития сельского хозяйства в России. В то же время они считали, что права рабочих в формирующейся капиталистической экономике должны быть защищены.

Другую позицию занимали российские социалисты во главе с Н. Чернышевским. Он ставил перед собой задачу разработать на базе классической политэкономии новую "политическую экономию трудящихся", обосновывающую формирование социалистической экономики в России. Чернышевский представлял, что промышленными предприятиями владеют трудовые коллективы рабочих, а сельское хозяйство ведут крестьянские общины. Он надеялся, что Россия сможет довольно скоро перейти к социализму без дальнейшего развития капитализма.

Таким образом, с капиталистическими реформами в России в середине XIX в. классическая экономическая наука получила дополнительный стимул развития, но парадокс ситуации заключался в том, что в мировой либеральной экономической мысли уже произошла смена парадигмы, она более не занималась оправданием капитализма, а давала рекомендации по его совершенствованию реформационным путем и встраиванию институтов бизнеса в социально-экономическую и политическую структуру общества.

Эпилог. Ньютонианская революция в философии и мировоззрении породила новый взгляд на функции науки. Экономическая мысль перестала довольствоваться знаниями на уровне здравого смысла и попыталась увидеть невидимое. На авансцену истории вышли купцы, ростовщики и промышленники. Оставаясь в общественном сознании все еще "третьим сословием", людьми сомнительного происхождения и малопочтенных профессий, они постепенно концентрировали в своих руках каналы обращения экономических ресурсов, товаров и денег. Нарождающийся капитализм нуждался не только в оправдании, но и в политическом влиянии на умы людей. Этого можно было достичь с помощью теории, ставящей экономические пределы политическим решениям. Такой теорией стала политическая экономия либерализма, формулирующая постулаты богатства народов и законы соответствия производства и распределения экономических благ, созданная А. Смитом.

Альтернативная трактовка экономических отношений людей в обществе разрабатывалась Ж.-Ж. Руссо, немецкой исторической школой, социалистами – утопистами, кооператорами, марксистами. Под влиянием рабочего движения и критики капитализма либеральная политическая экономия претерпела существенные изменения, включив в круг своего рассмотрения социальные проблемы. Социальное направление в политической экономии особенно было развито в трудах Дж. Ст. Милля.

С середины XVIII в. Россия знакомится с политической экономией смитианства. Реформы Александра II стимулировали развитие капитализма, и уже в начале 1860-х гг. его анализ стал для российских экономистов вопросом не только теоретическим, но и практическим. Университетские профессора активно занялись разработкой вопроса развития капитализма в России. Другую позицию занимали российские социалисты во главе с Н. Г. Чернышевским. Он ставил перед собой задачу разработать на базе классической политэкономии новую "политическую экономию трудящихся", обосновывающую формирование социалистической экономики.

С появлением марксизма, обосновавшем историческую смену формаций, капитализм стал рассматриваться как "преходящий" общественно-экономический строй, в том числе и с университетских кафедр.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >