Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политэкономия arrow История экономических учений

Экономическая теория xx в.: противостояние и синтез

В результате изучения главы 11 студент должен:

знать

  • • историю возникновения экономических теорий XX в.;
  • • методологические особенности развития экономической теории XX в.;
  • • экономическую теорию и политику монетаризма;
  • • теорию и практику "экономики предложения";
  • • основные постулаты новой классической школы и гипотезы рациональных ожиданий;
  • • основные идеи неолиберализма;
  • • вклад экономистов неоавстрийской школы в экономическую науку;

уметь

  • • ориентироваться в методологических особенностях развития экономической теории XX в.;
  • • представлять себе предмет исследования в монетаризме, развитие теории денег в монетаризме, объяснять экономическую политику монетаризма;
  • • анализировать явления и процессы на основе гипотезы рациональных ожиданий;
  • • излагать особенности и основные идеи германского неолиберализма;
  • • критически оценивать теоретический вклад экономистов неоавстрийской школы в экономическую науку;

владеть

  • • методами историко-экономического анализа экономических явлений и процессов;
  • • приемами синтеза и обобщения экономических фактов, выстроенных в хронологической последовательности.

Методологические особенности развития экономической теории XX в.

Вплоть до середины 1960-х гг. в мировой экономической мысли отсутствовал хотя бы приблизительный консенсус по основным проблемам экономической науки, что говорило о серьезном идеологическом размежевании среди экономистов. Начало этому размежеванию было положено, как известно, в 1930–1940-е гг. выходом в свет работы Дж. М. Кейнса "Общая теория занятости, процента и денег" (1936). Кейнсианство как новое направление экономической мысли практически по всем ключевым вопросам оппонировало "старой" неоклассической школе.

В отличие от 1930–1950-х гг., когда в экономической теории Запада господствовало кейнсианство, экономическую теорию 1960-х гг. часто именуют "неоклассический синтез". Обычно под этим термином понимают плохо сочетающееся соединение неоклассической микроэкономики и кейнсианской макроэкономики. Этот синтез нашел отражение в структуре практически всех учебных курсов по экономической теории: микроэкономика излагается в неоклассическом варианте, а макроэкономика – в кейнсианской традиции. Многие экономисты говорят о неоклассическом синтезе как компромиссе, не делающем чести экономической науке.

Действительно, в рамках неоклассического синтеза экономическая теория предстает как эклектический набор методологически разных дисциплин. Однако по сравнению с 1930 гг. "неоклассический синтез" представляет шаг вперед в развитии неоклассической теории, когда она не была в состоянии адекватно трактовать макроэкономические процессы. В свою очередь, кейнсианская школа не только создала адекватную времени макроэкономическую теорию, но и изменила само отношение политиков к управлению государством. Была разработана теоретическая база для создания системы национальных счетов (СНС), которая явилась одной из самых значительных инноваций в экономической науке за последние десятилетия.

Неолиберализм середины XX в. Название "неолиберализм" означает "новый либерализм", либерализм XX в., существующий в иной исторической и социально-экономической ситуации в отличие от традиционного либерализма XVIII–XIX вв.

Неолиберализм складывался одновременно с кейнсианством начиная с 1930-х гг. Он выражал реакцию немарксистских теорий на кризис 1929–1933 гг., подорвавший представления о саморегулируемости капитализма, на развитие кейнсианского направления и углубления государственного вмешательства в экономические процессы, а также на развитие советской плановой системы хозяйствования.

Как и кейнсианцы, некоторые представители неолиберализма признали необходимость активного воздействия на экономику со стороны государства. Однако они указывали на иные причины кризисной ситуации. Таковыми объявлялись подрыв совершенной конкуренции и нарушение рыночных регуляторов производства, в частности в результате процессов монополизации экономики, в 1930–1940-е гг. либеральное направление в противоположность дирижизму (этатизму), т.е. государственного вмешательства в экономику переживало не лучшие времена, но не переставало бороться за признание своих позиций. Так, в 1938 г. в Париже состоялась первая конференция неолибералов, в 1940-е гг. целый ряд авторов опубликовали свои труды в защиту либерализма. Среди них К. Поппер, Э. Фромм, Й. Шумпетер, Л. Мизес, Ф. Хайек.

После падения фашизма и национал-социализма обстановка несколько разрядилась, но только в 1970-е гг. в новой экономической ситуации либеральное направление взяло наконец реванш, воспользовавшись изменением экономической ситуации и замешательством своих теоретических противников, в 1990-е гг. позиции неолиберализма еще более укрепились с распадом советской плановой системы хозяйствования.

Неолиберализм опирается на идеи новой исторической школы, неоклассики, традиционного либерализма. Методологически он близок к новой немецкой исторической школе (особенно Бюхеру и Зомбарту), так как трактует общественное развитие как процесс медленной постепенной эволюции. В традициях исторической школы, в зависимости от изменения некоторых черт капитализма, представители неолиберализма выделяли различные порядки, ступени, стили организации хозяйственной жизни общества.

Традиционному либерализму соответствовала идея сохранения индивидуальной свободы на основе укрепления частной собственности на средства производства. Но процессы хозяйственной жизни оценивались теперь большинством авторов с макро-, а не микроэкономических позиций.

Внимание сосредоточивалось главным образом на качественных, институциональных проблемах. Сторонники неолиберализма считали их решение достаточным для преодоления воспроизводственных диспропорций, поэтому не занимались такими проблемами, как поддержание темпов хозяйственного развития, регулирование экономического роста. Маржинальный метод в рамках неолиберальных теорий утратил свое прежнее ведущее значение, характерное для неоклассики.

У неолибералов нет единого мнения об экономической роли государства. Но большинство из них уверены, что оно способно положительным образом повлиять на экономическую ситуацию. При этом в качестве объекта воздействия выбираются институциональные основы механизма прибыли и конкуренции.

В рамках неолиберализма можно разграничить ряд направлений:

  • – "левое крыло" – это ордолиберализм фрайбургской школы, в основу которого легли идеи В. Ойкена (концепция "конкурентного порядка") и его последователей. Затем на этой основе появилась концепция "социального рыночного хозяйства" А. Мюллера-Армака, выступившего за активизацию деятельности государства в области социальной политики. Ее воплощение в ФРГ осуществлялось при участии Л. Эрхарда;
  • – "правое крыло" представлено крайними либералами, не признающими правомерность какого-либо государственного вмешательства в экономику, кроме обеспечения предпосылок для функционирования конкурентного рынка. Сюда относятся концепции Л. Мизеса и Ф. Хайека (представляющих неоавстрийскую школу). В качестве "центрального" направления неолиберализма, ставшего основой экономической политики ряда развитых стран, можно назвать монетаризм – чикагскую школу М. Фридмена, выступившего за умеренное государственное воздействие путем регулирования денежной массы.

"Левое крыло" неолиберализма. Фрайбургская школа. Германский неолиберализм возник как реакция на немецкую историческую школу и на маржинализм, который не получил в Германии такого развития, как в США, Англии и Франции. Важную роль в разработке теории неолиберализма сыграли немецкие экономисты – представители Фрайбургской школы, заложившие основы левого крыла данного направления. К ней относятся Вальтер Ойкен (1891 – 1950) и его единомышленники – X. Гроссман- Дерт, Ф. Бем, а также Ф. Лутц, X. Гестрих, Л. Микш, Ф. Майер. Их идеи разделяли и развивали В. Репке и Л. Рюстов, А. Мюллер- Армак. Название школы происходит от немецкого города Фрайбург, в университете которого В. Ойкен работал, начиная с 1927 г. Именно он заложил основы теории и методологии этой школы, в которой отразились богатые традиции немецкой философской и экономической мысли. В. Ойкену принадлежит ряд работ, наиболее значительными из которых являются "Основы национальной экономии" (1940) и "Основные принципы экономической политики" (1950).

В основе неолиберализма фрайбургской школы лежат понятия "экономический строй" или "порядок". Отсюда обозначение данного направления как "ордолиберализм", так как "ордо" означает строй, порядок.

Экономический строй, по Ойкену, – это "совокупность реализованных на практике хозяйственных форм, в которых протекает повседневный конкретный хозяйственный процесс". Ойкен выделил два идеальных типа экономического строя:

  • – "централизованно-управляемое" хозяйство, вариантами которого являются "индивидуальное" (т.е. натуральное) или "централизованно-администрируемое";
  • – "хозяйство общения", под которым понимается рыночное конкурентное хозяйство.

На основе смешения этих идеальных, крайних форм возникают разнообразные конкретные формы хозяйства (от конкурентного до тоталитарного), имеющие место в действительности.

Капитализм, по Ойкену, – одна из форм "хозяйства общения" – "рыночное конкурентное хозяйство", для которого характерны экономическая свобода, отсутствие государственного вмешательства в экономические отношения. Но в то же время, по мнению Ойкена, государство не должно быть совершенно пассивным. Оно призвано активно защищать конкурентный экономический порядок. Иначе с ослаблением конкуренции экономика будет испытывать всевозможные диспропорции. Устранить уже имеющиеся негативные моменты можно также лишь при участии государства, его вмешательства с целью восстановления совершенной конкуренции, конкурентного экономического порядка. Кризис 1929–1933 гг. ордолибералы объясняли как раз подрывом совершенной конкуренции, рыночных, регуляторов производства в результате монополизации экономики.

Ордолибералы различали два направления экономической политики: 1) формирование хозяйственного строя – регулирование монополии и конкуренции, частной и государственной собственности, прямого и косвенного вмешательства в экономику, установление правовых норм хозяйствования; 2) воздействие на процесс воспроизводства – мероприятия, регулирующие экономический рост.

Приемлемым считали лишь первое: государство может и должно участвовать в формировании экономического строя. После создания необходимых институтов антициклического регулирования не потребуется. Ордолибералы выступали за постоянство экономической политики по сравнению с гибкой фискальной и кредитно-денежной антициклической политикой кейнсианства

К конституирующим принципам строя конкуренции, по Ойкену, относятся: неприкосновенность частной собственности (в том числе монополий), стабильность денежного обращения и национальной валюты, открытые рынки, свобода всех сделок и договоров (кроме ограничивающих конкуренцию), материальная ответственность руководства за действия хозяйственных единиц (т.е. недопущение фиктивных компаний), постоянство экономической политики (в отличие от гибкой политики кейнсианства).

Ряд критиков указывали на нереальность подобной модели, так как нельзя повернуть вспять, остановить монополизацию и вернуть прежнюю конкуренцию. Сама конкуренция и естественный отбор уже привели к образованию монополий.

Вслед за экономистами исторической школы – сторонниками идеи медленной, постепенной эволюции хозяйства и общества – Ойкен не признавал объективных законов общественного развития. В частности, он отрицал историческую закономерность процессов монополизации. Поэтому для него возможен и желателен был возврат к ситуации совершенной конкуренции.

Таким образом, Вальтер Ойкен сделал попытку "вернуть" немецких экономистов в "чистую теорию", но его попытка не была настолько удачной, чтобы о ней можно было говорить как о теории, развивающей господствующее течение мейнстрима. Главному продукту ордолиберальной фрайбургской школы – теории хозяйственного порядка – не удалось завоевать мир экономической науки Запада. Хотя Ойкен и его соратники всегда почитались и почитаются как "духовные отцы" социального рыночного хозяйства, в реальной действительности политики в ФРГ считали эту теорию чересчур академичной, недоработанной и вообще не приспособленной для непосредственной практической реализации.

Изложение основ "Национальной экономики" В. Ойкен ведет в стиле полемики с концепциями "ступеней развития хозяйства" и "хозяйственных стилей", принадлежащими корифеям исторической школы Зомбарту, Бюхеру, Шпитгофу и др. Естественно, что противостояние Ойкена исторической школе развернулось прежде всего в области методологии. Индуктивное обобщение эмпирических наблюдений, которые для представителей исторической школы единственным законным методом исследования, согласно Ойкену, не способно привести к познанию экономической действительности, слишком сложной, чтобы можно было изучать ее в целом, нерасчлененном научным анализом виде. Специфически историческое не может быть предметом теоретического анализа. Но теоретический анализ должен присутствовать в исследовании с самого начала, чтобы с помощью выделяющих, "заостряющих" абстракций вычленить в реальности простые для исследования аспекты.

Вместе с тем Ойкен был далек и от абстрактного, внеисторического теоретизирования, характерного для маржиналистов. Можно упомянуть тот факт, что он был историком по образованию и некоторое время сам работал в традициях исторической школы. Но гораздо важнее позиция автора, заставившая его искать синтез теоретической однородности и исторического многообразия (говоря словами Ойкена, "решения большой антиномии") в рамках экономического исследования. Эта принципиальная позиция заключалась в том, что экономическая наука обязана не утрачивать связи с хозяйственной практикой. Данная черта также характерна для немецкой мысли, как и ее склонность к историзму и методологической рефлексии.

Для Ойкена характерно последовательное стремление начинать анализ с рассмотрения практических проблем конкретной хозяйственной единицы. Не случайна в связи с этим и ориентация всей ордолиберальной доктрины на практическое применение теории, на связь с конкретными мерами экономической политики (ориентация не столь характерная для маржинализма). Ойкен намечает "третий путь", сочетающий теоретическое и эмпирическое исследование, ставя перед национальной экономической наукой главные проблемы: познание количественных взаимосвязей повседневного хозяйственного процесса и познание качественно различных хозяйственных порядков, бесконечное разнообразие которых складывается из "чистых форм": полной конкуренции, монополии, частичной монополии, олигополии, различных форм централизованно управляемого хозяйства.

Тот факт, что количество "чистых" форм ограничено, позволяет подвергать хозяйственные порядки качественному анализу (в частности, классификации), которым Ойкен предлагает дополнить традиционный теоретический анализ количеств. Идея добавить к анализу процесса анализ порядка – институциональной среды, в которой протекает экономический процесс, – приобрела в современности большую популярность, хотя основное течение экономической мысли предпочитает анализировать "порядок" не с помощью ойкеновской морфологии, а используя те же неоклассические концепции, что и при исследовании экономического "процесса". Разумеется, далеко не все теоретические выводы Ойкена и приемы анализа, рекомендованные в "Основах национальной экономики", сохраняют свою актуальность по сей день. Это можно сказать и о морфологической классификации форм рынка и денежных систем, и о жестком разделении "венка данных" и экономического процесса, которое в современной экономической теории все более размывается, и о многом другом.

Главный урок, который можно извлечь из "Основ национальной экономии", заключается в том, что по-прежнему важно стремиться развивать теоретический аппарат и в то же время не отрываться от фактов повседневной хозяйственной жизни. Эта трудноразрешимая и с таким мастерством описанная Ойкеном методологическая дилемма до сих пор является предметом самых оживленных дискуссий.

Ренессансу ордолиберализма способствовали некоторые формальные обстоятельства: пятидесятилетие первой публикации "Основ национальной экономии" в 1989 г., сорокалетие со дня смерти и 100-летие со дня рождения В. Ойкена, соответственно, в 1990 и 1991 гг. В этот период в Германии выходят новые издания основных работ Ойкена (в том числе и девятое издание "Основ национальной экономии"), проводились симпозиумы, посвященные "фрайбургской школе" и ее основателям.

"Правое крыло" неолиберализма. Кризис 1929–1933 гг., необходимость государственного вмешательства и его положительные результаты, а также опыт социализма не помешали самым стойким представителям неоклассического направления сохранить свою приверженность крайнему либерализму и продолжать бороться за его возрождение. К таковым относятся Людвиг Эдлер фон Мизес (1881–1973) и его ученик и последователь Фридрих Август фон Хайек (1899–1992) – представители второго поколения австрийской школы. Они выступили в резкой оппозиции кейнсианскому учению, идеологии этатизма (дирижизма).

Наиболее активный период их творчества приходится на 40–60-е гг. XX в. Они занимались разнообразными проблемами – от методологии познания, исследования экономических явлений, истории экономической мысли до анализа конкретных вариантов экономической политики и критики искусственно созданных экономических систем фашизма и социализма.

Людвиг фон Мизес родился во Львове (тогда входившем в состав Австро-Венгрии). В активе Мизеса учеба в Венском университете, в том числе иод руководством Г. Бём-Баверка, государственная служба, участие в Первой мировой войне, в 1926 г. он основал Австрийский институт по изучению делового цикла, с 1934 г. работал в Женеве, в 1940 г. вынужденно эмигрировал в США, где и прожил оставшуюся жизнь, продолжая активно работать даже в преклонном возрасте.

Мизес был последовательным сторонником свободной рыночной экономики. Он выступил против любого государственного вмешательства в экономику – как в духе кейнсианства, так и в виде социалистических форм хозяйствования, пропагандировал и обосновывал необходимость свободного предпринимательства и рыночного регулирования. Выбор между рыночным механизмом и планированием был для него равнозначен выбору между успешным развитием либо крахом экономики.

Целью Мизеса было обоснование концепции свободного предпринимательства. Он считал, что любое вмешательство в экономику ограничивает свободу человека и снижает эффективность системы. Непременным условием поддержания эффективности, по Мизесу, является действенность рыночного ценового механизма.

Его идеи были поддержаны и развиты его учеником и последователем Ф. Хайеком – наиболее влиятельным теоретиком либерализма XX в. К этому направлению в рамках лондонской школы примыкают также англичанине Лайонел Чарльз Роббинс (1898– 1984) и Джеймс Эдуард Мид.

Фридрих Август фон Хайек (1899–1992) – австро-британский экономист, неоклассик, ученик Визера и Бём-Баверка, испытал влияние Л. Мизеса и продолжил развитие заложенной им неоавстрийской школы. На родине он возглавлял Австрийский центр экономических исследований. Хайек известен также как глава Лондонской школы неолиберализма. С 1931 по 1949 г. он работал в Англии, затем в США. Нобелевский лауреат 1974 г., был отмечен вместе с Г. Мюрдалем за работы в области теории денег и экономических колебаний.

Хайек занимался экономическими проблемами на стыке с социологией, политологией и философией. Он оставил множество ценных работ, касающихся исследования и критики как капиталистической, так и социалистической экономических систем. Ряд работ посвящен исследованию методологии экономической науки, истории экономической мысли.

Начиная с 1930-х гг. Хайек неизменно защищал ценности конкурентной рыночной экономики. Много сил он отдал изучению, критике и развенчанию веры в эффективность социалистической централизованно-плановой системы. В рамках же капиталистической – настаивал на восстановлении конкурентного рынка.

Экономика представляет собой лишь часть социально-экономической системы. Поэтому Хайек избрал социологический подход к рассмотрению общественных явлений, предполагающий учет социальных, этических, политических аспектов.

Методологии Хайека присущ индивидуализм и субъективизм, причем в более сильной форме, чем у других представителей неоавстрийской школы. Это объясняется его опорой на философию неокантианства, согласно которой при исследовании экономических проблем объект исследования невозможно отделить от субъекта, и потому задачей науки не может быть познание объективных законов развития.

Ограниченные возможности человека определяют ограниченность его субъективно-психологических оценок. Это относится и к познанию экономической действительности. К тому же окружающий мир и сам человеческий разум постоянно изменяются в своем развитии. В результате человек не в состоянии учесть весь спектр необходимой информации.

Ввиду названных выше причин Хайек отрицает возможность математизации экономических процессов (построенные абстрактные модели не будут соответствовать реальности). Он также против анализа макроэкономических категорий (подобные обобщения не соответствуют действительности, так как конкретные решения принимаются всегда на микроуровне отдельными субъектами). Такой подход сразу делал бессмысленной разработку целого ряда теорий, например, ставил под вопрос неоклассическую теорию равновесия.

Эволюция рыночной экономики, по Хайеку, происходила спонтанно, в соответствии со своей внутренней логикой. Взаимодействие людей, принятие ими хозяйственных решений имеет в основе лишь их опытные, практические, неполные знания.

При этом Хайек обратил внимание на несовместимость естественно сложившихся беспристрастных принципов рынка и морально-этических требований достижения большего "равенства" и "справедливости", выдвигаемых в интересах отдельных слоев общества. В результате Хайек поставил под вопрос необходимость и правомерность политики социальной справедливости, указывая, что через снижение доходов рыночный механизм сигнализирует об отмирании данной сферы ввиду снижения потребности в ней.

Хайек является автором новой в методологическом отношении и достаточно спорной концепции "спонтанного порядка". Это порядок, который возникает стихийно в процессе эволюции, естественным путем, в результате естественного отбора. Так, капитализм представляет собой прошедший длительный отбор "расширенный порядок человеческого сотрудничества". Его неотъемлемыми чертами являются частная собственность, свобода и конкуренция. Но именно такой спонтанно возникший порядок характеризуется, по Хайеку, наивысшей жизнеспособностью, справедливостью и эффективностью. Именно на этом основана критика Хайеком всевозможных попыток достичь улучшений путем воздействий на экономику в рамках капитализма, а также уверенность в несостоятельности и самонадеянности социализма. По заключению Хайека, сознательно созданная людьми система не может превзойти систему, возникшую "естественным путем".

Задачей государства, по Хайеку, должно быть лишь обеспечение общих предпосылок для функционирования рынка. И только те социальные услуги, которые не предоставляются рынком, могут стать заботой государства, например: пенсионное обеспечение, развитие системы здравоохранения, образования, страхования от безработицы и др.

Идею спонтанности развития рыночного порядка Хайек применял и к составляющим рынка. Так, он выступил за либерализацию денежной системы. По его глубокому убеждению, вопреки позиции кейнсианства и монетаризма, деньги нс должны использоваться в качестве инструмента экономической политики, ибо это противоречит их природе. Напротив, следовало бы позволить конкурентное предложение денег, отменив государственную монополию на их эмиссию в пользу частных эмитентов. Хайек считал, что это способствовало бы стабильности денежной системы, предотвращению инфляции и экономических спадов. Хайек критиковал социализм, оценивая его как искусственно сконструированную социально-экономическую систему В результате "неоклассического синтеза" в рамках неоклассической школы были созданы ряд макроэкономических моделей в качестве ответа на вызов кейнсианской макроэкономике. Среди наиболее известных моделей можно отметить кривую Филлипса как макроэкономическую модель номинальной заработной платы, отсутствующей в кейнсианской теории. В микроэкономике у неоклассиков все оставалось без особых изменений: фирмы занимаются максимизацией прибыли, а домашние хозяйства – полезности. Однако этот синтез стал давать сбой, в частности, это выразилось в проблемах, связанных с той же кривой Филлипса, которая не смогла объяснить одновременного роста инфляции и безработицы и возникшей в результате этого в экономике стагфляции. Все это привело к тому, что требовались новые модели, но уже не в рамках "синтетической" теории, а самостоятельного направления.

В результате в 1970-е гг. стало формироваться направление в экономической теории, получившее название новая классическая школа. Такое название было примято для того, чтобы не смешивать ее представителей с неоклассическим направлением. Ученые в рамках этого направления возрождали классический подход в новых исторических условиях. Среди наиболее выдающихся ученых, относящихся к этому направлению, можно отметить Роберта Лукаса, Томаса Сарджент, Нила Уоллеса, Эдмунда Фелпса. В частности, эти экономисты успешно доказали возможность использования классического подхода для объяснения изменений в макроэкономических моделях, например гипотезы рациональных ожиданий. Об этом течении экономической мысли речь пойдет в параграфе 11.3. Впрочем, эмпирические данные не подтвердили большинство моделей нового классического направления, что создало основу для нового теоретического консенсуса между неоклассическим направлением и кейнсианством, в рамках которого более полно разрабатываются микроэкономические основы кейнсианской макроэкономики и классическая теория формирования ожиданий, игнорировавшаяся кейнсиансами. Данное обстоятельство позволило говорить о появлении "неокейсианского синтеза".

В настоящее время трудно четко определить мировоззрение различных ученых-экономистов в рамках основных экономических парадигм: кейнсианства и неоклассики. В последние годы стала широко применяться, например теория игр для исследования различных аспектов экономической жизни, появились экспериментальная экономика и другие теории, объясняющие поведение людей в условиях неопределенности.

С точки зрения методологии в середине XX в. экономическая наука развивалась на основе позитивизма. В 1953 г. вышла статья М. Фридмена "Методология позитивной экономической науки", в которой, по сути, был изложен манифест позитивного метода. Смысл этого манифеста был емко выражен следующим призывом: "Оценивайте экономические теории исключительно по точности их прогнозов независимо от реалистичности их предпосылок".

Более полное изложение этого метода предполагает сопоставление изменчивости различных статистических показателей и выявление между ними возможной корреляции, а также построение на их основе гипотез, объясняющих те или иные экономические явления. Главная задача позитивного метода заключается в создании моделей, на основе которых можно было бы прогнозировать изменения в экономике. Верифицироваться модель должна не с точки зрения правдоподобности ее предпосылок, а исходя из точности даваемых прогнозов.

Методология позитивизма опирается на два основных элемента: совокупность категорий и понятий и набор гипотез относительно наиболее животрепещущих экономических проблем. Любая гипотеза признается неверной и отвергается, если она вступает в противоречие с фактическими данными. В том случае, когда гипотеза подтверждается фактологическими данными, она принимается как рабочая гипотеза. Верификация гипотез может производиться как с помощью фактов экономической действительности, так и с помощью других гипотез и логических построений.

Несмотря на внешнюю привлекательность, позитивизм имеет и ограничения, обусловленные тем, что в экономике невозможно как, например в других науках, проводить эксперимент. К тому же большой проблемой является недооценка фактологических данных в экономических исследованиях. С легкой руки М. Фридмена методология позитивизма получила широкое распространение среди экономистов. Важным обстоятельством, способствовавшим популярности позитивизма, стало распространение с середины 1950-х до 1970-х гг. компьютеров и эконометрических методов исследований.

Между тем в 1970-е гг. произошли значительные изменения в общей философии науки благодаря выходу работ Г. С. Куна (1922–1976) и И. Лакатоша (1922–1974). Теоретический метод, предложенный этими учеными, кратко можно сформулировать следующим образом. Кун считал, нужно рассматривать не отдельную теорию, а совокупность теорий, составляющих метатеоретиче- ское единство, т.е. парадигму. Период господства какой-либо парадигмы Кун называл периодом "нормальной науки", в этот период происходит накопление научных знаний, собранных при решении очередных задач по стандартным методикам, или "решение головоломок". Период смены парадигмы происходит как научная революция. В этот период меняются методологические основы науки, совершается коренная ломка ее основ, происходит переинтерпретация основных научных результатов. Согласно Куну, разные парадигмы несовместимы и поэтому не могут быть сравнимы друг с другом, так как сравнения могут быть возможны только в рамках одной парадигмы.

В модели Лакатоша метатеоретические функции выполняет исследовательская программа, которая состоит из "жесткого ядра", представляющего собой совокупность взаимосвязанных гипотез и допущений относительно реальности и путей ее познания и "предохранительного пояса", смягчающего последствия столкновения с реальным опытом. Лишение господствующего статуса какой-либо исследовательской программы возможно только при наличии другой, конкурирующей с ней программы, являющейся еще и более эффективной.

Смена кейнсианства в качестве господствующей экономической теории монетаризмом хорошо вписывается в схему как Куна, так и Лакатоша. Более конкурентоспособная исследовательская программа занимает место программы, не сумевшей предложить адекватные объяснения текущим экономическим реалиям.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы