Системно значимые банки

Это новая группа банков (состав участников будет переменным) из нескольких десятков банков, включая государственные и частные институты и банки с иностранным участием, которую предполагается выделить в составе банковской системы. Группа выделена в целях особого мониторинга накопления системных рисков в банковской системе и своевременного реагирования на них. Для этого в Банке России создан Департамент надзора за системно значимыми кредитными организациями в соответствии с рекомендациями Базельского комитета по банковскому надзору (БКБН) и всемирного Совета по финансовой стабильности. Базельский комитет но банковскому надзору сформулировал критерии системных банков, среди которых:

  • • размер кредитной организации: удельный вес активов банка в совокупных активах банковской системы;
  • • доля на рынке привлечения средств граждан;
  • • взаимосвязь банка с другими кредитными и финансовыми организациями но привлеченным и размещенным средствам.

Совокупные активы системно значимых банков в России должны составлять не менее 80% всей системы. К системным игрокам с 2016 г. будут предъявляться более жесткие требования – составление планов санации и восстановления финансовой устойчивости на случай кризиса, ужесточение требований к капиталу, использование продвинутых подходов по управлению кредитными рисками, проведение регулярного стресс-тестирования.

Союзы, ассоциации, группы и холдинги представляют собой свободно организуемые объединения субъектов банковской системы для консолидированного функционирования на рынке, для защиты своих интересов. Различают объединения коммерческого и некоммерческого типа. К объединениям коммерческого типа относятся синдикаты, концерны, консорциумы, тресты, банковские группы, банковские холдинги. В России действует 129 банковских групп и 31 банковский холдинг. К объединениям некоммерческого типа относятся союзы, ассоциации, лиги. В России их примерами служат Ассоциация российских банков, Ассоциация региональных банков.

Важное место в структуре банковской системы занимает Агентство по страхованию вкладов граждан, гарантирующее возврат вкладов при банкротстве банков, входящих в систему страхования. Агентство образовано в конце 2003 г. вне рамок Центрального банка, но наряду с ним является важным системообразующим базовым элементом банковской системы. В силу чрезвычайно важной социально-экономической значимости агентство имеет статус государственной корпорации.

Представление о численности субъектов банковской системы РФ на начало ноября 2013 г. дает табл. 12.1. Как видно, наибольшую часть в системе занимают банки как ведущие финансовые институты. Более 80% банков лицензированы для работы с вкладами населения, более двух третей осуществляют валютные операции.

Таблица 12.1

Институциональные характеристики банковской системы

Показатель

01.01.2014

Зарегистрировано кредитных организаций – всего

1071

В том числе:

– банки

999

– небанковские кредитные организации

72

Действующие кредитные организации с иностранным участием

251

Филиалы действующих кредитных организаций на территории России

2005

Представительства действующих российских кредитных организаций

344

Отличительной чертой и одновременно крупной проблемой банковской системы является ее чрезмерная концентрация. Доля двухсот банков в совокупных активах и капитале банковского сектора составляет 95%, при этом 70% активов приходится на 20 крупнейших банков, в том числе свыше 50% сосредоточены в пяти крупнейших банках (Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, Россельхозбанк, Банк Москвы). На банки вне первых двухсот приходится всего 5% совокупных активов. Из табл. 12.2 видно, что за последние годы концентрация не уменьшается.

Следствием чрезмерной концентрации является наращивание монополии и ослабление конкуренции на рынке, а это негативно отражается на доступности дорожающих банковских продуктов и услуг. Доминирование крупных банков и вытеснение мелких и средних банков в более рискованный сегмент уменьшает общую устойчивость банковской системы.

В России репрезентативной выборкой, в силу высокой концентрации позволяющей судить о рисках всей системы, является выборка из 30 крупнейших банков. Регулятор

Таблица 12.2

Концентрация активов по банковскому сектору России

Распределение кредитных организаций, ранжированных по величине активов

01.01.11

01.01.12

01.01.13

01.01.14

млрд руб.

% к итогу

млрд руб.

% к итогу

млрд руб.

% к итогу

млрд руб.

% к итогу

Первые 5

16 139

47,7

20 805

50,0

24 895

50,3

30 235

52,7

С 6 по 20

7052

20,9

8414

20,2

9661

19,5

10 905

19,0

С 21 по 50

3931

11,6

4564

11,0

5745

11,6

6384

11,1

С 51 по 200

4616

13,7

5389

13,0

6400

12,9

6983

12,2

С 201 по 500

1585

4,7

1917

4,6

2247

4,5

2377

4,1

С 501

481

1,4

539

1,3

562

1,1

540

0,9

Итого

33 805

100,0

41 628

100,0

49 510

100,0

57 423

100,0

в лице Банка России осуществляет постоянный мониторинг их агрегированного баланса. Одновременно это является основой для выработки антикризисных мер в отношении этих банков.

Консолидация в банковских системах является общемировой тенденцией. Что побуждает банки консолидироваться? Безусловно, тяга к экспансии и конкуренция. Эта тенденция поощряется и центральными банками, которые стремятся концентрировать контроль крупных рисков, к чему подтолкнул мировой финансовый кризис 2008–2009 гг. В Японии в 2010 г. три крупнейших кредитных организации (Mitsubishi UFJ Financial Group, Mizuho Financial Group и Sumitomo Mitsui Financial Group) предоставили компаниям 54% совокупного кредитного финансирования. В США три крупнейших банка (Bank of America, J. P. Morgan и Citigroup) в 2010 г. владели половиной (49%) совокупных банковских активов. На эти три банка пришлась треть общего объема кредитования промышленности и торговли. Гораздо выше, чем в России, концентрация также в Дании, Швеции, Нидерландах.

Однако особенность России заключается в том, что в ней реализовался феномен концентрации в концентрации, т.е. сверхмонополии – внутри пятерки крупнейших банков абсолютно доминирует супергигант – Сберегательный банк РФ. Банк занимает первое место в России по всем ведущим показателям – сумме чистых активов, размеру собственного капитала, средствам физических и юридических лиц, розничным и корпоративным кредитам. Его доля в суммарных активах банковской системы страны составляет 29%, в капитале банков – 27%. На него приходится 43% всех вкладов физических лиц, 16% депозитов юридических лиц, треть рынка розничного и корпоративного кредитования. Банк располагает самой обширной филиальной сетью в России: более 19 тыс. отделений и внутренних структурных подразделений. Такой привилегированный статус сложился исторически и поддерживается государством до сих пор. Консолидация в банковской сфере и успехи лидеров в структурном изменении и качественном развитии бизнеса отразились во вхождении Сберегательного банка РФ в топ-20 банковских брендов мира, а трех банков (Банк Москвы, Номос-банк и Росбанк) – в число самых динамичных брендов.

В других же странах концентрация, будучи, безусловно, высокой, является более равномерной. В США лидируют банковские группы с равными активами по 2 трлн долл. США – Bank of America, Citigroup и J. P. Morgan Chase, в Японии у трех первых банков диапазон активов составляет 2–2,6 трлн долл. США. Относительное равенство сложилось и в четверке китайских банков. Из крупных стран относительно похожа Россия только на Германию – Deutsche Bank по размеру активов в 2,5 раза больше следующего по списку игрока, Commerzbank. Сбербанк опережает ВТБ в 3 раза.

Встает вопрос: "Есть ли корреляция между численностью банков в стране и уровнем развития экономики?" Прямой зависимости нет (вспомним концепцию общего уровня финансовых услуг!). В Японии, Великобритании, Франции банков меньше, чем в России, но уровни экономического развития очевидно различны. Кроме того, по количеству банков в условиях описанной концентрации и централизации банковского капитала судить о степени развития самой банковской системы невозможно. Следует рассматривать общую численность кредитных организаций, включая филиалы и иные внутренние структурные подразделения, которые и обеспечивают необходимую доступность банковских услуг.

Тенденцией российской банковской системы на протяжении всего ее существования является сокращение числа банков и их филиалов. На начало 1998 г. число банков составляло 2551, а их филиалов – 6309. С этого времени, т.е. за последние 15 лет, количество банков сократилось в 2,4 раза, а филиалов – в 3,1 раза. В среднем один российский банк имеет 2 филиала.

Устойчивое сокращение банков и их филиалов объясняется влиянием как рыночных факторов (сделки по присоединению, покупке и преобразованию банков), так и административных (отзыв или аннулирование лицензий). Реструктуризация и укрупнение региональной сети в настоящее время осуществляется крупными многофилиальными банками, разгружающими свой бизнес и перестраивающими его архитектуру. Направления таковы: ликвидация офисов объединившихся банков, закрытие нерентабельных отделений, трансформация обособленных филиалов во внутренние структурные подразделения.

Как следует расценивать процессы уменьшения банков? Это ни в коем случае не является свидетельством снижения значимости банков в экономике. Во-первых, тенденция сокращения числа банков отвечает общемировому тренду концентрации и консолидации, описанному выше. Положительная динамика численности банков и их филиалов нс всегда является однозначным свидетельством развитости банковской сферы. Во-вторых, снижение числа банков и их филиалов компенсируется ростом других форматов – внутренних структурных подразделений кредитных организаций, зачастую именно путем перевода филиалов в формат дополнительных и операционных офисов. Их преимущества очевидны – уведомительный порядок открытия (закрытия), экономия затрат на оплату труда и администрирование. Оперативно создаваемые и менее капиталоемкие форматы стали активно развиваться с середины 2000-х гг.: кредитно- кассовые офисы появились в 2004 г. операционные офисы – в 2007 г.

Рост числа банковских офисов происходил даже в кризис. Общее число банковских офисов вместе с филиалами на 01.01.2014 составило 43 240. При этом количество дополнительных офисов составило 24 486, кредитно-кассовых офисов – 2463, операционных офисов – 8436, а число операционных касс вне кассового узла – 7855. Самым динамичным сегментом являются операционные офисы – за 2010–2013 гг. их число увеличилось в 4 раза, а доля данного формата офисов в банковском секторе выросла с 8 до 19,5%.

Крупные банки (Ситибанк, Газпромбанк, Альфа-банк, ВТБ24) активно осваивают формат так называемой легкой сети. Это мини-отделения в офисах у корпоративных клиентов, без кассового узла и с ограниченным набором операций. Мотивом их открытия является формирование и удержание лояльного клиента, его сервисная поддержка. Таким образом, это можно расценивать как элемент клиентоориентированного маркетинга. С финансовой точки зрения это быстроокупаемый и некапиталоемкий формат, обходящийся намного дешевле организации традиционного дополнительного офиса с кассовым узлом.

Не следует забывать, что Россия – колоссальная по территории страна. Крупные банки активно разворачивают филиальные сети в регионах. У Сбербанка и Россельхозбанка офисы работают во всех 83 регионах, у Росбанка – в 71, у ВТБ24 – в 72 регионах.

В филиальной стратегии критерием выбора того или иного формата являются не только финансовые аспекты, но и поведение клиентуры, уровень конкуренции, региональные особенности. Конечный позитивный социально-экономический эффект оптимизации сети путем дробления банковской организационной структуры и роста каналов продаж является значимым фактором в формировании равнодоступного финансового пространства и увеличении охвата населения банковскими услугами.

На 100 тыс. населения на начало 2014 г. приходится 30 внутренних структурных подразделений. Это выше уровня как развивающихся стран (Бразилия, Мексика, Венгрия, Чехия), так и некоторых развитых (Германия, Финляндия, Нидерланды), однако ниже медианного значения для стран ОЭСР – 33. Одновременно в России следует активнее развивать альтернативные каналы дистрибуции банковских продуктов в виде интернет- и мобильного банкинга.

Характеризуя конфигурацию банковской системы, следует отметить региональные институциональные и функциональные диспропорции. Региональных банков – примерно половина (47%) по числу, но их доля в совокупных активах и капитале незначительна – 11,6 и 17,1% соответственно. Размещение банков по регионам представлено в табл. 12.3. Видно, что в Центральном федеральном округе сосредоточено без малого 60% всех банков, а вместе с Приволжским и Северо-Западным – более 3/4.

Таблица 12.3

Размещение действующих кредитных организаций по федеральным округам по состоянию на 01.01.2014

Федеральные округа

Количество единиц

% к итогу

Центральный

547

59,3

в том числе г. Москва и Московская область

498

54,0

Приволжский

102

11,1

Северо-Западный

70

7,6

Сибирский

51

5,5

Северо-Кавказский

43

4,7

Южный

46

5,0

Уральский

42

4,6

Дальневосточный

22

2,4

Всего по Российской Федерации

923

100,0

Такое асимметричное размещение банков при сопоставлении с численностью населения позволяет судить о степени институциональной насыщенности территорий банковскими услугами. Густононаселенные территории (Приволжский округ, Центральный без учета Москвы) уступили место менее населенному Дальневосточному округу.

Выводы относительно функциональной насыщенности банковскими услугами можно сделать, анализируя интенсивность двух ключевых функциональных направлений деятельности банков – привлечение депозитов и кредитование. Финансовая насыщенность показывает отношение региональных кредитов резидентам (организациям и гражданам) к валовому региональному продукту с коррекцией на среднероссийский показатель. По аналогии строится индекс развития сберегательного дела, показывающий отношение банковских вкладов к денежным доходам населения в регионе в сравнении со среднероссийским уровнем.

Что же мы видим в итоге? Функциональная насыщенность примерно совпадает с институциональной обеспеченностью, лидеры и аутсайдеры практически те же самые. Совокупная обеспеченность регионов банковскими услугами показана на рис. 12.3.

Совокупная обеспеченность регионов банковскими услугами

Рис. 12.3. Совокупная обеспеченность регионов банковскими услугами

Как видно, совокупный индекс выше среднероссийской единицы только в Центральном и Северо-Западном федеральных округах и агломерациях федеральных городов (Москва, Московская область, Санкт-Петербург). Минимальный доступ к совокупным банковским услугам имеет население Северо-Кавказского федерального округа (Ингушетия, Дагестан). Между этими полюсами довольно кучно расположились все остальные регионы – Юг, Сибирь, Дальний Восток.

К факторам, затрудняющим развитие региональных банков, можно отнести:

  • • недостаточную величину собственных средств (капитала) и ресурсной базы;
  • • невысокие темпы накопления капитала в регионе;
  • • недостаток средне- и долгосрочных ресурсов;
  • • ограниченность доступа региональных банков па рынок межбанковского кредитования и к системе рефинансирования ЦБ РФ.

Для гармоничного и сбалансированного территориального развития банковской системы необходимо сформировать импульсы активизации региональных банков.

Рассмотрим российскую банковскую систему с точки зрения ее кластеризации. Национальный банковский сегмент отличает высокая степень фрагментации. Внутри него сложились устойчивые структурные группы, страты и кластеры[1]. Каждая группа характеризуется различными стоимостью ресурсов и доступом к внешним заимствованиям, уровнями ликвидностью и другими параметрами.

Основные банковские кластеры таковы:

  • • банки, контролируемые государством;
  • • банки, контролируемые иностранным капиталом;
  • • крупные частные банки;
  • • средние и малые банки Московского региона;
  • • региональные средние и малые банки;
  • • небанковские кредитные организации.

Возможен и функциональный подход к кластеризации, например клиентские банки с субкластерами расчетных, розничных и диверсифицированных банков; кредитные банки с субкластерами банков, специализирующихся на корпоративном кредитовании и розничном кредитовании; клиринговые банки (расчетные "банки для банков"); кэптивные[2] монобанки; дочерние иностранные банки; банки, специализирующиеся на финансировании внешнеэкономической деятельности; универсальные банки; малые псевдоуниверсальные банки.

Анализ показывает, что около 70% всех активов и капитала концентрируется в государственных и контролируемых нерезидентами банках. Самым мощным кластером является кластер государственных банков. Они же являются и самыми крупными банками. Особый статус и исключительное влияние банков с государственным участием сложились исторически. Помимо 22 банков с прямой государственной собственностью (органов власти всех уровней), еще 16 банков имели замаскированное государственное участие в капитале – через государственные корпорации Агентство по страхованию вкладов (АСВ) и ВЭБ-Банк развития, взаимоучастие других государственных банков, нефинансовые государственные компании. Всего 25 банков с контролем государства (менее 3% общего числа) контролируют половину совокупных активов. Сберегательный банк абсолютно доминирует и в банковской системе, и в кластере собственно государственных банков (его доли – соответственно треть и половина). Треть активов государственных банков приходится на банки группы ВТБ.

В чем заключаются негативные эффекты чрезмерного огосударствления банковской системы? Самый главный – искажение и ухудшение конкуренции. Госбанки, используя административный ресурс, получают необоснованные преимущества при привлечении депозитов, при декапитализации. Очевидной привилегией государственных банков является их свободный доступ к недорогим ресурсам, в том числе через еврооблигации, синдицированные кредиты, средства отечественной промышленной клиентуры, зачастую поддерживаемой государством. Во время кризиса ряду государственных компаний прямо предписывалось обслуживаться в ВТБ или Сбербанке.

Большинство социальных выплат сейчас проходит исключительно через Сбербанк РФ. Государственные банки доминируют и на рынке частных сбережений. Действует и психологический фактор предпочтения населением надежных банков. Их доля на рынке розничных депозитов приближается к 60%, в то время как доля средних и мелких банков не достигает и 6%. Ресурсы населения составляют треть всех пассивов государственных банков.

Доступ государственных банков к недорогим источникам средств, в том числе и к бюджетным средствам, дает ощутимый эффект. По оценке экспертов, разница в стоимости привлечения ресурсов для государственных и частных банков может достигать четырех процентных пунктов. Остальным частным банкам приходится конкурировать между собой высокими депозитными ставками, что чревато наращиванием рисков. Дешевизна и доступность ресурсов позволяют государственным банкам занимать демпинговые позиции в области активных операций. Массив качественных потенциальных заемщиков концентрируется в государственных банках, конкурирующих друг с другом, но не с частными банками. На долю государственных банков приходится свыше 60% всех корпоративных кредитов. В итоге при несправедливой конкуренции в государственном кластере искусственно формируется высокий уровень рентабельности вследствие наличия рентного дохода. Прибыль зачастую используется не на органическое развитие бизнеса, а на профильные, а часто и непрофильные приобретения, в том числе и зарубежные.

Негативные последствия чрезмерное огосударствление имеет не только для банков и их клиентов, но и для самого государства как субъекта управления и надзора. Налицо неполноценность надзора за государственными банками, противоречащего международным стандартам, и явный конфликт интересов в рамках корпоративного управления, ухудшающий эффективность регулирования. Согласно базовому принципу Базельского комитета по банковскому надзору, необходимо полное административное разделение владения и надзора за кредитной организацией в целях минимизирования политического вмешательства в надзор за ней[3]. Статус Центрального банка РФ как контрольного акционера в Сбербанке РФ (50% акций плюс одна акция) рождает очевидный корпоративный конфликт.

В целом гипертрофированное присутствие государства не отвечает концепции рыночной экономики. Более высокие риски независимых частных банков являются источниками потенциальных банкротств при возможных макроэкономических обострениях. Доминирование государственного сектора приводит к более низкой финансовой устойчивости частного сегмента, хотя большое значение имеет и индивидуальный риск-менеджмент в частных банках.

Но даже в неравноправных условиях есть сегменты, где более качественное обслуживание и интересные продукты предлагают частные банки – валютные операции, торговое и экспортное финансирование, специфические парабанковские услуги – факторинг, лизинг, высокотехнологичные ниши (интернет- и телебанкинг). Бо́льшая мобильность, оперативность частных банков, отсутствие директивного кредитования, их клиентская, а не продуктовая ориентированность, основанная на кросс-продажах, дистанционном обслуживании в ближайшее время обострят конкуренцию с государственными банками.

Невозможно оспорить важную роль государственных банков как проводников государственной политики, каналов финансирования государственных инвестиций и государственной поддержки реального сектора. В разумно диверсифицированной но субъектам банковской системе государственные банки должны занимать свою нишу, но она не должна быть гипертрофированной и наносить косвенный ущерб частному сектору. В периоды кризисов государственные банки оказываются наиболее устойчивыми, поэтому через них можно транслировать помощь частным банкам. Очевидно также объективное уменьшение склонности государственных банков к "стадному поведению", принятию чрезмерных рисков.

Рассмотрим кластер банков с иностранным участием. Важным принципом построения банковской системы в современных условиях является защита финансового суверенитета и некоторые ограничения институционального присутствия нерезидентов на национальном рынке. В настоящее время на территории Российской Федерации нет ни одного зарегистрированного филиала иностранного банка, хотя до недавнего времени они имели право функционировать на российском рынке. Запрет на их открытие установлен изменениями в Федеральный закон "О банках и банковской деятельности", внесенными в марте 2013 г. Это обусловлено различными регулятивными требованиями в российском и западном банковском законодательстве.

Гипотетическое присутствие филиала иностранного банка означало бы, что он не подпадает под российскую юрисдикцию, не подлежит регулированию и надзору со стороны Банка России, не обязан резервироваться и страховать риски по российским нормам, предоставлять обязательную отчетность по национальным правилам бухгалтерского учета и пр. Подобные запреты вводят многие страны, обеспечивая тем самым привилегии для национальных банков. При достижении определенного уровня капитализации, институциональной зрелости и способности противостоять рискам, неизбежным при конкурировании с иностранными банками, возможно либерализовать банковское законодательство. Открытие филиалов представляет собой пролонгированную проблему, решение которой увязывается с глобальными перспективами положения России в экономическом миропорядке.

Не имея права открывать филиалы на территории России, нерезиденты присутствуют в банковской системе в виде дочерних банков, их филиалов и представительств иностранных банков. В таком формате эти структуры подлежат регулятивному и надзорному воздействию Банка России. Деятельность нерезидентов в Российской Федерации регламентируется Положением Банка России от 23 апреля 1997 г. № 437 "Об особенностях регистрации кредитных организаций с иностранными инвестициями и порядке получения предварительного разрешения Банка России на увеличение уставного капитала зарегистрированной кредитной организации за счет средств нерезидентов". Для создания кредитной организации с иностранными инвестициями требуется предварительное разрешение Центрального банка РФ. Российские законы запрещают иностранным банкам вести деятельность без представительств, через аффилированные лица, т.е. работать вне официального правового поля и уходить таким образом от российского банковского контроля. Важны и такие нюансы, обеспечивающие доминирующее значение принимающей стороны, как доля российских граждан, работающих в дочерних банках. Она должна составлять не менее 75% общей численности работников. Дочерняя кредитная организация иностранного банка может открывать свои филиалы на территории Российской Федерации.

Из 999 банков, действующих на начало 2014 г., 251 банк так или иначе находится под контролем иностранцев. Это более четверти всех банков. Почти половина из них – банки с ведущим иностранным участием в уставном капитале: 46 банков – с долей нерезидентов свыше 50%, 76 банков со 100%-ным участием. Следует, однако, учитывать, что в ряде банков на решения, принимаемые нерезидентами, существенное влияние оказывают резиденты РФ. Таких банков сейчас 26.

Банки с иностранными инвестициями расположены в 37 субъектах Федерации, в том числе 159 банков, или 2/3 от их общего количества, расположены в Москве и Московской области. Ограничения по участию нерезидентов таковы. Квота иностранного участия в совокупном капитале банков РФ устанавливается Советом директоров Банка России. До 2001 г. она составляла 12%. При переговорах по ВТО для инвестиций после 1 января 2007 г. установлена квота 50%. Фактически же доля участия нерезидентов составляет 27%, а без учета банков, существенно контролируемых резидентами РФ, – 23,0%. Сильно увеличившись с середины 2000-х гг., иностранная доля после кризиса стабилизировалась. Схожая динамика и у инвестиций нерезидентов в уставные капиталы действующих банков.

С 2007 г. поправками в законы "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" и "О банках и банковской деятельности" упрощено вхождение в капитал российских банков иностранных инвесторов, уравненных в правах с российскими инвесторами. При приобретении более 10% акций банка действует разрешительный порядок (первоначально предполагалась норма 10%). При приобретении от 1 до 10% акций банка действует уведомительный (без согласия Центрального банка) порядок.

Разрешение работать на территории России нерезидентам в формате дочерних компаний и их филиалов означает реальную интеграцию банковской системы в мировое банковское сообщество. Через эти банки транслируются иностранные инвестиции, оказываются банковские услуги, реализуются различные продукты, осуществляются расчеты и операции с ценными бумагами. Помимо этого, российские первоклассные заемщики могут напрямую кредитоваться и проводить расчеты через глобальные банки, хотя они и не имеют права открывать здесь филиалы.

Банки-нерезиденты работают в розничном сегменте, в привлекательных корпоративных нишах. Например, в современный интеграционный тренд вписывается выход на российский рынок иностранных небанковских групп в партнерстве с работающими здесь банками. Автомобильный альянс "Renault-Nissan" создает в Российской Федерации банк совместно с "Unicredit Group", а российская дочерняя компания этой группы (Юникредит-банк) является партнером автопроизводителя в России. Французская "Auchan Group" и банковская группа "Credit Europa" совместно создают банк для работы в российских розничных сетях "Ашан", "Леруа Мерлен" и "Декатлон". Российским дочерним компаниям иностранных банков участие в таких совместных предприятиях обеспечивает каналы продаж, расширяет доступ к клиентской базе.

В целом, банковский сегмент, контролируемый нерезидентами, охватывает свыше четверти всех активов, в нем сосредоточено 27% всего капитала. Иностранные банки стабильно концентрируют треть всей прибыли банковской системы. Это несколько выше, чем их доля в капитале и активах, и отражает, как правило, более эффективный финансовый менеджмент. Это объясняется более низкой стоимостью привлечения средств вследствие широкого доступа к мировым рынкам и ресурсам материнских компаний. Половина участников рейтинга The Banker Топ-10 банков по рентабельности активов – это банки с иностранным капиталом.

Со стратегических позиций наличие кластера банков с иностранным участием в национальной банковской системе закономерно и оправдано; их функционирование служит источником новых банковских продуктов, идей и технологий. Как было показано, деятельность банков-нерезидентов не выходит за рамки принятых при вступлении в ВТО ограничений. Доля нерезидентов закрепилась на уровне 26–27% и вряд ли кардинально увеличится в ближайшем будущем. Это объясняется проблемами в Европе, заставляющими реструктурировать банковский бизнес и избавляться он неприоритетных направлений, каким представляется работа в России.

Оценивая присутствие нерезидентов в национальной банковской системе, имеет смысл рассмотреть зеркальную позицию – экспансию российских банков за рубежом. Как правило, страны придерживаются принципа взаимной симметрии, когда разрешения открывать банковские филиалы даются центральными банками синхронно и отражают степень взаимного доверия и сотрудничества. Деятельность филиалов российских банков за рубежом регламентируется

Инструкцией Банка России от 24 августа 1998 г. № 76-И "Об особенностях регулирования деятельности банков, создающих и имеющих филиалы на территории иностранного государства". Эта деятельность носит разрешительный (не уведомительный) характер. В настоящее время за рубежом представлены 6 филиалов и 44 представительства действующих банков.

Право открывать дочерние компании российских банков зарубежом регламентируется Положением Банка России от 4 июля 2006 г. № 290 П "О порядке выдачи Банком России кредитным организациям разрешений, предоставляющих возможность иметь на территории иностранного государства дочерние организации". Это право дается банкам, представившим экономически обоснованный проект создания дочерней организации. С формальной точки зрения это банки с генеральной лицензией, участники системы страхования вкладов граждан в банках, с соответствующим уровнем капитала, без претензий к ним со стороны Банка России, бюджета, внебюджетных фондов. Выдача разрешений на участие в уставном капитале банка в офшорных зонах требует двустороннего соглашения Банка России с органом банковского надзора в стране местонахождения офшора. Многие крупные российские банки (Альфа-банк, ВТБ, Банк Москвы, ВЭБ, Газпромбанк и пр.) имеют в ближнем и дальнем зарубежье дочерние банки практически со 100%-ной долей участия.

Такова нынешняя институциональная конфигурация банковской системы России. Будучи ведущим звеном в национальной финансовой системе, банковский сектор значительно отстает от развитых стран. Российские банковские активы (1,8 трлн долл.) составляют всего 1% мирового объема.

В США активы каждой из трех ведущих банковских групп составляют 2 трлн долл. Активы самого крупного банка в мире – Промышленного и коммерческого банка Китая (ICBC) – к концу 2013 г. составили 3,1 трлн долл. США, ч то в 1,7 раза превышает совокупные активы банковского сектора РФ. Сопоставимым с Российской Федерацией объемом активов (по 1,9 трлн долл.) располагают американский банк Citigroup Inc и японский банк Mizuho Financial Group, занимающие 14-ю и 15-ю строчки рэнкинга. Средняя величина активов банков в России составляет 1,8 млрд долл. США, в Бразилии – 9 млрд долл., в Индии – 3,3 млрд долл., в Китае – 14,5 млрд долл., в Чехии и Польше – свыше 5 млрд долл., в Великобритании – свыше 35 млрд долл. США.

Учитывая положение России как страны с догоняющим типом развития, порождающим эффект низкой базы, следует отметить активную динамику развития банковской сферы. За последние десять лет (2004–2013 гг.) ее активы выросли в 8 раз, в отношении к ВВП – в 2 раза, капитал – в 7, кредитный портфель – в 10 раз. После естественного кризисного спада показатели развития экономики и банковской системы стали постепенно восстанавливаться в 2009–2010 гг. Быстрые темпы активов и капитала банков за весь период опережали темпы валового выпуска, что привело к росту их соотношения с ВВП. Банковский сегмент становится более адекватным объемам российской экономики (рис. 12.4).

Однако при убедительной динамике банковские активы в относительном выражении (как и в абсолютном) отстают не только от развитых стран, но и от стран из группы сходных национальных экономик. В России отношение активов банковского сектора к ВВП составляет 88%, тогда как, например, в Евросоюзе приближается к 300%. Из стран группы БРИКС этот уровень сопоставим лишь с Индией и уступает уровню Южной Кореи, Бразилии и Китая (180-200%)[4]. То же наблюдается и в отношении капитала. Совокупный капитал российских банков составляет около 10% ВВП, а в Бразилии, Австрии он превышает 30% валового продукта.

Ключевые показатели банковского сектора РФ

Рис. 12.4. Ключевые показатели банковского сектора РФ

Институциональная слабость банковского сегмента проявляется в том, что в России треть населения не имеет доступа к банковским услугам. В рейтинге Visa по выборке из 62 стран по доле населения (предприятий), пользующихся банковскими услугами, Россия занимает 43-е (42-е) места соответственно. В США доля неохватываемого банками населения составляет 12%, в Евросоюзе – 18% населения. Вообще никогда не брали кредитов 51% россиян. Житель крупного российского города в среднем является клиентом трех банков, на него приходится приблизительно 3,3 банковского продукта, но без зарплатных и дебетовых карт и платежей за разнообразные услуги – меньше двух продуктов. А на развитых западных рынках у лидирующих банков на клиента приходится 5–6 продуктов. Плотность банковского обслуживания составляет чуть больше 30 точек на 100 тыс. населения.

Несмотря на то что с 2006 г. Россия удвоила число банкоматов и утроила число POS-терминалов, она занимает по их количеству на 10 тыс. человек соответственно 18-е и 43-е место. По уровню развития бесконтактных и мобильных платежей Россия стоит лишь на 36-й позиции. Пользователи интернет-банкинга составляют только 14% общего числа пользователей Интернета в России (в США – 45%, в Польше – 50%, во Франции, Канаде – 60%). Только 8% банковских платежей совершается гражданами через Интернет.

Отдельной проблемой банковской системы являются ее недостаточная капитализация, т.е. масштабы и, самое главное, качество собственного капитала банков. Уровень капитализации чрезвычайно важен в качестве оценки финансовой устойчивости банковской системы. Собственные средства (капитал) российских кредитных организаций последовательно растет – с 2,7 трлн руб. на начало 2008 г. он вырос до 7,0 трлн руб. на начало 2014 г. Это составляет 10,6% ВВП и 12,1% совокупных активов банковской системы. Па рис. 12.5 показана степень концентрации капитала. Банков с капиталом свыше 1 млрд руб. насчитывается больше трети от общего числа, но они концентрируют почти весь капитал (96,4%) банковской системы. Доля банков с капиталом свыше 300 млн руб. составляет 99%.

Структура банковского капитала

Рис. 12.5. Структура банковского капитала

Банк России как регулятор банковской системы последовательно повышает требования к минимальному размеру капитала. С действующих 180 млн руб. он увеличится до 300 млн руб. с 2015 г. Хорошо ли это? Однозначно это трактовать нельзя. Хорошо известно выражение "too big to fail" (слишком велик для краха) по отношению к гигантским малоэффективным банковским структурам, которые невозможно обанкротить без ущерба для общества. Зачастую именно небольшие банки высококонкурентны и жизнеспособны. Новые требования по капиталу поставят их перед необходимостью консолидации (объединения, слияний), протекающей нередко весьма болезненно. В ряде стран с высокоразвитой банковской системой существует довольно либеральный подход к минимальному уровню капитала банков (табл. 12.4).

Главная проблема заключается не в абсолютных размерах капитала, а в способности банковской системы с его помощью противостоять рискам. Индикатор этой способности – коэффициент достаточности капитала, рассчитываемый по особому алгоритму. В России он составляет 13,2% к активам, взвешенным по степени риска, и ненамного уступает усредненному значению в группе стран G20 (14,7%). Близки к России по этой позиции Китай, Франция, Индия, Италия, Корея, Япония (табл. 12.5).

В России банки лишь после кризиса, с некоторым запозданием, стали наращивать капитальную подушку. Фактический показатель достаточности банковского капитала до сих пор не достиг докризисных значений. Если рассматривать достаточность капитала в разрезе банковских кластеров и в группировке по величине активов, то выглядит закономерным более высокий уровень достаточности капитала в средних и малых региональных банках и небанковских кредитных учреждениях. Они более рискуют и, соответственно, накапливают капитальный буфер. Таким образом, в банковской системе наблюдается закономерность: чем выше размер активов банка, тем относительно ниже достаточность капитала. Это объясняется большей устойчивостью крупных банков и объективно меньшими рисками их деятельности.

Таблица 12.4

Минимальный размер уставного капитала в национальных банковских системах[5]

Образования и страны

Требования к размеру минимального капитала банков

Евросоюз

5 млн евро

США

От 25 тыс. до 270 млн долл. США (требования устанавливают правительства штатов)

Россия

С 2010 г. – 3 млн долл. США, с 2012 г. – 6 млн долл., с 2015 г. – 9 млн долл. США

Нигерия

13 млн долл. США

Мексика

5 млн долл. США

Шри-Ланка

С 2013 г. – 36 млн долл., к 2015 г. – 45 млн долл. США

Пакистан

175 млн долл. США

Вьетнам

235 млн долл. США

Таблица 12.5

Показатели достаточности капитала банков в регионах мира, %[6]

Регион

Среднее значение

Медиана

Развитые страны

14,8

15,1

Центральная и Восточная Европа

16,4

16,7

Страны СНГ

19,6

17,7

Развивающиеся страны Азии

17,5

17,2

Средняя Азия и Северная Африка

17,4

15,5

Страны Африки к югу от Сахары

16,2

14,7

Политика в области банковского капитала предполагает достижение российскими банками (и банками других стран) международных стандартов, которые вырабатывает Базельский комитет по регулированию и методам надзора за банками, состоящий из представителей центральных банков 12 развитых стран. Мировому банковскому сообществу с 1988 г. были представлены три стандарта: Базель-I (стандарт достаточности капитала), Базель-II "Международная конвергенция капитала и стандартов капитала: уточненные подходы", в котором содержатся требования к организации стандартизированного риск-ориентированного подхода, усилению надзора и рыночной дисциплины, и Базель-Ш. Следует сказать, что требования достаточно жесткие. Например, стандарт Базель-II в полном объеме не введен ни в одной стране.

Стандарт Базель-III – это новые стандарты работы банков с учетом уроков финансового кризиса 2008 г. По общемировым правилам в фазе экономического роста банки должны создавать запасы капитала сверх регулятивного минимума (буферный и контрциклический элементы). С 2015 г. доля капитала первого уровня в общем объеме минимально необходимого капитала банкам увеличена с 4 до 6%, а с 2019 г. – до 9%. Доля наиболее качественного (способного полностью поглощать убытки) акционерного капитала в капитале первого уровня поднята с 2 до 4,5%. С 2016 г. постепенно будет создаваться резервный буферный капитал первого уровня в размере дополнительных 2,5%, что фактически поднимает коэффициент достаточности капитала первого уровня до 8,5%. Минимально необходимый уровень общей достаточности капитала сохраняется на уровне 8% активов банка, взвешенных по уровню риска, но де-факто, с учетом капитального буфера, достигнет 10,5%.

Эти требования достаточно жесткие. Ведущим мировым банкам на докапитализацию потребуется аккумулировать к 2018 г. минимум 3 трлн евро для соответствия новым требованиям. В России нормативы достаточности капитала в Российской Федерации были изначально выше, чем в Европе: 10–11 против 8% по стандарту Базель-I. При внедрении в России стандарта Базель-III планки базового и основного капитала могут быть на 25% выше, чем в мире, т.е. 5,6 и 7,5%. Новые расчеты введены с апреля 2013 г.

Готова ли российская банковская система к новым правилам? По правилам системы страхования вкладов, критичной считается достаточность капитала в 15%. Сейчас достаточность капитала российских банков в целом по системе – 13,2%. Минимальным требованиям к достаточности капитала первого уровня соответствуют 99% российских банков. Если брать усложненные требования с учетом буфера по капиталу в размере 2,5%, которые предлагается вводить не сразу, а с 2016 г., то даже этим требованиям соответствуют более 90% российских банков.

Основной целью развития банковского сектора на среднесрочную перспективу является активное участие в модернизации экономики на основе существенного повышения уровня и качества банковских услуг, предоставляемых организациям и населению, и обеспечения его системной устойчивости. Достижение этой цели – необходимое условие развития российской экономики и повышения ее конкурентоспособности на международной арене за счет диверсификации и перехода на инновационный путь развития.

Стратегическая задача развития банковской системы изменение модели ее развития, переход к преимущественно интенсивному типу. В прежней экстенсивной модели многие банки ориентировались на краткосрочные результаты деятельности, зачастую проводили агрессивную рискованную политику. Это негативно повлияло на их устойчивость, что особенно остро проявилось в условиях кризиса. Стала очевидной необходимость решительного перехода к модели развития банковского сектора, характеризующейся приоритетом качественных показателей деятельности и ориентацией на долгосрочную эффективность.

Предусматривается принять меры, направленные:

  • • на создание условий для развития конкуренции в банковском секторе и на финансовом рынке в целом, а также на повышение конкурентоспособности российских банков и системной устойчивости банковского сектора;
  • • повышение качества и расширение возможностей потребления банковских услуг населением и организациями, в том числе в удаленных и труднодоступных регионах;
  • • внедрение современных банковских и информационных технологий, упрощение и расширение перечня инструментов кредитования малого бизнеса;
  • • предотвращение вовлечения банков в противоправную деятельность, прежде всего по легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

Главной целью должно стать сохранение стабильно функционирующей банковской системы при любом сценарии развития внешней среды. Очевидно, что по мере решения внутренних проблем банковская система будет все более зрелой и активной частью российской национальной экономической системы.

  • [1] Кластер (англ. duster) – это концентрированная группа взаимосвязанных банков, взаимодополняющих друг друга и усиливающих конкурентные преимущества отдельных банков и кластера в целом.
  • [2] Кэптивный банк (от англ. captive – пойманный, пленный) – вид кредитной организации, созданной финансово-промышленной группой или частными лицами для обслуживания своих интересов. Кэптивные банки используются для перераспределения средств в рамках группы взаимосвязанных компаний, а получение прибыли зачастую становится второстепенной задачей.
  • [3] См.: О рекомендациях Базельского комитета по банковскому надзору "Принципы совершенствования корпоративного управления" // Вестник Банка России. № 7 (1325). 15 февраля 2012 г.
  • [4] Уровень активов банков в России (88%) сопоставим с США (83%), однако следует учитывать, что США по типу финансовой системы является не банковской, а фондово ориентированной страной.
  • [5] Сост. по материалам Ассоциации российских банков.
  • [6] Сост. по материалам МВФ.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >