Возникновение неоинституционализма. Идеи Т. Веблена и Дж. Гэлбрейта. Основные идеи Р. Коуза

Среди представителей "старого" институционализма можно выделить таких ученых, как А. Берли (1895–1971), Г. Мюрдаль (1898-1987), У. Ростоу (1916-2003), Дж. Гэлбрейт (1908-2006), Э. Тоффлер (род. 1928), Р. Хейлбронер (1919–2005) и др.

Направление "нового" институционализма развивалось в работах Рональда Коуза (род. 1910–2013), Дугласа Норта (род. 1920), Мансура Олсона (1932–1998), Ричарда Познера (род. 1939), Оливера Уильямсона (род. 1932), Гарольда Демсец (род. 1930), Ричарда Нельсона (род. 1930), Сиднея Уинтера (род. 1935), Джеймса Бьюкенена (1919–2013) и др., по своей структуре никогда не отличался внутренней однородностью. Между его отдельными ветвями обнаруживаются не только терминологические, но и серьезные концептуальные расхождения. В то же время значение этих расхождений не следует переоценивать. Сегодня неоинституциоиализм предстает как целое семейство подходов, объединенных несколькими общими идеями.

"Новый" институционализм соединил использование неоклассического подхода с традиционным для данного течения интересом к формированию и функционированию общественных институтов. Однако неоинституционалисты считают институты не столько культурным или психологическим феноменом, сколько набором правовых норм и неформальных правил, жестко направляющих экономическое поведение индивида и организаций ("правила игры", по определению Д. Норта).

Неоинституционалисты, как и представители "старого", традиционного институционализма, пытались наладить взаимодействие между основными общественными науками: экономической теорией, правом, социологией, политологией, и т.д. Однако между "старыми" институционалистами и "новыми" институционалистами есть, как минимум, три отличия.

Во-первых, "старые" институционалисты как, например Дж. Коммонс, пришли к экономике изучая право и политические науки. Они стремились изучать экономические проблемы методами других общественных наук. В отличие от них "новые" институционалисты идут противоположным путем. Они анализируют политологические, правовые, поведенческие проблемы с помощью методов неоклассической экономической теории в первую очередь с использованием аппарата современной микроэкономики и теории игр.

Во-вторых, традиционный институционализм тяготеет к использованию индуктивного метода, стремясь идти от частных случаев к обобщениям. В противоположность ему "новый" институционализм идет дедуктивным путем, т.е. делая выводы об общественных явлениях, из общих положений неоклассической экономической теории.

В-третьих, "старый" институционализм обращал преимущественное внимание на поведение групп людей (профсоюзов и государства по защите интересов индивидов), "новый" же институционализм делает ставку на независимого индивида, который в соответствии со своими интересами решает, в какую из групп ему выгоднее инкорпорироваться.

После Второй мировой войны "старый" институционализм стал терять прежнюю популярность в научных кругах. Новое звучание и в несколько иной форме он обрел в сочинениях Джона Кеннета Гэлбрейта, которого можно считать наиболее видным представителем "старого" институционализма. В его работах в большей степени, чем в трудах других институционалистов прослеживается связь с основателем американского институционализма Т. Вебленом.

В одной из своих первых монографий – "Американский капитализм. Концепция уравновешивающей силы" (1952) Дж. К. Гэлбрейт отмечал, что в условиях господства олигополий "самодвижущая сила конкуренции является химерой". Действительное положение вещей состоит в том, чтобы уравновесить силы монополий-продавцов и монополий-покупателей. Увеличение уравновешивающих сил повышает способность экономики к саморегулированию, но в целом ряде случаев уравновешивающие силы не действуют; тогда на помощь приходит государство, выступающее второй из уравновешивающих сил. Гэлбрейт считал, что профсоюзы являются фактически монополиями по продаже рабочей силы. Он назвал их третьей главной уравновешивающей силой наряду с большим бизнесом и государством. В связи с таким пониманием уравновешивающих сил в экономике Гэлбрейт выступил против антитрестовского законодательства. По его мнению, это законодательство нужно только для случаев чистой монополии. Олигополии, по Гэлбрейту, являются полезными с точки зрения роста уравновешивающей силы и стимулирования технического прогресса. Однако в слабомонополизированных отраслях, таких как сельское хозяйство, уравновешивающая сила не действует, что обусловлено технологическими особенностями аграрного бизнеса. Крупные фирмы в сельском хозяйстве во времена Веблена еще не получили распространение и поэтому относительно небольшим и многочисленным фермам противостояли организованные в национальном масштабе монополии – продавцы сельхозтехники и монополии – покупатели сельскохозяйственной продукции.

Большую популярность приобрела в конце 1950-х гг. монография Дж. К. Гэлбрейта "Общество изобилия" (1958), в которой речь шла об общественном балансе между производством товаров и затратами на общественные услуги. Гэлбрейт показал, что изобилие товарной массы на американских рынках не соответствует развитию социальной инфраструктуры, таких как жилищное строительство, общественный транспорт, образование и медицинская сфера. Он призывал к увеличению государственных инвестиций в городское хозяйство, жилищное строительство и особенно в образование. Кроме того, Гэлбрейт первым из экономистов обратил внимание на то, что производство следует оценивать с точки зрения его влияния на окружающую среду.

Однако главными работами Гэлбрейта можно считать опубликованные в 1960–1970-х гг. труды: "Новое индустриальное общество" (1967) и "Экономикс и общественная цель" (1973). В этих книгах американский экономист обосновывает свою концепцию трансформации капитализма, главной чертой которого является господство техноструктуры.

Само понятие техноструктуры Гэлбрейт заимствовал у Т. Веб- лена. Под техноструктурой он понимал совокупность большого числа лиц, владеющих специализированными знаниями, – ученых, инженеров и техников, маркетологов, экспертов в области отношений с общественностью, лоббистов, адвокатов, администраторов. "Именно эта группа людей, а не администрация направляет деятельность предприятия, является его мозгом. Не существует специального термина для обозначения всех, кто участвует в процессе принятия решений группой или в организации, которую они составляют. Я предлагаю называть эту организацию техноструктурой"[1].

Гэлбрейт полагал, что техноструктура монополизировала знания и информацию, требуемые для принятия решений и замкнула процесс принятия решений на себя. При этом владельцы капитала были устранены от процесса принятия решений. Целевой функцией техноструктуры является рост фирмы, а средством достижения цели – осуществление контроля над внешней средой организации, в которой протекает деятельность фирмы. Иначе говоря, техноструктура применяла власть в полном объеме, а именно: над ценами, издержками, поставщиками, потребителями, обществом и государством.

Власть техноструктуры контролирует весь процесс формирования цен; крупнейшие фирмы занимают важнейшее место на рынках сбыта производимых ими товаров, при этом цены, которые устанавливаются в каждой отрасли, являются такими, чтобы обеспечить непрерывный рост компаний: "Цены должны быть достаточно низкими, чтобы облегчить привлечение новых покупателей и расширение продаж, и в то же время достаточно высокими, чтобы обеспечить прибыль, необходимую для финансирования роста и удовлетворения акционеров"[2].

По мнению Гэлбрейта, в экономике нового индустриального общества имеются две основные системы: планирующая и рыночная. К первой системе относились множество производственных корпораций, коммерческих компаний и фирм из других сфер деятельности, производящих более половины ВВП США. Эти фирмы имели в наличии полный набор инструментов для реализации власти техноструктуры. Ко второй системе Гэлбрейт относил всю совокупность отдельных единиц рыночной системы, а именно малые и средние фирмы: фермерские хозяйства, магазины, прачечные, рестораны и пр. Эти фирмы в отличие от техноструктуры не обладают властью над ценами. Вследствие этого цены для них являются внешним, неконтролируемым фактором, и поэтому они вынуждены приспосабливаться к изменениям в ценах и допускать "самоэксплуатацию".

Гэлбрейт вывел "презумпцию неравенства" между двумя секторами в темпах развития и размерах прибылей. Это неравенство приводит к тому, что планирующая система эксплуатирует рыночную, перекладывая на нее значительную часть своих издержек. Крупные компании за счет того, что выступают покупателями продукции небольших фирм, привязывают их к себе, выступая в роли монопсонистов. Основная часть затрат на разработку новых товаров осуществляется крупными фирмами. В результате технический прогресс приобретает плановый характер и становится инструментом власти техноструктуры. За счет контроля над рынком планирующая система приобретает доминирующее влияние и на принятие политических решений. Внешние рынки также являются объектом интереса техноструктуры. Империализм в странах третьего мира представляет собой продолжение доминирующих отношений планирующей и рыночной системой в развитых странах.

Двойственной в концепции техноструктуры является позиция Гэлбрейта относительно взаимодействия техноструктуры и рабочей силы. Труд является фактором, находящимся только частично под контролем техноструктуры. Вследствие чего крупные компании заинтересованы за счет научно-технического прогресса вытеснять рабочую силу со своих предприятий. Однако организованная рабочая сила является дополнительным источником власти для планирующей системы. Потому крупные фирмы идут на уступки профсоюзам, чтобы сделать их также источником своей власти. Положительные цели техноструктуры созвучны целям профсоюзов: высокие темпы роста означают постоянную занятость, возможность для сверхурочных работ, повышение по службе.

Крупные промышленные комплексы навязывают свои требования организации производства от политики и идеологии. Будучи приверженцем курса разрядки и мирного сосуществования в политике, Гэлбрейт думал, что общность природы крупных предприятий при капитализме и социализме обусловливает тенденцию к конвергенции (схождению) двух экономических систем. Концепцию конвергенции Гэлбрейт противопоставил доктрине неизбежного конфликта между социалистическим и несоциалистическим мирами. Эта концепция получила распространение в 1960–1970-е гг. среди сторонников разоружения и "демократического социализма".

  • [1] Гэлбрейт Дж. Новое индустриальное общество / пер. с англ. М.: ACT, 2004. С. 116.
  • [2] Там же. С. 275.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >