Педагогический опыт Спарты и Афин

Среди городов-полисов Эллады особо выделялись республиканские Афины и авторитарная Спарта. Эти государства не только представляли различные политические системы, но и во многом олицетворяли противоположные принципы воспитания и обучения.

Главным предназначением воспитания свободных людей в Спарте являлась подготовка мужественных и преданных городу-государству людей. Воспитание полноправных граждан Лакедемона преследовало по преимуществу цель готовить членов военной общины. Новорожденных осматривали старейшины (эфоры). Судьба болезненных младенцев неясна. Некоторые источники уверяют, будто их лишали жизни. Во всяком случае, такие дети росли вне системы военного воспитания. До семи лет спартанцы воспитывались в семье на попечении нянек-кормилиц, которые славились своим уменьем на всю Элладу. Затем наступало время, когда полис брал на себя воспитание и обучение подраставших спартанцев. Сроки такого воспитания были весьма продолжительными и делились на три этапа: с 7 до 15 лет, с 15 до 20 лет, с 20 до 30 лет.

На первом этапе дети поступали под начало воспитателя – пайдонома. Они вместе жили, учились, приобретали минимальные навыки чтения и письма. Физическая подготовка, закаливание были чрезвычайно насыщенными. Воспитанники всегда ходили босиком, спали на топких соломенных подстилках. В 12-летнем возрасте суровость воспитания еще более ужесточалась. Во всякое время года верхней одеждой подросткам служил легкий плащ. Их приучали к немногословию. Любой намек на красноречие презирался. В ходу были и наказания, но они носили, скорее, символический смысл. Например, провинившегося кусали за большой палец. Мальчиков 14-летнего возраста посвящали в эйрены – члены общины, получавшие определенные гражданские права. Во время инициации подростка подвергали болезненным испытаниям, в частности публичной порке, которую следовало выдерживать без стонов и слез. Эйрены являлись помощниками пайдономов в физической и военной муштре остальных подростков. В течение года эйрены проходили испытания в военных отрядах спартиатов. К минимальному обучению грамоте добавляли музыку и пение, которые преподавались несколько более тщательно. Приемы воспитания становились еще суровее. Подростки и юноши должны были, например, сами добывать еду. Попавшегося на воровстве жестоко били плетьми, но не за то, что украл, а потому, что потерпел неудачу. К 20 годам эйрен получал полное вооружение воина и затем, еще в течение десяти лет, постепенно приобретал статус полноправного члена военной общины. Все это время не прекращались военная подготовка, воспитание немногословного, без дурных наклонностей воина. К порокам, однако, не относили, например, никак и ничем не ограниченную половую жизнь. Зато резко осуждалось и пресекалось пьянство. Чтобы уберечь молодежь от пьянства, устраивались своеобразные "уроки трезвости", когда рабов заставляли напиваться, чтобы молодые спартанцы могли воочию убедиться, сколь непригляден и отвратителен пьяница.

Воспитание девочек и девушек мало отличалось от мужского. Оно состояло по преимуществу из физических и военных упражнений с диском, копьем, дротиком, мечом. В столь же малом объеме давалась общеобразовательная подготовка. Таким же вольным, как у юношей, было сексуальное поведение.

Состав педагогических идей Спарты оказался весьма скудным. Гипертрофированная военная подготовка, фактическое невежество молодого поколения – таким выглядел результат одного из первых в истории опытов государственного воспитания. На древе человеческой цивилизации спартанские культура и воспитание оказались малоплодородной ветвью. Не случайно Спарта не дала ни одного сколько-нибудь крупного и яркого мыслителя или художника. Впрочем, не весь педагогический опыт Спарты оказался забыт. Традиции физического воспитания, закаливания подрастающего поколения стали предметом подражания в последующие эпохи.

Иначе, чем в Спарте, понималось и строилось воспитание и обучение в Афинах. Здесь впервые в античном мире человек осознал собственную индивидуальность. Политический деятель Перикл (ок. 490–420 до н.э.) на похоронах афинян, погибших в битве со спартанцами, провозглашал, что теперь каждый гражданин Афин может сказать, что он – личность. Впечатляющими оказались результаты образования. Свободные афиняне V в. до н.э. могли гордиться тем, что среди них не было неграмотных. Идеал пайдейи в Афинах сводился к многозначному понятию – совокупности добродетелей (калогатия). По сути, речь шла о всестороннем формировании личности, прежде всего с развитым интеллектом и культурой тела. Считалось, что стремиться к подобному идеалу вправе лишь свободный и имущий гражданин Афин. Если воспитание спартанцев пронизывала идея жестокости, то у афинян – идея личной независимости. Указывая на это различие, Перикл говорил: "Воспитывая, спартиаты готовят мужественных молодых людей. Но мы с нашей жизнью без принуждения нс уступаем им и, если нужно, готовы к грозным сражениям".

Организованное воспитание и обучение пронизывал принцип соревнования (агопистика). Дети, подростки, юноши постоянно состязались в гимнастике, танцах, музыке, словесных спорах, самоутверждаясь и оттачивая свои лучшие качества.

Вес афиняне получали домашнее воспитание. Сыновья свободных граждан обычно воспитывались в семье до 7 лет. Затем за мальчиками из состоятельных семей присматривал особый раб – педагог, (дословно "поводырь"). Воспитателем часто оказывался самый бесполезный в хозяйстве раб. Так что нередко педагог был носителем далеко не лучших свойств, которые порою усваивал и его подопечный. После семи лет мальчики свободных граждан получали возможность учиться в частных учебных заведениях. Существовало несколько типов подобных заведений. Начальное образование давали мусические школы и палестры (гимнастические школы). В мусических школах учились дети 7–16-летнего возраста, в гимнастических школах – 12–16-летние подростки. Обычно учащиеся посещали одновременно оба типа указанных заведений. Мусическая школа давала по преимуществу литературное и музыкальное образование с элементами научных знаний. Альфой и омегой программы было изучение поэм Гомера. Обучение в мусической школе носило синкретический характер. Например, гекзаметры "Илиады" и "Одиссеи" произносились нараспев под музыкальное сопровождение (игра на струнном инструменте – кифаре). Кстати, меньшая популярность в Афинах духовых инструментов объясняется именно тем, что их нельзя было использовать при мелодекламации. Постигались также азы математики, прежде всего четыре арифметических действия. В гимнастических школах занимались развитием культуры тела. Ученики интенсивно занимались бегом, борьбой, прыжками, метанием диска, копья, фехтованием. Все это было необходимо будущим воинам. Пеший тяжеловооруженный воин во время сражений делал частые перебежки, вступал в единоборство с врагом, пользуясь копьем и мечом. Такому воину полученная в палестрах подготовка была необходима. Следующей ступенью образования после мусической и гимнастической школ могли стать общественные учреждения – гимнасии. В гимнасиях совершенствовались в образовании юноши 16–18 лет. Акцепт делался на упражнениях, укрепляющих и развивающих тело. Одновременно оттачивались и умственные способности. В гимнасии всегда можно было послушать популярного политика или философа. Вершиной воспитания и образования считалось пребывание 18–20-летних юношей в эфебии – общественном учреждении, где находившиеся на службе у государства преподаватели учили военному делу: верховой езде, стрельбе из лука и катапульты, метанию дротика и пр. У эфебов была особая форма одежды – широкополая шляпа и черный плащ (хламида). Эфебию надлежало посещать всем свободным гражданам. Молодежи привилегированных слоев адресовалось набиравшее силу на рубеже V– IV вв. до н.э. так называемое новое образование. Его давали мудрецы, которые обучали философии, астрономии, геометрии, естественным наукам, юриспруденции, риторике, поэтике, прививали вкус к утонченным беседам. В результате развития нового образования возникли два типа научнообразовательных центров: риторические школы, где готовили ораторов, занимались точными и естественными науками, и философские школы, где обсуждались прежде всего мировоззренческие проблемы.

Более скромный характер носило женское образование и воспитание. Афинская традиция предусматривала для девочек и девушек вплоть до замужества исключительно домашнее воспитание. В семье они получали элементарные навыки чтения и письма, музыкальную подготовку. Ведя затворническую жизнь, девочки и девушки появлялись на людях весьма редко, например во время религиозных церемоний. По суждениям афинян, женщина не могла претендовать на обладание упомянутой "совокупностью добродетелей". Ее уделом оказывалась подготовка к ведению домашнего хозяйства.

Заметным неформальным средством воспитания афинских граждан была общественная жизнь, в частности театр. Обращая внимание на это обстоятельство, Аристотель писал, что трагедия обладает силой воздействия на аудиторию для принятия лучшего образа действий и способна расположить к правильным действиям или, по крайней мере, предотвратить неправильные.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >