Образование и педагогические идеи в Риме

Синтез эллинских и римских педагогических идей

Рим и древние эллинские цивилизации многое роднит в идеях воспитания: помещение свободной личности в центр мироздания, явно выраженный рациональный взгляд на человека, приверженность семейной педагогике, трактовка многобожия как модели земной жизни. Римляне, как и эллины, помышляли об активной общественной деятельности. Вот почему приоритеты отдавались гражданскому воспитанию. Особая роль в формировании личности юных римлян отводилась домашнему обучению и воспитанию. По сути, произошло слияние эллинских педагогических традиций и римских взглядов на воспитание. При этом они дополняли друг друга: римское воспитание акцентировало на практической подготовке семьянина и гражданина-воина, а греческое – несло дух моральной ответственности, нравственного само- совершенства.

Уже на заре римской цивилизации греческая образованность почиталась как эталон. По уверениям римских авторов, первым царям вечного города было дано "прекрасное образование по греческим образцам". Со II в. до н.э. на организацию обучения большое влияние оказывала традиция эллинистических центров. Вместе с тем педагогические идеи Греции и Рима при всей общности и преемственности существенно различались. Корневым отличием, вероятно, следует считать несходство идеалов личности, которые предложены этими цивилизациями. Если в Афинах сформулирован идеал прежде всего эстетического, художественного воспитания, то в древнем Риме – деятельного и рационального члена общества.

Философско-педагогическая мысль

Становление философской мысли, в недрах которой развивалась педагогика в Риме, происходило под сильным и непрерывным влиянием эллинской традиции. От этой традиции отталкивались ее критики и сторонники. При этом были выдвинуты оригинальные педагогические идеи.

Педагогика в Риме никогда не теряла самобытности. При заметном внимании к семейному воспитанию и признании важности как общественных, так и частных учебных заведений эти идеи имели практическую направленность – подготовка сильных, волевых, дисциплинированных граждан. Из программы воспитания беспощадно исключали изящные искусства – музыку и пение, ибо, как полагали многие римляне, они "побуждают более мечтать, нежели действовать". Девиз "польза" можно назвать главным в римском воспитании и обучении, основной целью которых было обеспечить определенную карьеру, будь то военное дело или искусство оратора. В педагогических идеях Древнего Рима не могли не сказаться особенности этой цивилизации. Педагогика и образование выстраивались под воздействием непрерывных завоевательных войн (V–I вв. до н.э.). Так что ориентирами в воспитании и обучении свободных граждан считались решимость, мужество, дисциплинированность, осторожность и умеренность.

Один из первых представителей римского просвещения Катон Старший (234–149 до н.э.), будучи эллинофобом, тем не менее опирался на греческие каноны при составлении программы полноценного образования. Одновременно Катон опасался разлагающего влияния иноземных наставников, которые могут увести молодежь с верного жизненного пути, и та предпочтет слова делам и оружию. Катон особенно настаивал на консервации традиции домашнего воспитания. Он сам обучал сына грамоте, законам, гимнастике. Хотя Катон владел образованным рабом, которому можно было поручить обучение сына, он не прибег к его услугам ("не подобает рабу бранить моего сына"). В присутствии ребенка Катон избегал непристойных выражений. Он охотно играл с детьми.

Традиции римского и греческого воспитания отразились во взглядах мыслителя и политика Марка Тулия Цицерона (106–43 до н.э.). Цицерон перевел греческое понятие пайдейя на латинское humanitas, придав ему значения: образование, "проявление благородства, доброго отношения к людям, человечности", воспитанности, хороших манер и т.д. Цицерон рассматривал душевную жизнь как сложный поток меняющихся состояний. Человека толкают к гибели вспыльчивость, жадность, похоть, помутнение разума. Но есть силы, которые дают надежду и препятствуют его гибели: это – всепобеждающий разум и чувство благоразумия. Поощрять развитие таких сил прежде всего должна семья, полагал философ. Цицерон видел предназначение философии в объединении всех паук, необходимых для образования и воспитания. Ключевой для Цицерона была связь обучения и воспитания. Образованность есть одновременно и высокая нравственность, ибо только те, кто приобщен к наукам, облагораживают душу. Задача образования – инициировать добровольную нравственную готовность выполнять обязанности гражданина. Педагогический оптимизм, надежды Цицерона на образование как лекарство от нравственных язв, впрочем, не были беспредельными. Полноценного образования достойны немногие, говорил Цицерон, большинство же нуждается лишь в "хлебе и зрелищах".

Римская философия и педагогическая мысль достигли расцвета в I–II вв. Крупный греко-римский мыслитель этой эпохи Плутарх (ок. 45 – ок. 127) с особым вниманием относился к вопросам воспитания и обучения в семье. Его супруга отказалась от няньки и кормилицы и сама кормила и пеленала своих детей. Плутарх советовал избегать жестоких наказаний. По его словам, бить ребенка означало "подымать руку на святыню". В трактатах последователей Плутарха повторяются его советы проявлять мягкость к "благонравным детям", оставаться матерям воспитательницами собственных детей, выдвинуты идеи обучения в духе требований образованного римского общества, т.е. давать "беглое" знание наук.

Видный представитель философско-педагогической мысли Рима начала I в. – Луций Сенека (4 до н.э. – 65 н.э.). Проблемы воспитания изложены им в "Письмах на моральные темы" и "Нравственных письмах к Луцилию". По сути, Сенека полемизировал с Цицероном в вопросах воспитания, подвергнув сомнению нравственно воспитывающие функции государственного образования, критикуя формализм школы, которая воспитывает "ум, но не душу". "Мы учимся не для жизни, а для школы", – писал Сенека, осуждая отрыв организованного обучения от нравственных нужд человека. Он считал, что образование должно создавать самостоятельную личность ("пусть говорит он (ученик) сам, а не его память"). "Лишь одно делает душу совершенной: незыблемое знание добра и зла", – писал философ, полагая, что воспитатель всегда должен помнить о необходимости движения к такой идеальной нравственной "норме" путем назидательных бесед с наглядными примерами из жизни и истории. Задачи педагогики Сенека определял как "направление по пути морального самосовершенствования" и научение "отцов тому, как должны они воспитывать своих детей". Им высказаны меткие замечания относительно принципов и способов воспитания и обучения: "Мы лучше всего научаемся сами, обучая других", "Результат достигается скорее примером, чем наставлением" и пр. Исходя из своего понимания нравственности, Сенека не считал каноном образования семь свободных искусств. Он писал: "Ты желаешь знать, что я думаю о свободных науках и искусствах. Ни одно из них я нс уважаю, ни одно не считаю благом, если плод его – деньги... Пролагается ли дорога к добродетели объяснением слогов?"

Яркая фигура римской философско-педагогической мысли – Марк Фабий Квинтилиан (42 – ок. 118). Его главный труд – "Ораторское образование". Из 12 книг трактата наиболее известны две: "О домашнем воспитании мальчика" и "О риторическом обучении". Адвокат и оратор, Квинтилиан черпал свои идеи из греко-римского культурного наследия. Он пытался дать новую жизнь идеям античной педагогики о главенстве общественного воспитания, необходимости внимания к нуждам школы и учителей как представителей государства ("политических фигур"). Размышляя о природе человека, Квинтилиан высказывал уверенность в положительных основах человеческой натуры, но не считал, однако, такие свойства единственными (дети "от природы склонны к худшему"). Побороть дурные наклонности помогает воспитание. По убеждению философа, чтобы достичь педагогических результатов, необходимо соединить природную доброту человека и воспитание, так как эти начала не могут существовать раздельно. Квинтилиан верил, что воспитание может формировать свободного человека. Дети – "драгоценный сосуд", с которым надо обращаться бережно и уважительно. Здоровое семейное воспитание должно беречь детскую психику, не допускать присутствия детей в "неблагопристойных местах". Он утверждал, что при воспитании нельзя прибегать к физическим наказаниям, ибо битье подавляет стыдливость, развивает рабские качества. Ввиду важности свободного воспитания необходимо тщательно выбирать няньку для младенца, которой следовало обладать достойными нравственными качествами. Учитель должен заменять ученик}' отца, приучать питомца мыслить и действовать самостоятельно. Квинтилиан делал упор на полезном для общества образовании. Педагогическую цель он видел в серьезной подготовке к исполнению гражданских обязанностей. Мыслитель ратовал за доступность образования, полагая, что все римские граждане достойны получать образование. Он убежден был в созидательных возможностях обучения, считая, например, что ученики-тупицы – на совести педагогов. По его мнению, "дети одарены памятью, которая нужна для изучения любой науки", что прилежание учеников "зависит от доброй воли, а последнюю нельзя вызвать путем принуждения". Квинтилиан отдавал предпочтение организованному обучению по сравнению с домашним ("свет хорошей школы лучше одиночества семьи"). Он, например, утверждал, что дух соревнования, честолюбия в процессе обучения "зачастую бывает причиной добродетелей". Тем не менее Квинтилиан полагал, что нравственное становление личности предпочтительно в условиях семейного воспитания: "Нравственность детей будет в большей безопасности вне толпы товарищей". На первой ступени образования, при домашнем обучении, как думал Квинтилиан, надо было определенным образом организовать учебно- воспитательный процесс. Следовало выбирать кормилицу с правильным произношением и оберегать от домашних учителей-полузнаек. До 7 лет ребенок должен был овладеть начатками латинской грамматики и частично греческой грамматикой (предлагалось начинать с иностранного языка, поскольку в таком случае затем лучше усваиваются правила родного языка). В ходе домашнего обучения необходимо пробуждать интерес "похвалой" и "забавами", чтобы "ребенок не возненавидел ученье, соблюдая, однако, определенную меру" ("золотую середину"). В программу первоначального школьного обучения включался ряд предметов. На первом месте стояли занятия грамматикой и стилем, мораль, начала математики, музыка. Обширная программа предлагалась в грамматической школе. Здесь изучали одновременно несколько учебных дисциплин, не заботясь об обязательном совершенном овладении ими; центральным предметом называлась грамматика. Вершиной образования определялось овладение в риторической школе искусством публичного оратора: "Мы воспитываем совершенного оратора, которым может быть только добродетельный муж, так что от него требуются не только исключительные способности к красноречию, но и все душевные доблести". "Поэтами родятся, а ораторами становятся", – пишет Квинтилиан, замечая, что достичь желаемого высокого педагогического результата можно с помощью определенной системы. Как замечал Квинтилиан, подготовка публичного политика требует знания многих наук. В риторической школе основным предметом провозглашалась риторика. На занятиях преподавателю было рекомендовано, например, читать сочинения с заведомыми просчетами в стиле, замечать и исправлять которые должны были сами учащиеся. Обучение следовало вести индуктивным путем – от простого к сложному, на основе работы памяти. Предлагался ряд приемов мнемонического характера для развития точной памяти. Таков, например, "топологический прием", когда реальное или воображаемое помещение делилось на несколько десятков мест для запоминания.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >