Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политэкономия arrow История экономических учений

Вклад российских ученых в развитие мировой экономической мысли

В результате изучения главы 8 студент должен:

знать

  • • особенности развития экономической науки в России в начале XX в.;
  • • научный вклад отечественных ученых-экономистов в развитие мировой экономической мысли;
  • • наиболее важные экономическо-теоретические и методологические разработки отечественных экономических школ (организационно-производственной, экономико-математической, аграрно-кооперативной и др.);

уметь

  • • ориентироваться в основных проблемах национального хозяйства, ставших предметом теоретических дискуссий в начале XX в.;
  • • объяснять особенности экономики трудового крестьянского хозяйства;
  • • использовать инструментарий "экономических циклов" при анализе динамики мирового хозяйства;
  • • применять наиболее важные методические приемы, выработанные отечественной экономической наукой, для объяснения процессов и тенденций, связанных с неравномерностью экономического развития стран и континентов в XX столетии;

владеть

  • • методами экономического анализа явлений и процессов, характерных для этапа монополистической и империалистической стадии развития мировой экономики;
  • • приемами синтеза и обобщения экономических фактов, разработанными отечественными экономическими школами в начале XX в.

Особенности развития экономической науки в России в конце XIX в.

Отечественная экономическая мысль России конца XIX в. представляет собой уникальное явление. На ее развитие определяющее влияние оказали трансформации, происходящие в экономике, внутренней политике, во всем комплексе социально-экономических отношений, заложенных реформами 1861–1874 гг. Именно с этого времени можно вести отчет становлению русской школы земской экономической статистики, которая стала не эпизодически, не дискретно, а на постоянной основе фиксировать изменения, происходящие в народном хозяйстве. На этот же период приходится наибольшее количество отечественных экономистов, оказавших значительное влияние на развитие отечественной экономической мысли и оставивших неизгладимый след в мировой экономической науке.

Материалы земской статистики служили эмпирической основой для обобщений и выводов, обращение к ним и различное истолкование количественных данных о тех или иных сторонах народного хозяйства являлось причиной научных дискуссий, в которые вовлекалось все научное экономическое сообщество.

Начало всеобщему "обращению к фактам" в России положил профессор Санкт-Петербургского университета Ю. Э. Янсон. Его работы "Влияние реформы 1861 года на сельское хозяйство и хлебную торговлю в юго-западных губерниях" (1868), "Хлебная торговля на Волыни: хлебная торговля на самовозных рынках" (1870), "Статистическое исследование о хлебной торговле в Одесском районе" (1870), "Опыт статистического исследования о крестьянских наделах и платежах" (1877) и др., серьезно повлияли на изменение тематики и методологии научных исследований в пореформенной России. Если ранее молодые ученые защищали диссертации в основном "по корифеям" экономической мысли Запада, то после работ Янсона это стало считаться дурным тоном. Кандидатские и магистерские диссертации стали защищаться, как правило, по исследованию процессов, происходящих в народном хозяйстве пореформенной России.

Отныне основная задача отечественной экономической науки определялась следующим образом: обобщение эмпирического материала и формулирование теоретических постулатов на основе "положительного знания". Отдельные историки отечественной экономической науки видели в этом влияние позитивизма. Однако позитивизм был известен в России и ранее, но именно реформы и необходимость их "мониторинга", поставленная как правительственными учреждениями, так и академической наукой, выделение финансовых средств на содержание земской статистики и, главное, востребованность эмпирических данных по отечественному народному хозяйству экономистами-теоретиками выдвинули на первый план позитивистскую методологию.

"Общинное землевладение" А. С. Посникова (1846–1921) также представляло собой "поворотный пункт" в истории русской экономической мысли, поскольку в нем выступил уже не статистик ("технический регистратор данных"), а экономист-теоретик, который лишь использовал статистический материал для широких обобщений и выявления тенденций, имеющих определяющее значение для будущего России.

Юлий Эдуардович Янсон (1835–1893) родился в Киеве. Там же учился в университете Святого Владимира по историко-филологическому факультету и закончил его, получив золотую медаль за рассуждение "Историческое обозрение воспитания в России до конца XVIII в.". В 1861 г. поступил в Горыгорецкий земледельческий институт адъюнктом по кафедре сельскохозяйственной статистики и политической экономии. В 1864 г. перешел в Санкт-Петербургский земледельческий институт. После защиты диссертации "О значении теории ренты Рикардо" Янсон в том же году начал читать лекции по статистике и политической экономии в Институте инженеров путей сообщения, с 1865 г. – по статистике в Санкт-Петербургском университете, а с 1868 г. там же – и политическую экономию. Янсон – автор работ по теории и истории статистики, демографии, экономико-статистической характеристике железных дорог. Курс "Теория статистики" выдержал пять изданий и был основным учебным пособием по этому предмету. В 1868 г. Янсон анонимно издал "Краткий курс политической экономии".

В 1867–1868 гг. Янсон участвовал в экспедиции по исследованию хлебного производства и торговли в Юго-Западном крае России. Изданный на основе проведенной работы "Опыт статистического исследования о крестьянских наделах и платежах" (1877) показал тяжелое положение пореформенной деревни и несоответствие высоких платежей низкой доходности крестьянских наделов. Эта работа привлекла внимание экономистов Западной Европы, и в частности К. Маркса.

Ссылаясь на собранные и обработанные Янсоном статистические данные о положении крестьянства в России и товарности земледельческого производства, российские народники и марксисты развернули дискуссию о судьбах крестьянской общины в России. Теоретические споры способствовали дальнейшему развитию русской школы экономической мысли.

Янсон добился учреждения статистического отдела при Петербургской городской управе, начал в 1882 г. выпуск "Статистического ежегодника Санкт-Петербурга" (первая попытка выпуска такого издания в России). Руководил в 1881 и 1890 гг. двумя переписями населения Петербурга Умело и притом очень быстро были обработаны полученные при переписи сведения, составившие семь больших томов в 275 печатных листов с таблицами и объяснительными картограммами и диаграммами. Материалы статистического отдела Петербургской городской управы Янсон открыл для пользования всех желающих их разрабатывать; немало серьезных диссертаций составлено было на основании этих материалов.

Он учредил при юридическом факультете Петербургского университета статистический семинарий и статистический кабинет с библиотекой при нем и с помещением для занятий студентов, который существует вплоть до настоящего времени.

Янсон был членом-корреспондентом Академии наук (1892), членом статистического совета Министерства внутренних дел, председателем отделения статистики и эпидемиологии Русского общества охраны народного здоровья (с 1884), членом Международного статистического института (с 1885) и почетным членом многих русских и иностранных научных обществ. Скончался Янсон 31 января 1892 г.

Не будет преувеличением сказать, что основным вопросом для отечественной экономической мысли конца XIX в. являлся вопрос о "приживаемости" капитализма в России. Капиталистические реформы, начатые правительством "сверху", дали простор частной инициативе, но развивались они по сценарию "дикого капитализма", что не удовлетворяло власть, опасающуюся социальных потрясений. Кроме того, реформы не сформировали в полной мере институты, функционирующие в европейских странах, вступивших на путь капитализма ранее. В частности, не удались "фермеризация" крестьянских хозяйств и попытка перейти на подоходное налогообложение, из-за чего была сохранена "раскладочная" система налогообложения и круговая порука. Крестьянская община осталась после "Великой крестьянской реформы" в качестве ответственного коллективного налогоплательщика. При этом она, конечно, выполняла не только фискальные, но и социальные и регулирующие функции, дублируя органы земского управления. Именно "живучесть" русской общины дала основание В. П. Воронцову, Η. Ф. Даниельсону, В. И. Орлову и другим экономистам выразить глубокое сомнение в возможности развития в России капитализма по западному образцу.

Книга В. П. Воронцова "Судьбы капитализма в России" (1882) была признана обществом выдающимся произведением. Она оказала сильное воздействие как на направление ведущихся эмпирических научных исследований, так и на весь ход дальнейшего развития экономической науки в России. Вплоть до настоящего времени она вызывает споры об исторической невозможности российского капитализма и о том, был ли на самом деле капитализм в дореволюционной России?

Не меньший резонанс вызвала книга Я. Ф. Даниельсона "Очерки нашего пореформенного хозяйства" (1893). Данные произведения опровергали постулаты формационного подхода К. Маркса о неизбежности прихода капитализма во все страны мира, чем вызвали на авторов и их сторонников массированную критику со стороны российских пропагандистов марксизма и адептов капитализма.

Как известно, выход в свет "Капитала" К. Маркса был встречен "заговором молчания" западноевропейскими буржуазными экономистами. В России же научное значение "Капитала" признавалось и на страницах буржуазной литературы. Лишь в 1870-х гг. на Западе в связи с появлением взамен классической политэкономии новой буржуазной теории (так называемой теории предельной полезности австрийской школы), стали научно и аргументировано критиковать учение Маркса. В России же австрийская школа не имела успеха. Буржуазные политэкономы и "легальные марксисты", преподающие в частных учебных заведениях "коммерческих знаний", включали в свои лекционные курсы изложение целых разделов "Капитала" К. Маркса. По формулам Маркса (себестоимости промышленной продукции, цены земли, денежного оборота, простого и расширенного производства, кругооборота капитала и др.) обучали банковских служащих, инженеров, оценщиков, агентов по недвижимости и других специалистов, управленцев и подрядчиков.

Имея в виду пореформенный период, В. И. Ленин отмечал, что в это время критикой Маркса занимались у нас только крайние "правые", правительственные профессора. Вся либеральная "профессорская наука" относилась к Марксу с глубоким почтением, "признавала" трудовую теорию стоимости и укрепляла как веру народников в отсутствие почвы для капитализма в России, так и веру буржуазии в законность российского капитализма и предстоящую в отдаленном будущем его замену социализмом. В России, – считал Ленин, – до первой русской революции 1905 г. буржуазная экономическая наука не видела другого врага, кроме "крепостников" и "бюрократов"; поэтому к марксистской теории она относилась сочувственно, старалась не видеть "врагов слева". Представители либеральной профессуры относились благожелательно к деятельности революционных организаций и сугубо критически, даже враждебно – к политике царского правительства.

Либеральное направление стало основным в русской буржуазной экономической литературе пореформенного периода. Явно антимарксистская экономическая литература тоже существовала, если судить по выступлениям Жуковского и Чичерина, но не имела значительного влияния. Либеральное течение народнического толка в политической экономии особенно было развито в трудах профессоров А. И. Чупрова, Н. А. Каблукова, А. С. Посникова и др.

Александр Иванович Чупров (1842–1908) родился в г. Мосальск Калужской губернии в семье священника. Учился в Калужской семинарии и Петербургской духовной академии, затем поступил на юридический факультет Московского университета, после окончания которого был оставлен стипендиатом по кафедре политической экономии и статистики для приготовления к профессорскому званию. В 1872 г. был командирован в Германию, слушал в Лейпциге лекции Рошера. По возвращении из-за границы читал лекции по политической экономии в Московском университете. Защитил магистерскую диссертацию "Железнодорожное хозяйство. Его экономические особенности и его отношение к интересам страны" и в 1874- 1899 гг. возглавлял кафедру политической экономии и статистики Московского университета. Был избран членом-корреспондентом Петербургской академии наук.

Кроме преподавательской, занимался и общественной деятельностью: организовал Общество распространения технических знаний (1869) и Статистическое отделение при Московском юридическом обществе (1882); возглавлял либеральное течение буржуазной экономической мысли, которое признавало необходимым проведение частичных аграрных преобразований (улучшение культуры земледелия, организация кустарных артелей и переселений) при сохранении помещичьего землевладения, с одной стороны, и крестьянской общины – с другой; был редактором известного сборника "Влияние урожаев и хлебных цен на некоторые стороны русского народного хозяйства" (1897); участвовал в земском движении; был одним из ведущих сотрудников газеты "Русские ведомости".

Вступление Чупрова в состав университетских преподавателей совпало с появлением в Московском университете новых сил и расцветом преподавания политической экономии и науки о финансах. Докторская диссертация Чупрова, как и магистерская, была посвящена железнодорожному хозяйству. Он по праву считается родоначальником отраслевой экономической науки в России. Ясность изложения, искусный анализ сложных явлений экономической жизни, умение иллюстрировать выведенные положения цифровыми данными, а также указание способа урегулирования отношений путем выкупа в казну железных дорог по их строительной стоимости выделили автора этих исследований в ряду отечественных экономистов. В качестве специалиста по железнодорожным вопросам он был приглашен к участию в известную комиссию графа Баранова по исследованию железнодорожного хозяйства в России. В 1888 г. Чупров был привлечен к участию в комиссии В. К. Плеве по исследованию причин падения цен на сельскохозяйственные продукты и совместно с М. И. Мусницким издал сочинение "Об упорядочении тарифов по перевозке хлебных грузов" (1889).

Особый интерес в его творческом наследии представляют теоретические работы в области политической экономии. С 1874 г. Чупров читает курс лекций по политической экономии, включая в него круг новых проблем и посвящая значительную часть лекций экономическим законам поведения потребителя, производительности труда, полезности, кооперации и т.п.

В области теории Чупров разделял воззрения исторической и этической школ в политической экономии, а частично также марксизма. Его практические и теоретические разработки, представленные в курсе политической экономии, – теория потребления и теория фирмы – остаются актуальными и сегодня. Так, автор, развивая идеи Тюнена, заложил основы современной неоклассической теории фирмы. При этом Чупров подкрепляет свои примеры выбора фирмы практическими расчетами, адаптированными им из сочинения профессора Людоговского "Основы сельскохозяйственной экономии" (1875).

Наряду с курсом политической экономии Чупров создал самостоятельный курс по истории экономических учений, в котором рассматривал античную и средневековую экономическую мысль, классическую политическую экономию, а также выделял заслуги социалистических идей, отмечая, что раскрытию новых истин наука обязана преимущественно социализму. В 1892 г. выходит первое типографское издание "Истории политической экономии", отличающееся полнотой охваченного материала и выдержанностью исторической схемы. Эта книга Чупрова стала свидетельством его огромной работы по изучению и систематизации экономических теорий и внесла заметный вклад в историко-экономическую литературу, положив начало новой дисциплине.

В конце 1870-х гг. Чупров активно работал в области отраслевой экономики. Он стремился отделить политическую экономию от "частноэкономических" наук. Его труды по железнодорожному хозяйству (1875–1878) положили начало новой экономической науке того времени – экономике транспорта. Многие работы Чупрова были связаны с сельским хозяйством и посвящены изучению влияния этой отрасли на "некоторые стороны русской хозяйственной жизни". Эти наработки позволили Чупрову в 1879–1880 гг. открыть цикл лекций по прикладным экономическим науках". Новый курс "Прикладная политэкономия" был насыщен огромным фактическим материалом, давал представление о состоянии экономики России того времени, а стремление автора выделить конкретно-отраслевую экономику в качестве самостоятельной экономической науки было прогрессивным.

В 1883 г. А. И. Чупров был избран председателем статистического отделения Московского юридического общества и, сделав его центром земских статистиков, оказал несомненное влияние на развитие земских статистических исследований в России. Принимал деятельное участие в разработке плана переписи Москвы (1882) и самой переписи.

Автор многочисленных работ по политэкономии, аграрному вопросу и железнодорожному хозяйству А. И. Чупров также по праву считается одним из основоположников русской статистики.

Методологические начала своей экономической теории Чупров впервые формулирует в 1874 г. во вступительной лекции в качестве профессора Московского университета. В ней он провозгласил необходимость синтеза классического экономического учения, марксизма и немецкой исторической школы, поскольку "в каждой из трех школ оказывается своя доля истины".

Основу синтеза, к которому стремится Чупров, образует классическое учение. Однако в духе русской экономической школы, уделяющей большое внимание социальным и этическим вопросам, он более всего выделяет среди зарубежных экономистов Дж. Ст. Милля, которого он больше всего цитировал в своих лекциях. В плане методологических оснований современной экономической науки Чупров во вступительной части к своим лекциям, посвященной методологии, опирается на новейшие по тому времени "Исследование метода социальных наук" Карла Менгера. Тем не менее Чупров весьма осторожно присоединяется к предложению Менгера понимать анализ типичных форм и общих законов хозяйствования как главную задачу экономической теории с ее дедуктивным подходом. Исследование же экономических явлений, привязанных к конкретному месту и времени, на основе прежде всего статистики и экономической истории, которые строятся по индуктивному методу, он, напротив, считал основными, а не вспомогательными экономическими дисциплинами.

Именно для России, считал Чупров, необходимо развивать эту сторону политической экономии, которая вследствие теоретических заимствований из западных учебников развита менее всего. При изложении теоретических основ экономической науки, представленных в его курсах лекций, Чупров ограничивается всего несколькими основополагающими определениями, чтобы потом перейти к анализу обширного исторического и статистического материала. Соответственно политическую экономию он лаконично определяет как теоретическую науку о типах и законах явлений народного хозяйства.

Таким образом, предметом политической экономии Чупров называет народное хозяйство, которое выступает у него "единым организмом", а объектом познания экономической науки – народы, оказывающие определяющее влияние на ход истории, имеющие определенный уровень самосознания для теоретического обобщения своего хозяйственного опыта.

В основной части своего учебника Чупров выделяет три раздела: а) учения о производстве; б) учения об обмене; в) учения о распределении. При этом производству он уделяет основное внимание – ему посвящены примерно 2/3 текста. Отличительной особенностью Чупрова как лектора и ученого было то, что он выделял значимость отечественной экономической науки. Он всюду опирается на труды своих предшественников. Так, рассуждения Милля по теории ценности Чупров дополняет весьма логичными и оправданными критическими замечаниями, сделанными Н. Г. Чернышевским. Он сначала приводит длинный отрывок из "Принципов политической экономии" Милля, а затем показывает не догматическую, "человеческую точку зрения, изложенную Чернышевским, которая построена на здравом смысле", подчеркивая, что только "труд является с экономической точки зрения единственным творцом хозяйственных благ". Хозяйственные блага Чупров определяет как "полезные предметы, которые возникают лишь благодаря человеческой деятельности". Лекции Чупрова были насыщены новым и интересным материалом по экономике России: о системах сельского хозяйства, производительном использовании земельного фонда, распределении земли по угодьям, о размерах помещичьей и крестьянской земельной собственности.

При изложении теории распределения Чупров объясняет происхождение предпринимательской прибыли с помощью теории прибавочной стоимости К. Маркса. В лекциях Чупрова 1870-х гг. имеются понятия стоимости рабочей силы и прибавочного рабочего времени, признается, что масса продуктов, которая будет производиться рабочим в течение прибавочного рабочего времени, составит прибыль капиталиста.

При этом он допускает, что рисковая деятельность промышленника-предпринимателя должна вознаграждаться. Во всяком случае, если при реализации предпринимательского проекта не только не получена прибыль, но вложенные деньги "пропали" вследствие форс-мажорных обстоятельств, банкиры не должны "пускать по миру" промышленника-предпринимателя. Это очень интересная мысль, которая реализуется в настоящее время в венчурных компаниях.

На протяжении всей своей научной жизни во взглядах на экономическую политику Чупров оставался верен идеалам правды и справедливости. Он страстно бичует в своих лекциях социальные последствия капитализма, особенно новые явления, связанные с массовым машинным производством, появлением грязных и антисанитарных "барачных городков" в индустриальных районах страны. Он считал, что и правительство, и нарождающийся слой капиталистов должны проводить социально-ориентированную экономическую политику, иначе России не избежать социального взрыва в виде пролетарской революции.

Чупров оставил после себя не только много учеников, но и целое направление в отечественной политической экономии, которое вплоть до настоящего времени развивается в рамках "Общества им. А. И. Чупрова", организованного вскоре после его смерти. Одним из таких учеников и последователей был Н. А. Каблуков.

Николай Алексеевич Каблуков (1849–1919) родился в с. Марфино Мытищинского района Московской области. Окончил юридический факультет Московского университета, по окончании которого был направлен в Пензу, на службу в окружной суд. В 1874 г. переехал в Москву, чтобы заняться адвокатурой. Встреча с А. И. Чупровым изменила всю его дальнейшую судьбу. Каблуков был принят на кафедру политической экономии "для приготовления к магистерскому экзамену" и дальнейшей учебе под научным руководством А. И. Чупрова.

На формирование научного и социально-политического мировоззрения Каблукова, несомненно, оказали влияние члены кружка ученых, литераторов и земских деятелей, которые собирались по субботам у М. К. Горбуновой, автора большого исследования о женских кустарных промыслах Московской губернии, многих статей, опубликованных в "Отечественных записках" и известной своей деятельностью по развитию женского профессионального образования. С ней Каблуков познакомился еще в Пензе, а в 1886 г. она стала его женой.

После сдачи магистерского экзамена Каблуков был приглашен Московской губернской земской управой заведующим статистическим отделом. В результате проведенных исследований девяти Московских губерний Каблуков опубликовал два тома "Статистических сведений", "Введение к экономическим таблицам" и "Очерк хозяйства частных землевладельцев".

В 1879 г. Каблуков был направлен от Московского университета в двухгодичную командировку за границу с целью совершенствования в науках, при этом юридический факультет поставил ближайшей задачей "изучение теории, практики и способов преподавания статистики и тесно связанной с последней политической экономии". Для этого ему предписывалось: прослушать несколько лучших курсов по статистике, политической экономии и близким к ним наукам; принять участие в работе наиболее известных статистических бюро; воспользоваться заграничными библиотеками для пополнения сведений по изучаемым наукам; обратить внимание на организацию и приемы проведения семинаров по этим наукам; ознакомиться путем личного наблюдения с важнейшими сторонами экономической жизни стран, которые он будет посещать. В соответствии с этими указаниями Каблуков посещал лекции Кнаппа и Шмоллера (летний семестр 1879 г.).

По рекомендации Шмоллера он знакомится с постановкой работы Королевского статистического бюро, в Штутгарте изучает образцово поставленную организацию сельскохозяйственной статистики. Зиму 1879–1880 гг. Каблуков проводит в Берлине: слушает лекции и участвует в семинарских занятиях А. Вагнера по политической экономии и финансовой науке, Мейтцена по сравнительной статистике и практической политической экономии; посещает курс Гельдера по истории социальных движений в Европе, участвует в семинарах Энгеля при прусском статистическом бюро, доктора Яноша по аграрной статистике; посещает чтения Бека по статистике населения, завязывает обширные связи с немецкими статистиками.

Летом 1880 г. Каблуков продолжая знакомиться с организацией преподавания в немецком университете: посещал лекции и чтения Конрада, Рошера, Лоренца фон Штейна. Осенью 1880 г. он переехал в Лондон, где занимался в Британском музее сбором материатов для диссертации на тему "Вопрос о рабочих в сельском хозяйстве". В Лондоне Каблуков знакомится с И. И. Янжулом, Н. И. Зибером, К. Марксом, Ф. Энгельсом и А. Бебелем. Заграничное путешествие он завершил в Париже, где работал в Национальной библиотеке и посещал лекции Левасера.

После возвращения в Россию в 1881 г. Каблуков принимал участие в организации кустарного отдела всероссийской выставки (1882), в работах комитета по переписи города Москвы, сотрудничал в "Русских ведомостях", "Земстве", "Русской мысли" и других изданиях. В 1884 г. Каблуков защитил магистерскую диссертацию на тему "Вопрос о рабочих в сельском хозяйстве". В 1885 г. Каблуков стал заведующим статистическим отделением Московской губернской земской управы и служил там до 1907 г. Кроме выпуска статистических ежегодников, под его руководством и при его непосредственном участии проводились местные статистические исследования.

С 1894 по 1912 г. Каблуков был гласным Московского уездного земского собрания, два трехлетия – гласным Московского губернского земства.

В 1894 г. в качестве приват-доцента Каблуков начал читать в Московском университете курс экономии сельского хозяйства, который затем оформил в виде докторской диссертации на тему "Об условиях развития крестьянского хозяйства в России". В сборнике "Влияние урожаев и хлебных цен на некоторые стороны русского народного хозяйства" (1897) ему принадлежит статья "Значение хлебных цен для частного землевладения". С 1903 г. Каблуков состоит профессором по сельскохозяйственной экономии, статистике и теории политической экономии Московского университета, а с 1911 г. становится заведующим кафедрой статистики. Со времени открытия в 1912 г. Каблуков был председателем Общества имени А. И. Чупрова. После революции с образованием Центрального статистического управления принимал активное участие в его работе, состоял председателем Совета по делам статистики, председателем Исполнительной комиссии всероссийских съездов статистиков.

Интересы Каблукова-исследователя охватывали широкий круг статистических и экономических вопросов. Важнейшие экономические исследования были посвящены проблемам, особенно волновавшим русское общество, – о судьбах экономического развития России и прежде всего о судьбах русского крестьянства, а также темам, которые способствовали бы разрешению коренных экономических вопросов русской жизни того периода. Занимаясь исследованием развития сельскохозяйственного производства сначала на примере Англии, а затем и России, Каблуков пришел к выводу, что крупное хозяйство в земледелии невозможно, и отстаивал идеи "устойчивости" мелкого крестьянского хозяйства. Он по праву считался одним из теоретиков "кооперативного социализма". Его труд "Об условиях развития крестьянского хозяйства в России" был главным образом посвящен выяснению жизнеспособности крестьянского хозяйства. По мнению Каблукова, особенности экономического строя России заключаются в обилии государственных земель и мелких сельскохозяйственных культур как на собственных землях крестьян, так и на арендованных; эти факторы создают благоприятную почву для развития крестьянского хозяйства. Общинное же владение землей, по мнению автора, сохраняет за населением землю и в то же время содействуют применению земледельческих улучшений на крестьянских землях.

Каблуков приобрел широкую известность не только научными изысканиями, но и своей практической статистической деятельностью. Почти четверть века он возглавлял Московское статистическое бюро, которое внесло большой вклад в создание земской статистики. Под его руководством разрабатывалась методология подворных переписей, формировалась система понятий для адекватного отражения изучаемых явлений, проводилась консультационная работа по организации оценочно-статистических исследований в других земствах. Много было сделано Каблуковым для развития русской статистической мысли в качестве организатора статистических съездов и редактора статистического журнала. В Московском университете он обустроил статистический кабинет, для которого им была пожертвована большая коллекция редких статистических изданий и программ земских исследований.

В начале XX в. научные интересы Н. А. Каблукова были тесно связаны с проблемами методики преподавания политической экономии. В 1918 г. выходит в свет его курс "Политическая экономия". В предисловии к книге указывалось, что все ее построение рассчитано на общедоступность в изучении и популярность в изложении. Такой характер курса определялся особенностями преподавания политической экономии в университете, поскольку данная дисциплина читалась на первом курсе. Ввиду этого в своем курсе Н. А. Каблуков вначале подробно описывал историю хозяйственных явлений, чтобы затем уже приступать к объяснению их и ознакомлению с существующими относительно этого теориями.

Последние годы жизни Каблуков занимался популяризацией кооперации, издал ряд брошюр: "Мелкое хозяйство и кооперация", "Новый строй жизни и кооперация", "Из чего выросли кооперативы". Умер и похоронен в Москве.

Научная деятельность Н. А. Каблукова сначала сосредоточилась на изучении хозяйств частных землевладельцев, преимущественно дворян-помещиков, его интересовала проблема "правильной организации" помещичьего хозяйства. Отвергая капиталистическую организацию хозяйства, Каблуков видел правильную систему хозяйства в отработочной системе. При отработках он надеялся на исчезновение противоположности интересов помещичьего и крестьянского хозяйства и на возможность гармоничного сочетания интересов крестьян и помещиков. По мнению Каблукова, помещик, предоставляя свою землю в аренду крестьянам за отработки, удовлетворяет интересы крестьянина, а крестьянин, обрабатывая помещичью землю, удовлетворяет интересы помещика.

В трудах Каблукова были обоснованы положения будущего либерального народничества 1890-х гг. с их идеализацией отработок и крепостнической кабалы в пореформенной деревне. Отказавшись от признания прогрессивности развития капитализма в земледелии, Каблуков не идеализировал процессы пореформенного развития России и, поэтому встал на народнические позиции.

Противопоставляя пореформенную российскую экономику капиталистическому строю, Каблуков стремился доказать невозможность и беспочвенность капитализма в России. Он признавал марксистскую экономическую науку только в отношении капиталистических стран Западной Европы, а для России он считал необходимым создание иной экономической теории.

Александр Сергеевич Посников (1846–1921) закончил в 1869 г. юридический факультет Московского университета и был оставлен на кафедре политической экономии для приготовления к профессорскому званию. В1871 г. вышла его книга "Начала поземельного кредита", в которой он обосновывал необходимость предоставления крестьянским хозяйствам дешевого поземельного кредита. В 1873–1876 гг. участвовал в заграничных съездах либеральных экономистов, организованных Н. И. Зибером, А. И. Чупровым и др.

В 1875 г. выпустил первую часть своего труда "Общинное землевладение", где выступал за ликвидацию крестьянской общины, мешающей в России развитию капитализма. В 1878 г. вышла вторая часть этого труда, которая составила основную часть его докторской диссертации. В 1876–1882 гг. Посников был профессором политической экономии Одесского университета и Петроградского политехнического института, в 1886–1896 гг. – редактором "Русских ведомостей", в 1912 г. членом Государственной Думы IV созыва от Петроградской губернии. В 1917 г. Посников возглавлял Главный земельный комитет в составе Временного правительства. После октябрьской революции вернулся к преподавательской работе в Политехническом институте.

"Общинное землевладение" Посникова стала образцовой работой об экономике крестьянского хозяйства. Считая, что капитализм в России неизбежен, Посников тем не менее показывал, что русское общинное хозяйство имеет преимущества перед капиталистически-фермерским. Она не препятствует прогрессу, внедрению механизации работ, спасает деревню от "язвы пролетарства". Само по себе русское мелкое крестьянское хозяйство, объединенное в общину, довольно устойчиво. Для большей конкурентоспособности хозяйств и повышения благосостояния крестьян необходимо, чтобы община способствовала привлечению сельскохозяйственного и мелиоративного кредита, а для первичной переработки сырья следует организовать кооперативы и товарищества. Таким образом, русская деревня сможет избавиться от ростовщиков и перекупщиков. Если община будет поддерживать эти идеи и начинания, она станет еще эффективнее, если нет – то капитализм "сомнет" ее. Причем под капитализмом Посников понимал не какие-то стихийно действующие силы, а вполне конкретные интересы банкирско-предпринимательских кругов и поддерживающих их правительственных бюрократов. Именно поэтому Посников активно выступал против столыпинской аграрной реформы, направленной на разрушение русской общины.

Посников посвятил свои исследования вопросам общинного землевладения. Исходным пунктом его диссертации "Общинное землевладение" являлись признание неизбежности промышленнокапиталистического развития России и доводы о нецелесообразности уничтожения общинного землевладения ради создания необходимых для капитализма наемных рабочих.

Таким образом, в центре его внимания оказались вопросы общинного владения, а не проблемы обеспечения крестьян землей. Здесь сказались его народнические позиции, направленные на существование всех исторически сложившихся форм землевладения в России мелкой и крупной земельной собственности. Посников некоторым образом смешивал государственную собственность с национализацией земли. Его аграрная программа заключалась в защите общинного землевладения при сохранении и расширении государственной земельной собственности царского правительства.

Посников, как и Каблуков, мечтал о покупке государством дворянских земель для передачи их крестьянским общинам с целью расширения крестьянского землевладения. Такое решение аграрного вопроса в России представляло разновидность буржуазного подхода, т.е. сохранение крупного помещичьего землевладения при повышении его конкурентоспособности. В своем исследовании Посников пришел к выводу, что только крупные хозяйства обеспечивают стабильный вывоз хлеба за границу и приток иностранной валюты, необходимой для модернизации российской промышленности. Крестьянский хлеб участвует в вывозе периодически, проследить статистику вывоза очень сложно, поскольку хлеб проходит на экспорт через сложную цепочку перекупщиков.

Народники-революционеры находили в трудах Посникова подтверждение правильности своей борьбы за сохранение и дальнейшее развитие общинного землевладения. Непререкаемым авторитетом пользовался Посников и среди либерального народничества.

Либеральные народники определяли сельское хозяйство России конца XIX в. как "господство строя натурального хозяйства", тем самым невольно оправдывали кабальные натуральные отношения между помещиками и крестьянами под видом отработок и натуральной аренды. Идеи, приводящие к отрицанию капитализма в сельском хозяйстве, к противопоставлению не только крестьянства, но и значительного числа дворянских хозяйств капитализму, могли укреплять веру народников в возможность для России избежать капитализма, в отсутствие почвы в России для капитализма.

Вместе с тем в этот же период в России началась творческая переработка идей марксизма и маржинализма (теории предельной полезности). При этом марксизм использовался и как экономическая теория, предназначенная для обучения специалистов, и как идеология, изучаемая в различного рода революционных кружках, обосновывающих необходимость революционной смены политической власти в России. Теория предельной полезности австрийской школы была в значительной степени переработана одним из самых крупных российских экономистов конца XIX в. легальным марксистом М. И. Туган-Барановским.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы